Архимандрит Давид кораблев раскол

Возникновение Высшего церковного управления за границей. Карловацкий Собор 1921 г. и его решения.

Гражданская война, разделившая страну на противостоящие друг другу лагеря, затрудняла связь между Патриархией и епархиальными архиереями, находящимися в городах, занятых белыми армиями. Епархии Сибири и юга России перешли на самоуправление, организуя временные местные высшие церковные управления (ВВЦУ). В ноябре 1918 г. в Томске состоялось Сибирское церковное совещание, на котором было образовано ВВЦУ Сибири и Приуралья во главе с Омским архиеп. Сильвестром (Ольшевским). Совещание постановило, что после прекращения своей деятельности ВВЦУ обязано во всем дать отчет Патриарху. В мае 1919 г. в Ставрополе состоялся Юго-Восточный русский церковный собор, на котором было образовано Юго-Восточное ВВЦУ. Оно было тесно связано с командованием Белой армии А.И. Деникиным.

Поражение белых армий в гражданской войне вызвало исход огромных масс русских людей (3-4 млн.): в Китай, Константинополь, на Балканы и в Западную Европу. Митрополит Антоний (Храповицкий) считал, что всякая деятельность русского высшего церковного управления за границей должна быть прекращена, а духовное окормление беженцев должны взять на себя Поместные Православные Церкви, на территории которых они оказались. «Затем, ознакомившись с действительным положением русской эмиграции и узнав о намерении генерала Врангеля во что бы то ни стало сохранить военную организацию для возобновления борьбы с большевиками владыка Антоний пришел к непоколебимому убеждению в необходимости сохранить русскую церковную организацию».

Еще до ухода в эмиграцию, 15 октября 1920 года, в Симферополе Высшее Духовное Управление на Юге России назначило управляющим церквами в Западной Европе архиепископа Евлогия. 19 ноября 1920 г. на пароходе в Константинопольском порту состоялось первое за пределами России заседание Высшего Церковного Управления на Юге России, в котором участвовали митрополиты Киевский Антоний, Херсонский и Одесский Платон (Рождественский), архиепископ Полтавский Феофан (Быстров) и епископ Севастопольский Вениамин (Федченков). На Заседании было вынесено решение о продолжении деятельности Высшего Церковного Управления. Высшее Церковное Управление под председательством митрополита Антония подтвердило вынесенное еще в Крыму постановление о назначении архиепископа Евлогия управляющим западно-европейскими русскими церквами, включая русские приходы в Болгарии и Румынии, оставив за собой управление русскими церквами Югославии, Греции и Турции. 8 апреля 1921 года Патриарх Тихон вместе с Синодом издали Указ о подчинении всех русских церквей в Западной Европе до восстановления нормальных отношений с Петроградским митрополитом, в юрисдикции которого они ранее находились, архиепископу Евлогию.

В 1921 году центром русской церковной жизни за рубежом становится Югославия. 21 ноября 1921 г. там, в Сремских Карловцах, по инициативе епископа Севастопольского Вениамина и с согласия Патриарха Сербского Димитрия открылось Общецерковное заграничное собрание, переименованное потом в Русский Всезаграничный Церковный Собор. Собор заседал до 2 декабря. В состав Собора вошли все оказавшиеся за рубежом и сумевшие добраться до Карловцев русские архиереи и члены Поместного Собора 1917-1918 годов, а также делегаты от приходов, от эвакуированной армии, от монашествующих и приглашенные по усмотрению митрополитом Антонием, архиепископом Евлогием, архиепископом Анастасием (Грибановским) – управляющим русскими православными общинами в Константинополе, и епископом Вениамином – управляющим военно-морским духовенством. Среди 163 членов Собора было 11 епископов, из них – 2 сербских; 22 представителя монашествующих и белого духовенства, 67 делегатов были политическими и военными деятелями. Председателем Собор избрал митрополита Антония, его товарищами – архиепископа Кишиневского Анастасия, протоиерея С.Орлова, А.Крупенского, князя Ширинского-Шихматова. Участие в Соборе руководителей Эмигрантского Военного Монархического Совета Н.Маркова, А.Трепова, которым сочувствовали митрополит Антоний, придавало его деяниям подчеркнуто политический характер.

Собор составил два послания: «Народы Европы! Народы мира! Пожалейте наш добрый, открытый, благородный по сердцу народ русский, попавший в руки мировых злодеев! Не поддерживайте их, не укрепляйте их против ваших детей и внуков! А лучше помогите честным русским гражданам. Дайте им в руки оружие, дайте им своих добровольцев и помогите изгнать большевизм, этот культ убийства, грабежа из России и всего мира». Легко было предвидеть опасные последствия для Русской Церкви от этого воззвания, тем более что все постановления Собора начинались со слов: «По благословению Святейшего Тихона», хотя на деле ни один из документов карловацкого Собора не был послан на утверждение Патриарху.

Во втором послании Собора, обращенного к чадам Русской Церкви в рассеянии и изгнании сущим, были такие слова: «И ныне пусть неусыпно пламенеет молитва наша – да укажет Господь пути спасения и строительства родной земли; да даст защиту Вере и Церкви и всей земле Русской и да осенит Он сердце народное; да вернет на всероссийский Престол Помазанника, сильного любовью народа, законного православного Царя из Дома Романовых». Против этого места из обращения возражали многие на Соборе. Архиепископ Евлогий призывал к благоразумию: «Поберегите Церковь, Патриарха. Заявление несвоевременно. Из провозглашения ничего не выйдет. А как мы отягчим положение! Патриарху и так уже тяжело!». 34 члена Собора, в том числе архиепископы Евлогий и Анастасий, епископы Вениамин (Федченков), Аполлинарий (Кошевой), Сергий (Королев), Максимилиан, 12 священников, сделали письменное заявление: «Мы, нижеподписавшиеся, заявляем, что данная большинством Отдела «Духовное возрождение России» постановка вопроса о монархии с упоминанием при том и династии носит политический характер и, как таковая, обсуждению Церковного Собрания не подлежит, почему мы в решении этого вопроса и голосовании не считали возможным принять участие». Но Собор не внял голосу оппозиции. Впоследствии митрополит Евлогий писал: «Только злой дух мог продиктовать «Обращение».

Карловацкий Собор образовал Высшее церковное управление за границей под председательством митрополита Антония, которому Собор усвоил звание Заместителя Патриарха. Высшее Церковное Управление состояло из Архиерейского Синода и Церковного Совета. Оно претендовало на возглавление церковной жизни всего русского зарубежья. Вскоре после окончания карловацкого Собора Патриарх Тихон направил Сербскому Патриарху Димитрию грамоту в которой высказал благодарность за заботу о русской пастве. Многими русскими клириками эти слова были восприняты как косвенное одобрение постановлений карловацкого Собора. Между тем, 5 мая 1922 года в Москве на соединенном присутствии Священного Синода и Высшего Церковного Совета под председательством Патриарха Тихона было вынесено постановление, которое в виде Указа Патриарха было выслано митрополиту Антонию и возведенному 30 января 1922 года в сан митрополита Евлогию, временному управляющему Западноевропейскими русскими приходами: «1. Я признаю карловацкий Собор заграничного духовенства и мирян не имеющим канонического значения и послание его о восстановлении династии Романовых и обращение к Генуэзской конференции не выражающими официального голоса Русской Церкви. 2. Ввиду того, что заграничное русское церковное управление увлекается в область политических выступлений, а с другой стороны, заграничные русские приходы уже поручены попечению проживающего в Германии Высокопреосвященнейшего митрополита Евлогия, Высшее Церковное Управление упразднить. 3. Священному Синоду иметь суждение о церковной ответственности некоторых духовных лиц за границей за их политические от имени Церкви выступления». Получив этот Указ, митрополит Антоний решил подчиниться ему, но большая часть членов Высшего Церковного Управления склонялась к тому, чтобы не исполнять воли Патриарха. Но 2 сентября 1922 года там состоялся Архиерейский Собор, в котором участвовали митрополиты Антоний и Евлогий, архиепископы Анастасий и Феофан, епископы Черноморский Сергий, Курский Феофан, Челябинский Гавриил, бывший Екатеринославский Гермоген, управляющий приходами в Греции Александровский Михаил, Царицинский Дамиан, Севастопольский Вениамин и Лубенский Серафим – управляющий русскими приходами в Болгарии. Собор постановил выразить сыновнее послушание Патриарху, упразднить Высшее Церковное Управление, созвать Русский Всезаграничный Церковный Собор Русской Православной Церкви, которому и были впоследствии переданы все полномочия Высшего Церковного Управления. В Синод были избраны митрополиты Антоний и Евлогий, архиепископ Феофан, епископы Гавриил и Гермоген. Епископ Вениамин предлагал, чтобы Синод возглавил митрополит Евлогий. Но вынесено было решение, чтобы председательствовал старейший иерарх – митрополит Антоний.

Таким образом, воля Патриарха была исполнена лишь формально; в действительности карловацкий церковный центр не был упразднен, а сохранил свое существование под новым наименованием. Митрополит Евлогий, расходясь с большинством членов Синода, выводил свои полномочия из Указа Патриарха и не считал себя подчиненным Синоду. Документы Карловацкого собора это предлог, но вовсе не причина того гонения против Церкви.