Благоговение

благоговеть

Смотреть что такое «благоговеть» в других словарях:

  • благоговеть — сотворить себе кумир, возвести в кумир, молиться, склонять голову, поклоняться, преклоняться, фетишизировать, боготворить, смотреть снизу вверх, фетишировать, подчиняться. Ant. презирать Словарь русских синонимов. благоговеть преклоняться,… … Словарь синонимов

  • БЛАГОГОВЕТЬ — БЛАГОГОВЕТЬ, благоговею, благоговеешь, несовер., перед кем чем. Относиться с благоговением к кому чему нибудь. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

  • БЛАГОГОВЕТЬ — БЛАГОГОВЕТЬ, ею, еешь; несовер., перед кем (чем) (высок.). Относиться с благоговением к кому чему н. Б. перед творениями гения. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

  • благоговеть — См. славянофильствовать В. В. Виноградов. История слов, 2010 … История слов

  • благоговеть — перед кем чем. Басистое продолжал благоговеть перед Рудиным и ловить на лету каждое его слово (Тургенев). Перед словом «наука» он благоговел самым бескорыстным образом (Достоевский) … Словарь управления

  • Благоговеть — несов. неперех. Испытывать или проявлять благоговение. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • благоговеть — благоговеть, благоговею, благоговеем, благоговеешь, благоговеете, благоговеет, благоговеют, благоговея, благоговел, благоговела, благоговело, благоговели, благоговей, благоговейте, благоговеющий, благоговеющая, благоговеющее, благоговеющие,… … Формы слов

  • благоговеть — презирать ни в грош не ставить … Словарь антонимов

  • благоговеть — Заимств. из ст. сл. яз., сложение благо и говеть «покровительствовать, восхищаться» (< gověti, того же корня, что. и лат. favēre «уважать, покровительствовать, одобрять»). См. говеть, фаворит … Этимологический словарь русского языка

  • благоговеть — Это слово является старославянской калькой из греческого eulabeisthai, где eu хорошо, благо , labeisthai – уважать … Этимологический словарь русского языка Крылова

Благоговение

— понятие, определяющее глубокое уважение, к Богу, как в помыслах, так и поступках. По своему содержанию оно неотделимо от благочестия как религиозного чувства. После крещения Руси в 988 г. это понятие заняло одно из центральных мест в рус. мысли. Как отмечал Зеньковский, особенностью православного аскетического благочестия было стремление не к отвержению, а к преображению и освящению мира. Флоровский писал, что сама рус. икона свидетельствует «о сложности и глубине, о подлинном изяществе древнерусского духовного опыта». Образцом Б. для рус. человека был Сергий Радонежский, с его еще отроческой безраздельной отданностью Богу. Свой вклад в сохранение подлинного благочестия церкви внесло старообрядчество. Характерным для православно-христианского понимания благочестия было творчество Хомякова, с его живой и глубокой личной религиозностью. Видимая церковь была для него первореальностью, «соборностью», проявлением церкви невидимой, в к-рой каждый человек в Б. и духовном единении с др. людьми и с Богом находил себя. Киреевский, постоянно общавшийся со старцами Оптиной пустыни и обладавший подлинным религиозным опытом, суть веры, коренящейся во внутреннем средоточии личности, усматривал в единении личного духа, в его цельности (и даже «всей цельности человека» с Богом). Одной из сокровенных тем Достоевского было постижение силы человеческого покаяния, добра и благочестия. Согласно К. Н. Леонтьеву, ценна только та любовь к людям, к-рая питается из христианской веры, Б. перед Богом. В нравственной философии В. С. Соловьева («Оправдание добра», 1897) Б. наряду с жалостью и стыдом является одной из вечных основ человеческой нравственности, коренящихся в природе человека. Оно выражает должное, любовное отношение человека к высшему началу, внутреннее подчинение и преклонение перед ним и составляет «индивидуально-душевный корень религии». Вера в Бога, неотделимая от веры в объективное значение добра в мире (поскольку Бог и есть абсолютное Добро), является «естественной религией» и позволяет человеку делать добро сознательно и разумно, ибо воля Отца, согласно Соловьеву, говорит через разум и совесть человека. Однако не всякая вера вполне совпадает с истинным Б., а только та, предмет к-рой является достойным, и лишь в случае достойного отношения к такому предмету. Б. и благодарность человека по отношению к Богу неразрывно связаны с Б. по отношению к предкам, через к-рых (в смысле наследственности и созданной предками среды) высшая воля определила существование данного человека, и с Б. по отношению к «провиденциальным» людям, продвигавшим человечество по направлению к совершенству. Настоящее Б., согласно Соловьеву, не зависит от знания к.-л. теологических, религиозно-философских или научных учений, а есть факт реального, действительного ощущения человеком присутствия и действия в нем Божества. Субъективную неправду неверующих людей Провидение стремится также оправдать, направляя их энергию на полезные земные дела. Окончательный нравственный смысл жизни, или совершенное Добро, Соловьев определяет как триединство «любви нисходящей» (по отношению к материальной природе), «любви уравнивающей» (по отношению к людям) и «любви восходящей», или высшего Б., любви к Богу, обусловливающей первые два вида любви. Флоренский сущность Б., или любви к невидимому Богу, понимал как пассивное открытие сердца человеческого перед Богом и ожидание активного ответного откровения, нисхождения энергий Божественной любви. Глубокое понимание природы Б. встречается также в работе Франка «Смысл жизни» (1926): в этом чувстве человек открывает единство парализующего страха перед бездонной и беспощадной бездной бытия и гармонии, радостного покоя перед величием и неизъяснимой полнотой того же бытия. «, — писал он, — есть «страх Божий», страх, дарующий слезы умиления и радость совершенного покоя и последнего приюта». В понимании Н. О. Лосского в живом религиозном опыте, наполненном чувством Б., Бог, или Божественное Сверхч-то, открывается не только как абсолютная полнота бытия, но и как наиболее совершенная ценность. С т. зр. Н. О. Лосского, религиозность является «основной, наиболее глубокой чертой» характера рус. народа.