Аномалии родительской любви

Содержание

Аномалии родительской любви

Собственническая любовь

Первый вид, который мы рассмотрим — это собственническая любовь. Обычно она выражается в стремлении родителей поощрять в ребенке ощущение глобальной зависимости от них. Разумеется, пока ребенок мал, зависимость от родителей очевидна и абсолютна. Но если по мере взросления ребенка она не уменьшается, то становится препятствием на пути душевного развития. Многие родители, пытаясь удержать детей в повиновении, используют свою родительскую власть, иногда даже идут на моральный шантаж. Мать апеллирует к высшим чувствам взрослого ребенка: “Я тебя растила, ночей из-за тебя не спала, а в старости некому стакан воды подать”. Такие родители смотрят на ребенка как на свою собственность, считая, что имеют на сына или дочь все права.

Как правило, родители-собственники с раннего возраста настраивают своего ребенка на то, что он — только их собственность, которой они владеют безраздельно. Воспитывая маленького человека таким образом, они не готовят его к самостоятельной взрослой жизни, не формируют в нем потребности в самостоятельности и независимости.

Родители должны уважать в ребенке право быть самим собой, что, конечно, не означает отказа от ограничений, принятых в обществе, и разрешения делать что вздумается. Нужно поощрять ребенка думать, проявлять непосредственность, ощущать себя самостоятельным человеком, который должен все больше и больше брать на себя ответственность за свои мысли и поступки.

Если родители игнорируют право ребенка на независимость, то он может вырасти всецело подчиненным родительской воле, покорным, неспособным даже осознать право на выбор своего места в этом мире. Такие люди легко становятся добычей волевых, влиятельных лидеров различных преступных или сектантских групп, потому что у них нет воли, самостоятельной жизненной позиции.

По мере взросления ребенка, его отношения с родителями, скорее всего, будут ухудшаться — рано или поздно он начнет морально мстить родителям за чрезмерно крепкие “объятия”, как тиски, сдавливавшие самостоятельное развитие его личности, за насилие, террор и шантаж.

Соблазняющая любовь

Другой вид неподобающей родительской привязанности — так называемая соблазняющая любовь. Говорить об этом предмете сложно, это очень деликатная тема. Однако сегодня проблема приобрела особую актуальность, потому что подобное явление становится все более распространенным, Соблазняющая любовь — это попытка сознательно или бессознательно получать тонкие или более грубые сексуальные ощущения от прикосновения к ребенку противоположного пола. К проявлениям подобного рода относятся: вхождение в ванную комнату к купающемуся ребенку (мальчику или девочке) при сопротивлении с его стороны; подглядывание за взрослеющими детьми, когда они переодеваются; безмерные объятия и ласки; ситуации, при которых взрослеющая девочка садится к отцу на колени.

Амбициозная любовь

Третий распространенный тип родительской привязанности — амбициозная любовь. Стремясь удовлетворить свои амбиции через ребенка, мы пытаемся воплотить в жизнь собственные несбывшиеся мечты.

Один из самых вредоносных видов амбициозной любви — любовь матери, которая через жизнь дочери хочет реализовать свои романтические фантазии, женские мечты или профессиональные притязания. Достигнуть своих целей мать пытается бессознательно, подталкивая дочь к таким отношениям, к таким ситуациям, в которых хотела бы оказаться сама” Для этого явления характерен навязчивый интерес матери к интимным подробностям жизни своей дочери, к ее свиданиям с молодыми людьми. Разрушительность такого процесса очевидна: девочка может оказаться в ситуации, к которой она еще не готова в силу своей незрелости, недостатка опыта.

Вторжение во внутренний мир, в тайну ребенка под разными предлогами типа: “Я же твоя мать, я хочу тебе добра. Как человек более опытный, я могу дать тебе полезный совет” — снижает самостоятельность ребенка, привязывает его к матери (“это мама посоветовала мне выйти за него замуж”). Человек становится несвободным.

Чрезмерный интерес отца к любовным похождениям своего сына может принести вред не только сыну, но и девушке, с которой он встречается. Под воздействием взрослого мужчины мальчик может увидеть в женщине в первую очередь объект удовлетворения плотской страсти. В дальнейшем ему будет трудно считать женщину личностью, таким же, как он сам, человеком, имеющим разум и эмоции.

Амбициозная любовь — это любовь с условием: “Если ты исполняешь мои мечты, воплощаешь мои мечты в жизнь, я тебя люблю. Если нет, то я отношусь к тебе иначе”. В этой ситуации ребенок оказывается перед сложным выбором: жить, во всем подыгрывая родителям, теряя индивидуальность, возможность своего выбора (это может быть выбор супруга, профессии, каких-то увлечений, формы досуга), или же лишиться родительской любви.

Амбициозная любовь — прямая противоположность безусловной родительской любви, того идеала, при котором родители любят личность ребенка, уважают его жизненный выбор, даже если он совершенно не совпадает с выбором родителей,

При амбициозной любви родители приписывают ребенку все совершенства, для которых при более трезвом отношении не было бы никаких оснований, и не видят или скрывают его недостатки, забывают о них. Обнаруживается стремление устранять с дороги ребенка все препятствия, неприятности, трудности, которые обычно преодолевают люди его возраста. “Пусть нашему сыну живется лучше, чем нам”, — обычно говорят такие родители, считая, что их ребенок должен быть огражден от жизненных трудностей, избавлен от тех препятствий, которые им самим пришлось преодолевать в жизни. Его не должны касаться ни болезнь, ни смерть, ни ограничения воли. Законы природы и общества теряют над ним силу, он словно становится центром мироздания. “Его Величество Бэби”, — так один педагог метко назвал объект амбициозной родительской любви.

Обмен ролями

Еще один, четвертый, вид родительской привязанности мы условно назовем “обмен ролями”. Некоторые родители слишком многого ожидают и требуют от своих детей. Требования эти не только велики, но и преждевременны. Такие родители обращаются с ребенком так, как будто он намного старше, чем есть на самом деле. Ребенок не в состоянии выполнить то, чего хотят от него родители, поэтому и реагирует соответствующим образом. Создается впечатление, что родители не совсем уверены, что дети любят их и смотрят на ребенка, как на источник поддержки, комфорта и любви. Вряд ли будет преувеличением сказать, что в этом случае родитель ведет себя как напуганный ребенок, взирающий на собственное дитя, как будто это взрослый человек, способный принести успокоение и любовь.

Здесь можно выделить два существенных элемента: высокие ожидания, завышенные требования родителя и при этом пренебрежение к нуждам самого ребенка, нежелание считаться с ограниченностью его возможностей, беспомощностью. Налицо серьезное непонимание, кто же такой их ребенок.

Некоторые родители-одиночки устанавливают со своими детьми (иногда даже десяти-двенадцатилетнего возраста) доверительные отношения, подобные отношениям между друзьями или коллегами. Это происходит от того, что не с кем поделиться своими взрослыми проблемами, из-за одиночества и неудовлетворенности жизнью, жизненных сложностей или финансовых проблем. Одинокие родители порой не могут относиться к своим детям иначе. Они воспринимают их как ровесников, им хочется вверить свои личные проблемы детям, еще не готовым осмыслить происходящее. Такие родители стремятся стать для своих детей лучшими друзьями, устраивают с ними дружеские отношения, вместе с тем осознавая себя стоящими на ступеньку выше.

Иногда встречаются крайние проявления такого поведения: один отец брал с собой четырнадцатилетнего сына в питейное заведение, чтобы сделать из него “настоящего мужчину”.

Бывает, что родители жалуются детям на то, какие Они “несчастные, разбитые жизнью”. В этом случае родители перестают выполнять свою родительскую роль, потому что именно родители должны удовлетворять душевные потребности ребенка, а не наоборот. Подобная смена ролей мешает естественному психологическому развитию ребенка. Родители должны быть опорой для ребенка. Требуя от ребенка душевной поддержки, родитель причиняет ему огромный вред, разрушает свой родительский авторитет.

Некоторые считают, что именно дети должны стать их утешением и источником душевного равновесия. Они хотят, чтобы ребенок “нянчил”, успокаивал их. А если этого не происходит, если маленький человек занят своими делами, они наказывают его. Когда ребенок подрастает и отказывается “нянчить” своих родителей до старости, они чуть ли не проклятиями покрывают голову “жестоких” и “неблагодарных” детей, которые решили как-то устроить свою жизнь самостоятельно. Чаще всего такие родители — люди жестокие, они вполне способны позаботиться о себе сами,

Что можно посоветовать таким родителям? Нужно смириться с тем, что ребенок не в состоянии быть утешителем, сложившимся сознательным существом, уступчивым и беспрекословно послушным. Это противоестественно для природы ребенка. Если принудить его принять эту роль, то он будет развиваться ненормально, с различными, возможно, тяжелыми последствиями.

>Текст книги «Аномалии родительской любви»

Автор книги: Евмений Игумен (Перистый)

Жанры:

Религия

,

Психология

сообщить о нарушении
Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц)

Аномалии родительской любви

Предисловие многодетного папы: священника и доктора

Когда я был молодым, то довольно легко относился к тому поручению, которое дал мне Господь в этой жизни, – быть отцом. Что в этом трудного? Воспитывай детей, корми, пои, проверяй, чтобы уроки учили, чтобы не болели. В общем, – ничего особенного. Да только чем они старше, тем больше понимаешь, какое это непростое дело – любить своих детей. Ведь не «свои» они мне, не моя собственность. Как привычно считать своим то, что моё: моя машина, моя квартира, мои дети, мой холодильник. А ведь нет! Всё, что есть у меня, – принадлежит Богу! Это Его машина, Он дал мне её на время поездить; это Его квартира – Он дал мне её, чтобы пожить в ней некоторое время и это Его дети– Он доверил их мне на некоторое время, чтобы я помог им в начале их бесконечного пути.

Мои дети постоянно напоминают мне, что они – не моя собственность… Тем, что не слушаются, тем, что носятся по квартире, дерутся, разбивают посуду, проливают клей на одежду…. Как только я пытаюсь загнать их в «свои» рамки, о, как они отчаянно сопротивляются! И я каждый раз убеждаюсь: они – НЕ МОИ! Это особые люди, самостоятельные бесконечности, а я, – всего лишь их земное начало…

Помню себя начинающим папой. Тогда я искал литературу, из которой можно было бы извлечь принципы успешного воспитания. Я мечтал о «методике»… О, сколько я тогда книг перечитал! И везде находил примерно одно и то же: «как правильно сделать, чтобы все было правильно». И я честно пытался: к иконкам прикладывал, запах ладана навевал, тропари праздникам в качестве колыбельной над кроваткой спящего малыша напевал, ну, в общем, всё делал по-православному. Не могу сказать, чтобы это было неправильно! Но уже тогда казалось, что это как-то немного искусственно; постоянно присутствовало ощущение, что я нечто малышу навязываю, как будто вместо него проживаю то, что он хочет и может прожить сам. Со временем я это прочувствовал, и, как сказал один мой знакомый: «Методики – это прошлый век. О них можно честно забыть, если есть желание заниматься делом. XXI век – век личностно ориентированных подходов. А все методики, построены на статистике и усреднении».

Сейчас я это очень хорошо понимаю. И именно поэтому тогда я отказался от своего воспитательского «форсирования». У К.Д. Ушинского есть такая мысль: хороший воспитатель наблюдает за ребёнком и как только малыш хочет шагнуть, он как бы подставляет ступеньки под ноги вместо того, чтоб тащить его за собой по лестнице. Это очень красивая метафора: получается, что родитель помогает маленькому человеку самому выстраивать свою лестницу жизни и параллельно обучает его самостоятельности, что в итоге даёт повзрослевшему ребёнку умение самому двигаться вверх, не оглядываясь на папу-маму.

Помню, как однажды собрались мы, начинающие отцы, за бутылочкой газировки и говорили о делах родительских. И один из нас тогда сказал потрясшую меня фразу. Задумавшись и глядя куда-то вверх, он произнёс: «Вообще, правил не существует, просто надо постоянно держать руку на пульсе ребёнка…». У меня внутри всё перевернулось! Это же основной принцип: моя родительская интуиция! Ведь Бог делегировал именно мне ответственность быть папой, значит, и дал возможность чувствовать те моменты, когда нога моего малыша начинает подниматься для очередного шага! Доверять своим чувствам, уважать самостоятельность другого человека, пусть маленького, всегда быть рядом и держать связь с Небесным Отцом. До тех пор, пока малыш сам сможет воззвать к Нему: «Отче наш…» вместе со своим папой. После этого моя позиция отца уступит место другой, – позиции лучшего друга. Именно понимание этого оказалось для меня самым важным! Сейчас у нас шестеро…

Искренне обрадовался, когда отец Евмений предложил мне прочесть его труд. Это поистине книга мудрая и профессиональная во всех отношениях. Кто-то увидит в ней предупреждение, кто-то обличение, кому-то она станет благословением, а кому-то – настольной книгой.

Время, в которое приходится творить современным родителям, – непростое. «Дурные общества развращают добрые нравы»– это про сейчас! Страшно доверять ребёнку, отпускать далеко от себя, хочется постоянно опекать его, чтобы не пропал. Вот и получается, что, с одной стороны, – дурные сообщества, а с другой, – сердобольные родители с тисками, в которые они зажимают свободу своих детей. А итог – проблемные дети. Детские шизофрении, детские пограничные состояния, детские депрессии, тревоги – нет числа этим, сильно помолодевшим, болезням. Мамы бьют тревогу! Обращаются и в психиатрические клиники, и в церковь, и к знахаркам, лишь бы сделать что-нибудь с дитятей, ведь пропадает! Курит, пьёт, дома не ночует, уж и наркотики, кажется, пробовать начинает! А ведь мы его так любим!

Вот тут нужно внимательно посмотреть маме в глаза. Ребёнок вырос не сам по себе. Он, – веточка на дереве, которое корнями уходит в глубину прошлого. Семья, – это целостный организм. И проблемы молодого росточка – это, в первую очередь, проблемы почвы, на которой он растёт. Дерево семьи питается соками родительской любви. Те, кто хочет действительно справиться с проблемами детей, пусть посмотрят прежде всего на себя!

Книга, которую вы держите в руках, по моему глубокому убеждению, на сегодняшний день, наиболее удачный и конструктивный помощник. В ней чётко раскрыты принципы, по которым решаются проблемы в семье. Именно незнание этих принципов приводит к аномалиям в развитии ребёнка.

Эта книга поможет разобраться и в прошлых ошибках, и подскажет, как не совершить новых. Плохой друг всегда критикует и обличает. Хороший советчик – это тот, кто указывает на ошибки и помогает их исправить. Предлагая основные принципы, которыми следует руководствоваться, он оставляет на благословенную родительскую интуицию выбирать, как поступить в сложившейся ситуации.

Книга полезна и как рабочее пособие в семейном консультировании. Хороший психотерапевт обязательно её оценит. Выдержки из нее можно применять как самостоятельные методические материалы. С самых первых страниц, совершенно автоматически, в процессе чтения лично поймал себя на мысли, что прикидываю: «это, – плакатом на стенку», «это, – распечатать для друзей», «об этом не забыть рассказать на проповеди».

Я искренне рекомендую её всем, у кого есть дети или внуки. Бабушкам и дедушкам тоже будет полезно всерьёз задуматься о плодах их любви, благодаря чему они смогут изменить многое. Уверен, что Господь благословил этот труд! Ведь в нём проясняются очень важные принципы, которые можно усвоить, наблюдая за тем, как воспитывает нас наш Небесный Отец. Автор призывает учиться именно у Него. Его Словом пронизано в этой книге всё.

Священник Валентин Марков г. Нижний Новгород,

руководитель Миссионерского отдела

Нижегородской Епархии Русской Православной Церкви

Вернуть детям детство, восполнить недостаток родительской любви
(предисловие священника)

Приступал к прочтению книги игумена Евмения «Аномалии родительской любви» со смешанными чувствами. У меня есть обычай читать книгу с оглавления, потом взглядом бегло пробежать по тексту на предмет догматической крамолы. И если такой субъективный анализ не выявит ничего душепагубного, приступать непосредственно к чтению.

Откровенно скажу: если бы эта книга попалась мне на полке православного, или светского магазина, если бы не общение с игуменом Евмением и определенные обязательства, я читать бы ее не стал. И напрасно.

Сначала о первом впечатлении.

С некоторых пор слово психология, надеюсь, не без основания, у меня вызывает однозначно негативную реакцию. Те курсы по «Основной», «Коррекционной», «Возрастной», «Социальной», «Педагогической» психологии, которые приходилось мне слушать в Новокузнецком педагогическом институте, а также литература по предмету, убедили меня в полном торжестве психоанализа над другими направлениями психологии на современном этапе. На основании этого сложилось отношение к психологии не как к науке, а как к мировоззрению любителей оправдывать свои основные инстинкты.

Одним словом, в иной ситуации для меня было бы достаточно одного слова «психолог», чтобы закрыть навсегда эту книгу. Смею думать, что я не один с такими взглядами. В этом случае советую отбросить свои штампы и начать чтение.

Книга, которую вы держите в руках, читается на одном дыхании. Множество поучительных жизненных примеров, без навязчивой назидательности и сухой догматичности.

С первых страниц мы с супругой из оценивающих произведение превратились во внимательных слушателей. У нас многодетная семья, – шесть детей. Двое старших во втором классе, третий, – в первом, четвертая, – в прогимназии. Все четверо параллельно ходят в музыкальную школу. С пятницы вечера по воскресное утро поют с мамой во время богослужения в нашем небольшом храме, так сказать в основном составе, поскольку других певцов нет. Обучение в две смены. Гимназия и музыкальная школа на таком расстоянии, что детей в их возрасте можно отпускать одних. У папы график по часам: кого куда везти – 6–8 раз в день, между службами и преподаванием в Духовном училище. У мамы забота, как одеть, накормить, помочь сделать уроки, вовремя уложить спать, подготовиться к службам, да и малыши не дают забыть о себе… Старший ребенок всегда виноват, потому что старший. Дети должны жить по жесткому графику, делать уроки в две школы, помогать по дому, участвовать в богослужении… Какое здесь воспитание? Какой индивидуальный подход?

Книга «Аномалии Родительской любви» вносит отрезвление. Заставляет задуматься, признать, что многое уже безвозвратно упущено; верить и надеяться, что многое еще можно исправить. Вырваться из «благочестивой» суеты, чем-то пожертвовать, пересмотреть приоритеты, вернуть детям детство, восполнить недостаток родительской любви… Это как раз тот случай, когда свежий беспристрастный взгляд со стороны, взгляд монаха, непосредственно не живущего семейной жизнью, может заметить то, чего не видно изнутри.

В этом году 10 лет моего служения в сане священника, но признаюсь, что разрешение многих ситуаций, описанных в книге, могли бы меня озадачить. Поэтому считаю работу игумена Евмения очень полезной и для таких начинающих священников как я.

Книга будет интересна и опытным пастырям, которые смогут ознакомиться с душепопечительской практикой собрата в хрестоматийных ситуациях. Светский психолог откроет здесь для себя новые ценности, новый мир христианской любви.

Протоиерей Владимир Пивоваров,

священнослужитель Спасо-Преображенского собора г. Новокузнецка,

преподаватель Новокузнецкого православного духовного училища,

предмет – Священное Писание Нового Завета

Все мы родом из детства…
(предисловие психолога-консультанта)

«Аномалии родительской любви». Не знаю как у вас, уважаемый читатель, а у меня это название вызывает целую гамму разнообразных чувств: от легкого страха и отторжения до интереса и любопытства узнать, о чем же это.

Казалось бы, родительская любовь относится к категориям незыблемых ценностей, настолько незыблемых, что и обсуждать-то тут нечего. Можно лишь говорить о различных способах и методах воспитания детей, но не об отношении родителей к детям, поскольку изначально всегда предполагается, что родители своего ребенка любят и все делают для его блага. Если они и допускают какие-либо просчеты в его воспитании, то исходят из лучших побуждений.

При этом практически невозможно допустить и мысли о том, что в основе так называемых родительских ошибок могут лежать далеко не лучшие чувства по отношению к своим детям, что родители могут иногда (а то и очень часто) не любить детей, а проявлять по отношению к ним агрессию. Да-да, именно агрессию, и не обязательно в форме крайних ее проявлений – побоев, ругани, унижений. Родительская агрессия по отношению к детям может принимать и более изощренные формы. Например, когда родители лишают ребенка его индивидуальности, запрещают ему быть самим собой, проявлять неприятные им, родителям, чувства. Выбирают ребенку друзей, кружки, в которые он должен ходить, требуют от него только отличных оценок и беспрекословного послушания во всем, за него определяют тот путь, по которому он должен пойти в жизни, всячески поддерживают его зависимость от себя. В семьях верующих к этому можно добавить жесткие требования к посещению длительных богослужений, вычитыванию правил, насильственное затаскивание их на путь священничества или монашества.

И дело не столько в самих конкретных словах и поступках родителей по отношению к детям, сколько в том отношении, которое выражается через них: ведь можно и наказывать любя, а можно и любить так, что от этой любви начнешь задыхаться. Главный критерий здесь вот какой: в чьих интересах действует родитель, – в своих собственных или в интересах ребенка, стремится ли он сделать ребенка удобным для себя, решить свои собственные проблемы за счет него, или же поддерживает в нем самостоятельность и индивидуальность.

Все мы родом из детства. Психологи уже давно доказали, что опыт ребенка, полученный им в отношениях с его родителями, является фундаментальным для всей его последующей жизни. Для ребенка жизненно необходимо, чтобы родители его любили. Без пищи физической он не в состоянии выжить, без любви и принятия он не сможет стать полноценной личностью. Родители несут ответственность за тот опыт, который ребенок получит в семье. Вот почему родительская любовь является очень значимой ценностью и для родителей, и для детей. Но именно в силу того, что она так важна, очень трудно смириться с ее отсутствием или недостатком, как детям, так и родителям. Это может привести к серьезным искажениям: агрессию по отношению к собственным детям родители выдают за любовь, а дети принимают эту подмену за чистую монету, как будто это и есть подлинная родительская любовь, а потом переносят этот опыт и в свою жизнь.

Книга, которую вы держите в руках, помогает отделить злаки от плевел, учит отличать истинную родительскую любовь от деструктивной, замаскированной под любовь, называть вещи своими именами. Автор рассказывает о теневых сторонах родительской любви, о тех обстоятельствах, о которых мы зачастую избегаем не только открыто говорить, но и думать. Книга о том, как можно не принимать, а иногда даже и не любить своих детей, порой не осознавая этого. Никто из нас не является совершенным родителем, в той или иной степени мы можем негативно влиять на своего ребенка, неосознанно решая за его счет свои личные проблемы, препятствуя его гармоничному душевному и нравственному его становлению.

Двенадцать лет практики в области психотерапии и психологического консультирования убедили меня в том, что практически не существует (может быть, за редким исключением) детских проблем. Почти за каждой проблемой ребенка в школе, в общении со сверстниками, с родителями, можно обнаружить те или иные проблемы отношений в семье. Более того, работая со взрослыми людьми, я в какой-то момент понял, что работа психолога и психотерапевта, по большому счету, есть исправление тех ошибок, которые допустили по отношению к этим людям в детстве их родители. В результате этих ошибок у них появились проблемы и комплексы во взрослой жизни, мешающие им быть счастливыми и в полной мере реализовать себя.

Книга, освещающая эти проблемы, написана священнослужителем. Мне представляется чрезвычайно важным данный факт по двум причинам: во-первых, потому что многие верующие и воцерковленные люди, в том числе и родители, воспитывающие детей, загнали себя в некий информационный и идеологический вакуум. Они не воспринимают никакой другой информации кроме той, что можно почерпнуть в книгах, продаваемых в церковных киосках. К данным же современной науки, в частности, педагогики и психологии, они относятся с недоверием и пренебрежением. Другая категория людей скептически настроена по отношению к мудрости Слова Божия. Автор преодолевает этот раскол. Он очень убедительно и доходчиво излагает аргументы современной психологии, точно и метко подтверждая их ссылками на Священное Писание. Именно поэтому мне представляется, что книгу с пользой и интересом для себя смогут прочесть как люди верующие, так и те, кто еще на пути к Богу.

Во-вторых, очень актуальна, на мой взгляд, глава о церковном воспитании детей, а точнее о перекосах и искажениях такого воспитания, когда родители стараются силой заставить детей полюбить не столько Бога, сколько церковную жизнь. Тема насилия по отношению к детям в этом случае возведена в ранг настолько высоких добродетелей, что о насилии и говорить как-то неприлично. И очень важно, что данную проблему поднимает человек, находящийся «по ту сторону иконостаса».

В книге не только рассматриваются различные родительские ошибки, но и предлагаются пути и способы их исправления. Я уверен, что ее прочтут родители ищущие, стремящиеся к полноценному воспитанию своих детей. Любое новое знание о себе открывает для нас перспективу выбора в отношении того, что и как делать дальше.

Именно возможность совершать нравственный выбор, – высочайший дар Господа. И я думаю, что главной наградой для всех, кто прочтет эту книгу, станет возможность, переосмыслив отношения со своими детьми, обрести для себя новую точку выбора в плане того, как сделать эти отношения более богатыми и гармоничными.

Максим Бондаренко,

практический психолог, гештальт-терапевт, г. Краснодар

Открыть источники любви
(предисловие православного психолога)

Ко мне на прием пришла бабушка с внучкой.

Хорошенькая девчушка с ангельской внешностью. Девочка вошла в кабинет, затравленно огляделась, села, согнувшись, на стул, и закрыла уши ладошками:

– Не хочу, чтобы ты рассказывала об этом, не хочу!!!

– Что-то случилось? – спросила я.

– Она воровка! – строго сказала бабушка с видом прокурора, выносящего приговор.

– Лилечка, посиди в коридоре, – попросила я.

– А теперь расскажите, что же произошло на самом деле, – попросила я бабушку.

Оказалось, что девочка стала брать из дома вещи и деньги без спроса, раздавать их во дворе и кормить детей сладостями.

В семье три женщины: бабушка – Инна Ивановна, мама – Алена, и Лилечка. Не смогла прийти мама, она на работе. Девочку воспитывает, в основном, бабушка, мама родила девочку, когда училась в одиннадцатом классе, школу она не закончила. Работает танцовщицей в заграничных клубах, дома бывает наездами. Когда приезжает, задаривает и заласкивает девочку, и, как оказалось, жестоко бьет за малейшую провинность.

Когда мы осмотрели Лилю, она была вся в кровоподтеках, причем это было скрыто под одеждой, чтобы видно не было.

В психологической помощи нуждались все трое: бабушка, потерявшая контроль над ситуацией в семье, мама, утратившая надежду устроить свою жизнь, и ребенок, подвергавшийся насилию в собственной семье.

Когда на консультацию приходят родители с ребенком, то для меня именно ребенок, – симптом неблагополучия семьи.

Он, как магнитная стрелочка, указывает на аномалию.

Аномалию родительской любви.

Я знаю, что аномалии магнитного поля Земли указывают на залежи полезных ископаемых и помогают обнаружить их, скрытые под поверхностью земли, там в глубине.

Где, когда, кем так зарыта, закрыта, спрятана, изувечена любовь детей к родителям и родителей к детям, что возникает аномалия?

Вот уже много лет я занимаюсь «раскопками».

Я ищу клады. Это необычные клады: верность, нежность, понимание, принятие, любовь, преданность, совесть, бесстрашие, честность в отношениях, и еще у них очень много названий. Эти клады – наследственное добро, которое предки собирали для потомков. Но иногда они не успевали сказать заветное слово своим детям, чтобы те начали всем этим владеть, и передача наследия не состоялась.

Разрыв этой связи поколений породил много проблем для потомков; возникли АНОМАЛИИ.

Как открыть эти запасы любви, нежности, доверия, которые либо не смогли дать, либо побоялись принять? А ведь они никуда не исчезли, просто закрыты маской усталости, безнадежности, отстраненности, страха, обиды, боли и даже агрессии.

Как, каким образом открыть эти богатства души для самых близких, ближе некуда – плоть от плоти, кровь от крови, – детей своих, и родителей, родивших тебя в этот мир?

Открыть и вместить в сердце свое, уставшее, изверившееся; обрести мир, мир своей души, мир своей семьи, мир своей земли.

Мир твой – дом твой, и мир твой – храм твой.

Книга игумена Евмения так и называется: «Аномалии родительской любви».

Эту книгу мы ждали несколько лет.

Она просто и доступно рассказывает о самом главном: как, каким образом построить мир в доме; как восстанавливать нарушенные связи между самыми близкими, как перестроить, выправить искаженные отношения; как восстановить главную связь: найти Небесного Отца и вернуться к Богу.

Книга не обещает быстрых рецептов исцеления. Даже когда процесс исцеления начался, должно пройти время, чтобы реабилитация состоялась, чтобы все восстановилось, отболело. Душевные травмы зарубцовываются годами.

Драгоценно в книге то, что прикосновение к таким болезненным и травматичным темам как отношения взрослых детей и взрослых родителей происходит бережно, с пониманием тех социально-исторических условий, в которых формировалось поколение нынешних старших родителей. Без благодарности им, мы не сможем жить дальше; ведь мы вошли в их труд, и их трудами, их молитвами, их слезами, и радостью о нас, длится жизнь наша. Они – корни наши. А без корней мы просто перекати-поле.

Пусть Мир Твой, Господи, воцарится, наступит в душах наших, и придет в семьи наши, и увидим, и услышим друг друга – истинных и искренних. «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам»(Иоан. 14, 27), «Да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга»(Иоан. 13, 34).

Выражаю огромную благодарность автору за его труд, в котором гармонично сочетается пастырское душепопечение и высокий профессионализм психолога-консультанта.

Соколова Ольга Августиновна,

православный психолог-консультант, онкопсихолог,

лауреат премии «За подвижничество»,

член Профессиональной Психотерапевтической Лиги, г. Хабаровск

Разногласия в церковной среде случаются. Есть разные трактовки отрывков Писания, есть противоречивые взгляды на брак, аборты, интимную жизнь. Но всё это не мешает православной Церкви держаться вместе, единой христианской традицией. А потому всего удивляет тот факт, что есть священнослужители, которые всерьёз пошли вразрез с православным учением.

Один из таких бывших священников — игумен Евмений. Что с ним произошло, и почему рядом с его именем у верующих ассоциируется какая-то секта? Ответы — ниже.

Биография Евмения Перистого: с 14 лет интересовался верой и в 1992 году стал настоятелем Макарьево-Решемского монастыря

19 мая 1969 день рождения Евмения Перистого

Евмений Перистый родился 19 мая 1969 в Донецкой области. Уже с четырнадцати лет он ощутил в себе тягу к духовному знанию. Его заинтересовало православие, да, собственно, в те годы в СССР альтернативы христианству было найти затруднительно. О других учениях он узнал позже.

Игумен Евмений

Затем Евмений служил в армии, а после неё решился на монашеский постриг. Это произошло в 1989 году в Киево-Печерской лавре. Евмений Перистый имел склонность к публицистике, так что стал возглавлять издательство лавры — «Свет Печерский».

1992 в этом году, Евмений получил сан игумена и стал настоятелем Макарьево-Решемского монастыря

Позднее, в 1992 году, Евмений получил сан игумена и стал настоятелем Макарьево-Решемского монастыря, что в п. Решма (Кинешемский район, Ивановская область).

Службу, на первый взгляд, нёс достойно:

  • руководил издательством;
  • управлял Просветительским центром «Свет Православия»;
  • семь лет реабилитировал наркоманов;
  • общался с молодёжью в качестве миссионера.

7 лет игумен Евмений (Перистый) занимался реабилитацией наркоманов

Игумен Евмений стал служить в Московском Патриархате, но 2008 его отправили за штат из-за не православных взглядов

Игумен Евмений не остался без дела и два года состоял в Московском Патриархате — в Синодальном миссионерском отделе. Также он:

  • работал в отделе по взаимодействию с вооружёнными силами;
  • был клириком Белгородской епархии и храма святителя Николая патриаршего подворья.

Помимо этого игумен Евмений проводил миссионерскую деятельность по собственной инициативе. Он издавал книги о помощи душевнобольным, о духовности и о любви. К тому же он стал проводить семинары под названием «Альфа-курс», что быстро сделало игумена Евмения известным.

Альфа-курс это программа практического знакомства с христианством которую пропагандирует игумен Евмений

В некоторых источниках игумена Евмения ошибочно называют автором «Альфа-курса». В действительности эта программа появилась в Англиканской Церкви в 1970 году. Суть её — в непринуждённых беседах с людьми, далёкими от Церкви. То есть, это миссионерская и просветительская программа по разработанным в Англии методикам.

Несмотря на популярность, курс не имеет однозначной оценки в православии. Ряд священников отзываются о нём негативно и подчёркивают в нём ярко выраженную протестантскую идеологию. На видео ниже иерей Даниил (Сысоев) озвучивает главную претензию православия к «Альфа-курсу» игумена Евмения — его общехристианскую, а не сугубо конфессиальную направленность:

https://www.youtube.com/watch?v=MYDRxA_aEdo

На игумена Евмения поступало много жалоб с требованием проверить характер его деятельности. В итоге его семинары привлекли внимание высокопоставленного духовенства, которое нашло их содержание недопустимым для православной Церкви. Вопросы вызвали следующие детали:

  • акцент на психологию, которой автор отдаёт большее предпочтение, чем учениям Святых отцов;
  • проповедь неконфессионального христианства, подчас с критикой православной Церкви;
  • добавление в православную проповедь мистических практик, напоминающих индуистские.

Ровно за то же критиковали и книги игумена Евмения. Их усмотрели идеи, которые противоречат православию и могут отвратить от него людей, ещё только встающих на религиозный путь. Пресс-служба Синодального миссионерского отдела подчеркнула, что эта литература издаётся без благословения православной Церкви и не имеет отношения к её миссионерской деятельности.

«Батюшка, я наркоман» — одна из книг игумена Евмения

В феврале 2008 игумена Евмения отправили за штат Белгородской епархии с правом перейти в любую другую епархию. Этим правом игумен до сих пор не воспользовался.

Сегодня он работает в реабилитационном центре «Отчий Дом», что в деревне Мухортово, издаёт книги, ведёт канал на YouTube, ведёт активную публичную деятельность и продолжает следовать своим убеждениям.

Игумен Евмений остаётся в православии, но критикует современную Церковь

Игумен Евмений не скрывает того, что его не устраивает следовать религиозным догмам. Выше традиции он ставит опыт, а потому постоянно находится в поиске. Полученными выводами он делится с теми, кто готов слушать.

Игумен Евмений опирается лишь на опыт и знания, которые ему интересны.

При этом отец Евмений подчёркивает, что не опирается на светское или церковное образование. У него таковых просто нет. Он считает их ненужными, поскольку они не дают ответов на многие вопросы, с которыми сталкивается человек в жизни. Эта неудовлетворённость — главный мотив его духовных поисков.

Чтобы их вести, игумен Евмений сам занимается своим образованием: слушает, читает и смотрит лишь то, что способно его заинтересовать. При этом источник знаний — не обязательно книги или фильмы. Даже общение с тем или иным человеком способно принести знания.

Игумен Евмений не боится общаться с людьми других религий и считает, что от них можно услышать немало полезного. Главное — это никому ничего не навязывать:

Евмений Игумен

«Нередко из-за разномыслия в понимании священных текстов люди устраивают споры и ругань с представителями другой религиозной системы. А ведь духовные книги существуют для созидания, для открытия глубины, которая может объединить нас. Считать, что только моя группа “попадет в рай”, или “достигнет освобождения”, — в чистом виде гордыня!».

Картина мира, с точки зрения игумена Евмения, у каждого человека ограниченная. Пытаясь её кому-то навязать, ты втискиваешь человека в рамки. А это не полезно для развития — ни твоего, ни другого человека.

Поэтому игумен Евмений никогда не отрекался от христианства. Он лишь пытается совместить его с полученными знаниями и опытом. Иногда выводы прямо противоречат православным идеям:

Евмений Игумен

«Могу ли я принять ту мысль, что Существо, создавшее всех, покарает за несовершенства, которые заложены в нашей биологической природе, в извечном конфликте человеческих проявлений и человеческих же представлений об идеальном? Могу ли я поверить в то, что Создатель лишает меня права на собственный поиск, на опыт, на эксперимент?

В Библии сказано, что “не может дерево доброе приносить плохие плоды”. Если Бог — доброе дерево, то мы — добрые плоды. Если же мы плохие плоды, каково же тогда дерево, на котором они выросли? Взрослея, мы уже не боимся рассуждать и ставить эти вопросы на уровне логики и сердца».

Хоть у игумена Евмения есть свои, особые взгляды, это не мешает ему, пусть и без благословения, проповедовать христианские идеи. В книге «О побеждающем христианстве» он пишет о том, что православие имеет огромный потенциал духовности, который необходим современной России.

Но при этом игумен Евмений негативно оценивает современную православную Церковь. Он считает, что из неё ушла мудрость, не хватает талантливых людей. Слишком много лет враги пытались задавать православие.

Игумен Евмений прозван «православным гуру» за любовь к восточным учениям

Игумен Евмений положительно относится к любым религиям. Он утверждает, что нет разницы, какую из них взять за основу для духовной жизни. Сам же он на тренингах использует технику, которую называет «христианская медитация». Его даже прозвали «православным гуру».

Игумен Евмений практикует «христианскую медитацию»

Игумен Евмений — «православный гуру»

На официальных страницах в Интернете игумен Евмений публикует фотографии и изображения, которые вводят православную аудиторию в недоумение. Те, кто хорошо знаком с взглядами игумена, не удивляются тому, что он фотографируется на фоне храмов других религий. Привыкли.

Футбольная икона, кощунственный материал по мнению РПЦ, которую игумен Евмений опубликовал в интернете

А вот «Футбольная икона» с изображением Богородицы и младенца Иисуса Христа — это уже кощунственный материал.

С другой стороны, вовсе не игумен Евмений писал и освящал эту «икону», так что обвинять его в её существовании несправедливо.

Симпатия игумена Евмения к Восточным учениям общеизвестна, но для некоторых людей знакомство с таким батюшкой оказывается неожиданностью.

Игумен Евмений не прав в том, что проповедует не православные идеи в лоне Церкви

Биография Игумена Евмения не производит отталкивающего впечатления. Читатель вправе спросить: а что с ним произошло такого, что православная Церковь негативно относится к этому положительному и рассудительному человеку? Ну, есть у него свой путь, разве плохо?

Нет, не плохо. Его дело, всё-таки. Единственная проблема — это то, что отец Евмений продолжал, а возможно, и продолжает подкреплять свои идеи духовным саном православия.

Взгляды Игумена Евмения различаются с теми, что проповедует современная Русская православная Церковь.

Выступать и издавать книги как бы от её лица её представителя — недопустимо и нечестно. Евмений Перистый вправе высказывать и проповедовать от своего имени всё, что пожелает. Но он поступил бы правильно, если бы не вёл эту проповедь в лоне православия.

В противном случае он просто вводит слушателей в заблуждение, которые могут довериться сану священника и получить искажённое представление о православной традиции.