Доказательства бытия божия

Аргументы Фомы Аквинского

Ещё одним критиком онтологического доказательства бытия Бога, предложенного Ансельмом Кентерберийским, оказался, как ни странно, также знаменитый богослов, святой Фома Аквинский. Он, правда, не считал это доказательство ошибочным. Он лишь полагал, что оно подходит только для ангелов, а не для людей, поскольку людской разум слишком слаб и запутан и не способен правильно воспринимать идею о Боге. Поэтому она в любом случае будет им искажена.

Взамен Фома предложил свои пять доказательств бытия Бога:

  • Через движение. Всё движущееся было некогда приведено в движение чем-то другим, а то — чем-то третьим. Значит, что-то должно было стоять у истоков всего движения, быть его первоначалом. И таким первоначалом должен быть Бог.
  • Через производящую причину. Аналогичное доказательство. Всё в мире произведено чем-то другим, а то — чем-то третьим. У человека есть родители, у них есть свои родители и так далее. Но что-то должно было создать всё остальное, не будучи при этом создано само. Это и есть Бог.
  • Через необходимость. Всё в мире существует либо с необходимостью, либо случайно, потенциально. Случайно существующие вещи когда-то не существовали и должны были быть порождены. Значит, должно быть нечто, что существовало бы с необходимостью и что их породило, иначе ничего бы не существовало. Такой необходимой сущностью является Бог.
  • От степеней бытия. У всех вещей в мире есть степени совершенства: что-то больше, что-то меньше, что-то лучше, что-то хуже, что-то более красиво, а что-то менее и т.д. Фома Аквинский полагает, что градацию этого совершенства можно выстраивать только относительно чего-то наибольшего, абсолютного: самого прекрасного, самого доброго, самого лучшего и т.д. И такой высшей степенью совершенства и источником блага, по его мнению, является Бог.
  • Через целевую причину. Мы обнаруживаем разумное устройство мира и стремление всех существ к благу для себя (а следовательно, и к благу вообще). Значит, должно было быть существо, которое всё организовало и поставило всему конечную цель в виде блага. И таким существом, по мнению Фомы, должен быть Бог.

Проблемы первого, второго и пятого аргументов

Первые два аргумента, в принципе, очень похожи, так что и рассмотреть их можно вместе. По сути дела, это доказательство придумал ещё Аристотель. Оно очень простое и сводится к тому, что не может быть бесконечного ряда причинности и должна быть некая первопричина всего.

На этот аргумент существует распространённое возражение, придуманное, по совпадению, современником Аристотеля, индийским философом Нагарджуной. Он полагал, что Бог должен либо быть таким же явлением, как и все остальные явления в мире, либо не быть им. Если он такое же явление, как и все другие, то у него тоже должно быть своё начало и он тоже должен быть чем-то сотворён. Если же он не есть такое же явление, то его попросту нет и он не сотворял мир, как не может пахать землю сын бездетной женщины. Либо же Бог должен был сотворить сам себя. Однако это невозможно, как невозможно, чтобы меч разрубал собственное лезвие или танцор танцевал на собственных плечах.

Золотая скульптура Нагарджуны

К гипотезе о том, что если у мира есть начало, то что-то должно было его начать, и этим началом должен быть Бог, есть ещё одна претензия. Она состоит в том, что совершенно неясно, почему гипотеза о том, что создателем вселенной является Бог, должна быть более предпочтительна, чем гипотеза о её самозарождении. Возникновение совершенного всемогущего существа, создавшего мир, кажется более абсурдным, чем случайное самозарождение этого мира. Добавляя в эту цепочку Бога, мы всего лишь отступаем на шаг назад от первопричины, не объясняя, почему что-либо вообще возникло. При этом этот шаг даётся нам ценой ненужного усложнения всей теории. В конечном итоге даже если мы соглашаемся, что у мира должно быть начало, то совершенно непонятно, почему этим началом должен быть признан всемогущий и всеведущий Бог, а не Большой взрыв или что-то ещё.

Уже упоминавшийся нами в разговоре об онтологическом доказательстве немецкий философ Иммануил Кант, называет такие доказательства физикотеологическими. По его мнению, их проблема состоит в том, что они пытаются на основе одного только опыта выйти за пределы этого опыта и вывести существование существа, которое в опыте никак дано быть не может.

Единственное оправдание этих двух аргументов могло бы содержаться в пятом аргументе: мир слишком разумно устроен, чтобы представлять собой случайность. Однако те, кто используют этот аргумент, путают причину и следствие. Это не мир разумно устроен, а человеческий разум подстроен под мир. Ведь он возникал в рамках этого мира и его законов, он не встречался с другими мирами. Так что это единственный мир, который он знает. И этот мир может постигаться разумом только постольку, поскольку разум предназначен для постижения мира. Тут нет никакой целесообразности высшего замысла творца. Просто то, что не соответствовало бы этому миру, не могло бы в нём существовать, и оно в нём не существует.

Проблемы третьего аргумента

Третий аргумент также подобен первым двум, и он также был придуман Аристотелем. Однако, помимо критики, применимой к первым двум аргументам, на него можно придумать ещё несколько дополнительных возражений.

Во-первых, этот аргумент представляет собой всё ту же попытку возвести мир к его первопричине. Однако тут неясно, почему эта причина должна быть необходимой, а не такой же случайной, как и всё остальное. Почему случайно существующие вещи не могут возникнуть сами по себе.

Можно также отметить, что если Бог существует необходимо, то он несвободен в том, чтобы не существовать. Кроме того, существуя необходимо, он с неизбежностью становится причиной существования всех остальных вещей. Это не только лишает Бога свободы, но и лишает сами случайные вещи их случайности. Несмотря на то что они могут быть, а могут и не быть, как только они начинают существовать, выходит, что происходит это с необходимостью, поскольку они порождены необходимостью. И таким образом всё сущее становится необходимо существующим, а не случайным.

Иммануил Кант называет такое доказательство космологическим и полагает, что оно является самым обманчивым из всех. В отличие от онтологического доказательства, пытающегося вывести существование Бога из одних только понятий разума, и физикотеологического доказательства, стремящегося сделать это на основе одного только опыта, космологическое доказательство направлено на то, чтобы соединить и то и другое. Однако оно использует опыт, только чтобы немедленно вернуться в сферу чистого разума.

По мнению Канта, космологическое доказательство, по сути дела, представляет собой замаскированное онтологическое. Оно утверждает, что должна существовать абсолютно необходимая сущность. Однако неизвестно, какими свойствами должна обладать такая сущность. В конечном итоге в этом доказательстве полагается, что абсолютно необходимой сущностью должна быть всереальная сущность, существование которой подтверждается в онтологическом доказательстве. Соответственно, к нему можно применить также и всю критику, которая может быть направлена на онтологическое доказательство.

Доказательства бытия Бога

Доказательства бытия Бога

Попытки доказать существование Бога, которые хотя бы частично основаны на эмпирических наблюдениях и логике, принято называть доказательствами бытия Божия. Эти рациональные доводы, в целом, противопоставляются религиозному иррационализму, согласно которому, познание Бога является неподдающимся логическому анализу Таинством.

Существует очень много таких доводов, которые можно разделить на четыре крупные группы — метафизические, эмпирические, логические и субъективные. Приводимые доказательства не должны быть обязательно привязаны к божеству какой-либо конкретной религии, однако исторически были сформулированы прежде всего в христианстве, исламе и иудаизме, на основании метафизики древнегреческой философии.

Общепринятое доказательство существования Бога не сформулировано. Данный вопрос не рассматривается научным сообществом, которое в большинстве своём придерживается мнения о том, что религия и наука являются непересекающимися магистериями. Тем не менее, вопрос о существовании Бога продолжает оставаться предметом оживлённых философских споров и общественных дискуссий.

Аргументы в пользу существования Бога

космологический

«Всё должно иметь причину. Первопричина всего есть Бог.»

Встречается, отчасти, уже у Аристотеля, который разграничил понятия о бытии случайном и необходимом, условном и безусловном, и заявлял о необходимости признания в ряду относительных причин первого начала всякого действия в мире.

телеологический

«Мир слишком сложен, чтобы возникнуть случайно.»

Утверждает, что сложность устройства мира лучше всего объясняется существованием Бога-создателя. Анаксагор, наблюдая целесообразное устройство мира, пришел к идее о «верховном уме» (Νοΰσ). Так же, Сократ и Платон в устройстве мира видят доказательство существования высшего разума.

онтологический

«Совершеннее то, что существует и в представлении и в действительности.»

Из присущего человеческому сознанию понятия о Боге заключает о реальном существовании Бога. Бог представляется существом всесовершенным. Но представлять Бога всесовершенным и приписывать ему бытие только в человеческом представлении — значит противоречить собственному представлению о всесовершенстве существа Божия, потому что совершеннее то, что существует и в представлении и в действительности, нежели то, что существует в одном только представлении. Таким образом, нужно заключить, что Бог как существо, представляемое всесовершенным, имеет бытие не в одном только нашем представлении, но и в действительности. То же самое Ансельм выразил и в таком еще виде: Бог по идее есть существо всереальное, совокупность всех реальностей; бытие относится к числу реальностей; поэтому необходимо признать, что Бог существует. В общих чертах намечено еще блаженным Августином, но точно сформулировано Ансельмом Кентерберийским. Несколько иначе излагается Фомой Аквинским, Спинозой и Лейбницем и удачнее других формулируется Декартом. Кант отвергает силу этого доказательства, а Гегель, напротив, преувеличил значение этого доказательства в ряду других.

нравственный

«В нашей совести существует безусловное требование нравственного закона. Нравственность — от Бога.»

Из наблюдения о том, что большинство людей следует некоторым моральным законам, то есть, осознаёт, что есть хорошо, а что — плохо, делается вывод о существовании объективной нравственности, но поскольку и хорошие люди совершают дурные поступки, а плохие люди способны и на добрые, необходим независящий от человека источник морали. Заключается, что источником объективной нравственности может быть только высшее существо, то есть Бог.

исторический

ещё одним аргументом называют тот факт, что все известные нам народы (или почти все) имеют религию и, как говорят Цицерон и Аристотель нет народа без веры в Бога. «Всеобщностью веры в Бога доказывают действительное существование Бога. Но так как всех народов мы не знаем, а на собирательном множестве данных, хотя бы и очень большом, нельзя основывать всеобщности и необходимости понятия, то этому доказательству не придают особой силы и значения.

математический

Как утверждалось во многих средствах массовой информации, польский священник и математик, в 2008 году 72-летний профессор Михал Хеллер, получил Темплтоновскую премию в 820 000 евро за работу, которая демонстрирует, как математика может предоставить косвенные доказательства существования Бога. Однако сам Хеллер в интервью сказал „Никогда не пробовал математическим способом доказывать существование Бога. Это было бы нонсенсом“.

Также задолго до Хеллера в России бытовало мнение, что существование Бога доказано математически. Это было заявление российского математика швейцарского происхождения Эйлера, которое он сделал это демонстрируя формулу для комплексных чисел.

Свидетельства

По мнению ряда верующих, различные артефакты, связанные с земной жизнью Иисуса Христа (в основном реликвии Страстей), а также признаваемые чудесами явления, являются непосредственными доказательствами бытия Бога.

  • Благодатный огонь — появляющийся раз в год на православную Пасху в кувуклии Храма Гроба Господня в Иерусалиме в ответ на молитву Иерусалимского патриарха, христианам (особенно православным) напоминает значение православной Пасхи, храма Гроба Господня и самого Иисуса Христа. Этот огонь, по многочисленным свидетельствам верующих, несколько минут не обжигает, но по прошествии этого времени начинает обжигать, как обычное пламя.
  • Туринская плащаница — является для ряда христиан серьёзным свидетельством существования Бога. Изображение на плащанице, по их мнению, свидетельствует о Воскресении Иисуса Христа — второго лица Святой Троицы.
  • Изгнание бесов — по мнению очевидцев, свидетельствуют о существовании как бесов, так и Бога.
  • Мощи святых — также могут рассматриваться как свидетельство бытия Бога. Почитание мощей ведёт свое начало с самых первых веков христианской истории. Они сохраняются и почитаются с нравственно-назидательными и литургическими целями (см. Литургическое значение мощей), и по учению христианской церкви являются носителями благодатных сил, которые могут подаватся Богом верующим через останки святых.
  • Клиническая смерть — некоторые люди, пережившие клиническую смерть, рассказывают о том, что видели умерших родственников. Такие свидетельства считаются верующими доказательством бессмертия души и существовании загробного мира.

Аргументы против существования Бога

См. также: Теоретический атеизм

Целью таких аргументов является демонстрация несуществования богов, или отсутствия необходимости верить в них.

Аргументы Контраргументы
Эмпирические аргументы
Аргумент противоречивых откровений оспаривает существование описанного в священных писаниях Бога, находя видимые противоречия между различными писаниями, внутри одного писания или между писанием и известными фактами. Этот аргумент эффективен только против оппонентов, которые считают свои священные тексты непогрешимыми. С православной точки зрения, наличие противоречий в Библии могло бы иметь значение для отрицания ее богодухновенности, но никак не для решения вопроса о бытии Бога. К тому же подавляющее большинство из этих т. н. противоречий или надуманы, или обусловлены простым непониманием текста и причин разночтений. Отдельные же формально противоречивые места (напр., один или два было гадаринских бесноватых; один или два раза пропел петух, прежде чем Петр трижды отрекся от Христа и др.) не только количественно ничтожны, но, напротив, являются важным подтверждением подлинности евангельских свидетельств. При этом, все эти разночтения нигде не затрагивают главного — основ веры и жизни.

Существование ложных откровений, противоречащих истинному знанию, объясняется существованием сатаны и впадением лжепророков в прелесть. Новомученник иеромонах Василий писал в своем дневнике:

Диавол готов нам придать вдесятеро здравого смысла и умножить тысячекратно наши практические сведения, лишь бы украсть у нас знание крестное, при коем сможем стать одесную Бога.

Проблема существования зла: «Всезнающий, Всемогущий и Всеблагой Бог не совместим с миром, в котором есть зло». Теистические ответы на эту проблему называются теодицеями. Православие утверждает, что Бог создал ангелов и человека и дал им свободную волю выбирать. Притом ангелам она дана одноразово (и выбор уже совершён), человеку же приходится делать выбор всю свою жизнь, ежечасно и ежеминутно, как в делах, так и в мыслях.

Характер взаимоотношений Бога и человека в христианском богословии описывается понятием синергизм (от греч. — содействие, сотрудничество). Синергизм означает, что ни человек не может спасти сам себя, ни Бог — спасти человека без воли самого человека. Спасение совершается Богом, но только при условии, что человек пожелает и сделает все возможное, чтобы стать богоподобным по своим духовным и нравственным свойствам. Эти свойства даны в Евангелии в образе Христа и в Его учении. Душу злую Бог не может насильно ввести в Свое Царство любви. Требуется ее изменение. И пока она не изменится, будет мучима тем злом, которое пребывает в ней. Страдания человека порождает дисгармония духа человека с Богом, являющимся «Законом» нашего бытия (как нарушение закона тяготения приводит прыгающего с третьего этажа к печальным последствиям). В этом заключается основная причина всех бед человеческих. Очень ясно причины человеческих страданий и характер их зависимости от Бога показывает преподобный Антоний Великий (IV в.) Страдания являются следствием грехов. Страдания — подготовка к вечности. Страдания детей являются жертвенными, поскольку обусловлены они, в основном, не их личными грехами, но грехами «ближних» Смысл невинных страданий может быть понят только при вере в то, что со смертью тела оканчивается не жизнь, но лишь серьезный подготовительный этап к вечной жизни, и что ни одно страдание за других не остается без великого и вечного вознаграждения Божия. Глубокое духовное объяснение смысла скорбей, болезней, страданий, которым подвергаются праведники, дают святые отцы. Основную их мысль отчетливо выразил св. Исаак Сирин:

Потому попускает Бог, чтобы святые Его искушаемы были всякой печалью… что вследствие искушений приобретают мудрость.

Напротив, если нет Бога, нет вечности, то каков смысл всех этих невинных (!) страданий? Игра слепых сил природы, случайность, стечение обстоятельств, безнаказанный произвол человеческой жестокости? Какой, спрашивается, смысл имела жизнь этих невинных страдальцев и их часто жестокие, бесчеловечные мучения? Атеистический ответ, по-видимому, только один — никакого! Таким образом, существование зла определяется наличием свободной воли в мире — с возможностью выбора добра или зла. Существование же свободной воли определяется свободой любить.

Аргумент от неверия оспаривает существование всемогущего Бога, который хочет, чтобы в него верили, тем, что такой бог мог бы найти лучший способ привлечения верующих среди собственных созданий. Лучший способ привлечения верующих среди собственных созданий. Стоит отметить, что многие люди приобретают веру в Бога с молоком матери. Ещё Пётр Первый утверждал, что кто не верит в Бога — тот безумец. После атеистического периода в России — к вере каждый приходит по своему, каждый человек индивидуален и особый. Поэтому — существование лучшего способа привлечения верующих среди собственных созданий не имеет смысла. Стоит отметить, что одним из первых, кто сам себя считал атеистом, был французский автор XVIII века, барон Гольбах. Но ещё до него были изложены известные доказательства бытия Божия. В жизни разных людей бывают совершенно разные моменты, которые их приводит к Богу, однако стоит отметить, что известные доказательства и свидетельства бытия Божия — являются весьма серьёзным аргументом, не заметить который невозможно.
Консервативный аргумент утверждает, что, так как естественные теории адекватно объясняют развитие религии и веры, то действительное существование таких сверхъестественных существ излишне до тех пор, пока оно явно не понадобится для объяснения этих феноменов (см. Бритва Оккама). Адекватное (то есть материалистическое) объяснение развития религии и веры естественными (то есть материалистическими) теориями не может исключить существование Бога, все равно не доказывает это. Данные выводы близки к софистике. Тезис «пока оно (существование Бога) явно не понадобится для объяснения этих феноменов (религии и веры)» вообще можно считать не актуальным в связи с известными не только доказательствами но и свидетельствами.
Аналогия чайника Рассела, смысл которой в том, что бремя доказательства существования Бога лежит на теистах, а не на сомневающихся. «Бремя доказательства существования Бога лежит на теистах, а не на сомневающихся». Аналогично можно выразиться, что бремя доказательства несуществования Бога лежит на атеистах, а не на уверенных. Предположения Рассела основаны только на его собственных мысленных экспериментах, напротив, на существование Бога указывают многие вещи.
Дедуктивные аргументы
Парадокс всемогущества высказывает мнение о логической противоречивости понятия всемогущего существа, основываясь на вопросах подобных «Может ли Бог создать камень настолько тяжёлый, что он не сможет его поднять?» Как говорил Блаженный Августин: «Из-за того, что Его называют всемогущим, потому что он может делать все, что желает, вовсе не значит, что он может пострадать от себя; потому что если бы это случилось с Ним, Он ни в коем случае не был бы всемогущим. Поэтому, Он не может сделать некоторых вещей по самой причине, что Он является всемогущим». В Библии содержится только то, что Бог хотел открыть людям на тот или иной момент истории. И в Библии открыто то, что полезно было узнать человеку на тот или иной момент истории. В Библии не ставилась цель описать абсолютно всё, в том числе и объяснение парадокса всемогущества. Указанный парадокс напоминает софистическую выкладку. Понятно, что Библия — это прежде всего книга для человека и книга о том, что Бог всемогущ для человека и прочих живых.
Другой аргумент предполагает противоречие между всезнанием и всемогуществом, задавая вопрос «может ли Бог передумать?». Противоречия между всезнанием и всемогуществом на самом деле здесь не возникает. Да, Бог всеведущий и всезнающий, но человек создан со свободной волей и постоянно совершает выбор между добром и злом. По учению православия — человек является сотворцом собственной истории. Бог ради каждого человека замыслил: вот этому — хорошо бы стать учителем, а вот этому — врачом. Хорошо, когда человек разгадывает — кем ему лучше всего быть, «находит себя в жизни». В случае с Содомом и Гоморрой Бог согласился передумать и пощадить эти города ради всего лишь нескольких праведников, но к сожалению и их не нашлось. Несомненно, это история приведена в назидание будущим поколениям. Но сказано в Библии совершенно не всё, поскольку «многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг» (Ин. 21, 25).
Аргумент от свободной воли оспаривает существование всезнающего бога обладающего свободной волей, или наделившего ей свои создания, заявляя о взаимоисключающей природе этих двух свойств. Согласно этому доводу, если Бог знает будущее, то все действия человека обречены соответствовать этому будущему, и свободной воли у него, таким образом, нет. Другой довод добавляет, что Божья воля в таком случае также ограничена Его знанием всего, что Он сделает в вечности. Свободная воля Бога — абсолютна. Однако известно, что Бог может отвернуться от очерствевших сердец. Как сказано, когда будет второе пришествие — Господь поделит весь род человеческий на две части — и одной из них будет сказано — отойдите от Меня, Я не знал вас. Напротив, когда человек сердцем своим взывает к Богу с надеждой (понимая, что ему никто ничего лично не обещал), то Господь услышит этого человека. Сказано также — Дух Божий дышит где хочет — в частности там, где на сердце нет лукавства, где на сердце правда сознания собственных ошибок и надежда на Божие прощение. Божия воля не ограничена его знанием того, что будет, поскольку Бог создал ангелов и людей для того, чтобы они любили. Чтобы в мире была любовь. Чтобы она преумножалась, это доставляет Ему радость. Заповедь бо́льшая всех — возлюби Господа Бога твоего всем сердцем и всею мыслию твоею, вторая — подобная ей — возлюби ближнего твоего, как самого себя. Сказано, что Господь больше радуется о едином грешнике кающемся — и идущем к нему, нежели о нескольких праведниках (притча о заблудшей овце). На небе бывает великая радость о кающихся грешниках. Вот, прошла безбожная эпоха в России — где дела тех, кто рушил святыни? Однако — мы можем воочию лицезреть воскрешение души народа, когда молодёжь идёт в храм, вспоминая вечность, ища ответы на многие вопросы.
Возражение Космологическому аргументу — распространяет предположение о необходимости существования создателя у всего на самого Бога («Кто создал Бога?»). Этим оспаривается заявление, что первопричиной всего является Бог, а не Вселенная («Проблема курицы и яйца»). Всё (что мы видим в этом мире) должно иметь причину, а именно — живое не может произойти от неживого. А также — Кто-то когда-то во Вселенной дал толчок первому движению.
Индуктивные аргументы
Аргумент от бессмысленности утверждает, что всемогущему и всезнающему существу нет смысла что-либо делать (в частности, создавать вселенную) потому что у такого существа нет нужд, потребностей или желаний — все эти понятия субъективно присущи человеку. Таким образом, само существование вселенной противоречит существованию всемогущего бога. О смысле существования творения. В соответствии с определением, что Бог есть любовь, а также в соответствии с определением, что не хорошо быть человеку одному (который создан по образу и подобию Божию) можно заключить, что Бог мог существовать и один, но всё же, также на основании православной точки зрения о том, что по преизбытку любви Бог создал ангелов и человека — Бог создал их. И от этого любовь только преумножилась. Отсюда появляется смысл в преумножении любви. (Ср. родителей, которых любят их дети. В этом есть счастье).
«Историческая индукция» заключает, что раз большинство теистических религий на протяжении истории (например, древнеегипетская или древнегреческая) в конце концов стали рассматриваться как ложные или ошибочные, то, по индукции, все теистические религии, включая современные и даже будущее — окажутся ложными или ошибочными. Логика вывода нарушена: «раз большинство теистических религий на протяжении истории в конце концов стали рассматриваться как ложные или ошибочные, то, по индукции, все теистические религии, включая современные и даже будущее — окажутся ложными или ошибочными». Если на протяжении истории большинство религий рассматривались как ложные, но не все, то, по индукции, также не все религии, включая современные и будущие, окажутся ложными».
Субъективные аргументы
Как и субъективные доводы в пользу существования Бога, субъективные аргументы против сверхъестественного полагаются на частные свидетельства или предположения о религиозных откровениях. Субъективные доводы в пользу существования Бога подкреплены многими другими вещами, субъективные же аргументы против существования сверхъестественного основаны только на личных мысленных экспериментах (предположения Рассела).
Довод от свидетельств очевидцев полагается на мнение современных или исторических личностей, которые не верили или выражали сильное сомнение в существовании Бога. Свидетельства очевидцев, современных или исторических личностей, которые не верили или выражали сильное сомнение в существовании Бога не умаляет их свидетельств, но напротив увеличивает, поскольку обычно странно слышать о вере в Бога от неверующего. Следовательно, человек что-то пережил или что-то познал, чего раньше не знал.
Довод от противоречивых религий — разные религии по разному описывают бога и его предписания. Все противоречивые данные не могут быть истинными одновременно, следовательно, если не все, то почти все, религии — ложны. «Противоречивые данные не могут быть истинными одновременно. Если не все, то почти все, религии — ложны». У этого довода всё-таки остаётся место хотя бы для одной, но не ложной религии. (См. выше объяснение аргумента о противоречивых откровениях).

Выводы

Теизм

Теизм заключает, что приведённых аргументов достаточно, для рационального обоснования того, что существует хотя бы один бог.

Бог существует и это можно доказать

Катехизис католической церкви, следуя томистской традиции и догматическому определению, данному первым ватиканским собором, утверждает, что, согласно доктрине католической церкви, существование Бога было рационально доказано, в частности, Фомой Аквинским в его Пяти Доказательствах (лат. Quinquae viae). Многие другие христианские конфессии разделяют мнение, что существование Бога можно доказать без ссылок на откровения.

Бог существует, но доказать или опровергнуть это нельзя

Другая точка зрения полагает, что логические доводы за и против существования Бога не отвечают на главный вопрос — о существовании некоего «совершенного существа» или «первопричины сущего», а о существовании Яхве, Вишну, Зевса, или иного божества какой-либо из существующих религии, и если да — то какого?

Некоторые христиане отмечают, что христианство учит, что «спасение — в вере», и что вера — упование на Бога — не зависит от способности верующего познать то, во что он верит.

Атеизм

С точки зрения атеизма, приведённые аргументы показывают, что нет причины верить в существование каких-либо богов.

Сильный атеизм

Позиция сильного (или позитивного) атеизма заключается в утверждении, что бога или богов не существует. Некоторые позитивные атеисты также утверждают, что существование богов логически невозможно, например, заявляя о том, что комбинации приписываемых Богу свойств (в частности: всемогущество, всеведение, вездесущность, трансцендентность, всеблагость) логически противоречивы, невразумительны или абсурдны, а следовательно, существование такого бога ложно априори.

Метафизический натурализм — распространённое мировоззрение, связанное с позитивным атеизмом.

Слабый атеизм

Слабый (или негативный) атеизм — это позиция (1) сторонников более широкого утверждения, что по ряду причин (в основном, отсутствие научных доказательств), нет убедительной причины или должного основания верить в существование богов; или (2) тех, кто не верит ни в существование ни в несуществование бога или богов. Эта позиция совместима с агностицизмом, который утверждает, что существование или несуществование богов неизвестно или непознаваемо. Данное определение является предметом споров и общепринятого определения слабого атеизма нет.

Агностицизм

Под термином агностик, обычно подразумевается человек, который не верит, что на вопрос о существовании богов можно дать определённый ответ. Такая позиция не зависит от веры в бога, то есть, агностиком может быть как теист, так и атеист.

Примечания

  1. Steering Committee on Science and Creationism, National Academy of Sciences Science and Creationism: A View from the National Academy of Sciences (англ.). NAS (1999). Проверено 16 ноября 2007.
  2. 1 2 3 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: «Бог», Санкт-Петербург, 1890—1907
  3. Доказательство Бога. Польский ученый вычислил Высший разум, Российская газета, 29 марта 2008 г.
  4. Огонь, который не опаляет
  5. Схождение Благодатного огня 2002 года
  6. О сошествии огня в храме Гроба Господня (видео)
  7. Любительская запись в Храме Гроба Господня (Великая Суббота 2008 г.)
  8. О благодатном огне
  9. Чин отчитки (изгнание злых духов) в Свято-Троице-Сергиевой Лавре Архимандрита Германа
  10. Иеромонах Серафим Роуз, „Жизнь После Смерти“, Москва, 1984
  11. Фомин А. В. „Доказательство существования жизни после смерти“, Новая мысль, 2004.
  12. «Путь разума в поисках истины»
  13. Павлова «КРАСНАЯ ПАСХА»
  14. 2 Петр. 4
  15. 1,13-14
  16. 12;7,10-11
  17. 10,25-37
  18. «А ты пребывай в том, чему научен и что тебе вверено, зная, кем ты научен. Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса.» (Библия. Синодальный перевод. 2Тим.3:14-15)
  19. Ричард Докинз, Бертран Рассел, Карл Маркс
  20. Бертран Рассел: «Я атеист или агностик?»
  21. (англ.)Cline, Austin What is Agnosticism?. Проверено 8 января 2009.

> См. также

  • Историчность Иисуса Христа
  • Апология
  • Философия религии
  • Рационализм (философия)
  • Атеизм
  • Рационализм (философия)

Доказательства бытия Божия

Из книги Ивана Андреева «Православная апологетика», изданной в серии «Духовное наследие русского зарубежья», выпущенной Сретенским монастырем в 2006 г.

Господь Вседержитель. Фреска в храме святой Софии в Константинополе. а) Космологическое доказательство

Космологическое доказательство бытия Божия одно из самых древних и в простой наглядной форме нередко встречается в Священном Писании, часто указывает на творение как на очевидное свидетельство о бытии Творца мира: «Небеса проповедуют славу Божию и о делах рук Его вещает твердь» (Пс. 18, 2), «Невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы» (Рим. 1, 20).

У святых отцов Церкви космологическое доказательство бытия Божия раскрывается у святителя Афанасия Великого в форме заключения от творения к Творцу; у святителя Василия Великого и у святителя Григория Богослова – в качестве опровержения мнения о случайном происхождении и сохранении мировых законов; у святого Иоанна Дамаскина – в виде умозаключения от изменяемого к неизменяемому. В истории философии древнейшее высказывание в защиту космологического доказательства мы встречаем у Аристотеля (как заключение от движения, замечаемого в мире, к бытию Перводвигателя). У Лейбница это доказательство сводится к форме заключения не от движения к Перводвижетелю, а от условного к безусловному. У философа Вольфа оно сводится к умозаключению от случайного к необходимому.

Космологическое доказательство обычно опирается на два логических закона: закон причинности и закон достаточного основания. Первый требует признания первопричины мира, а второй утверждает, что ничто, кроме высочайшей премирной причины, не может быть признано на достаточном основании истинною первопричиною мира.

Все в мире имеет свою причину. Каждая причина, в свою очередь, является следствием другой причины. При этом все в мире имеет причину своего бытия вне себя. Ничто не самобытно. Поэтому и весь мир, как целое, тоже не самобытен и должен иметь причину своего бытия, причем эта причина должна быть вне этого мира. Такой причиной может быть только премирное высочайшее Существо – Бог.

Это доказательство было предметом критики Канта и многих других философов. Главное возражение против этого доказательства сводилось к тому, что у нас нет достаточного основания искать причину мира явлений в ином, сверхчувственном мире, может быть, закон причинности действителен только в мире явлений. Затем, по мнению Канта, нет также достаточного основания отрицать возможность самобытности мира явлений.

Современная физика в лице гениальных ученых Планка и Джинса категорически отрицает возможность самобытности мира явлений и тем самым вновь реабилитирует в достаточной степени космологическое доказательство. Что же касается вопроса о причинности, то если нет безусловной необходимости признавать ее действующей в сверхчувственном мире, то нет никакой безусловной необходимости и отрицать ее там.

Некоторые исследователи указывали, что космологическое доказательство не доказывает личного Бога. Это верно. Космологическое доказательство на это и не претендует. Оно утверждает только, что есть достаточные основания к признанию премирной высшей творческой силы, от которой зависит происхождение мира, и что эта сила имеет реальное бытие.

б) Телеологическое доказательство

Телеологическое доказательство бытия Божия сводится к утверждению необходимости из целесообразности устройства мира сделать заключение о бытии Разумного Существа, устраивающего эту целесообразность. Если космологическое доказательство сосредотачивается на исследовании первопричины мира, то телеологическое интересуется по преимуществу конечной целью. Оно рассматривает мир не как только нечто существующее и нуждающееся в объяснении своего возникновения, но как нечто цельное, гармоничное, художественное, стройное, целесообразное, указывающее на мудрость Виновника этой целесообразности.

Космологическое доказательство требует признать Бога как премудрую, могущественную творческую силу, способную создать мир; телеологическое же доказательство требует признать Бога как Разумную Личность, способную целеполагать и благоустроить созданный мир. Оба доказательства взаимно дополняют друг друга. Телеологическое доказательство не больше космологического и нуждается в нем. Ибо, как в свое время на это справедливо указал Кант, телеологическое доказательство не доказывает Творца мира, а лишь Творца благоустроенной целесообразности в мире, который мог сосуществовать в виде косной и бесформенной материи наряду с Богом вечно.

Возможно, и существует такое мировоззрение, согласно которому и Бог и материя существовали вечно, а затем Бог преобразил совечную ему материю в целесообразный мир. Бог понимается при этом как Демиург (устрояющий мастер) мира, а не как Творец мира из ничего. Но христианство категорически утверждает, что Бог создал мир из ничего. Существование совечной Богу материи невозможно, ибо в таком случае Бог не был бы Абсолютом.

Современная физика (Планк, Джинс и другие) также утверждает, что материя не может быть вечной. Космологическое и телеологическое доказательства двуедины. И только в синтезе их заключается доказательство Бога как Абсолютной Личности.

В древней философии многие философы признавали (например, Сократ и Платон, а прежде их еще и Анаксагор) телеологическое доказательство как одно из самых сильных и убедительных аргументов в защиту существования Высшего Разума. Вообще же телеологическое доказательство называется по преимуществу библейским, так как Священное Писание часто обращается к целесообразному устройству мира как наглядному доказательству мудрости Творца. Так, например, в псалмах Давида мы находим много созерцания красот мира с умозаключением от них к Божественной мудрости.

Телеологическое доказательство можно подразделять на два главных вида: 1) так называемое физико-телеологическое, умозаключающее от целесообразности и планосообразности внешнего мира к разумному Виновнику его и 2) историко-телеологическое, умозаключающее от разумного хода исторической жизни человека к разумному Правителю судьбами человечества. Православная Церковь иногда называет Бога «Начальником жизни».

Возражения против телеологического доказательства обычно идут в трех главных направлениях: 1) отрицание целесообразного устройства природы; 2) объяснение целесообразности случайностью; 3) отрицание сознания и личности в Виновнике целесообразности мира.

По первому пункту критика сводится на указание некоторых частных явлений мира, не имеющих целесообразности. На это можно ответить, что мы не знаем, не понимаем, не видим иногда цели и смысла некоторых частных явлений, но это не значит, что цели и смысла этих явлений вообще нет. При этом общая целесообразность природы никак отрицаться не может. Исключения чрезвычайно незначительны и могут быть просто невыясненными целесообразностями (с точки зрения высшего, нам недоступного плана и непонятных нам целей).

Объяснение целесообразности простой случайностью не выдерживает строй критики. Если целесообразность машины (например, паровоза) не может быть объяснена случайностью и требует признания наличия сознания, создавшего эту целесообразную машину, то тем более целесообразность самого сознания и, наконец, целесообразность всей вселенной невозможно объяснить случайностью.

Если предположить, что этот вопрос неразрешим точным знанием и подлежит только вере, то вера в причинную целесообразность, конечно, имеет гораздо более достаточных оснований, чем наивная и противоречивая вера в беспричинную целесообразность. Кратко говоря, план, цель и смысл (которые можно вскрыть при анализе целесообразных явлений мира) для нормального сознания следует считать явлениями первичными, предварительными, а не вторичными, последующими.

Последнее возражение, отрицающее разумность и личность Бога и сводящее причину целесообразности к слепой бессознательной воле, также не выдерживает серьезной критики. Только разумному, сознательному, личному Существу может быть обязано своим происхождением целесообразное творение.

Наблюдая целесообразное устройство мира, мы заключаем о сознательном Виновнике мира, с умом, которому предносилась идея целесообразного устройства мира, с волей, которая стремилась к осуществлению этой идеи, и с силой, которая осуществила эту идею в реальном бытии мира.

Некоторые критики указывают на инстинкт животных как на пример целесообразного действия без сознающего цель Виновника. Они говорят: «Инстинктивная деятельность животных происходит без цели». Это неверно. Животное действует без сознания цели своего действия, но не без цели. Животное действует сообразно с несознаваемой им целью; точно так же и жизнь природы вообще развивается сообразно с несознаваемой ею целью.

Но из этого следует только то, что виновниками целесообразных действий животных и вообще природы не являются сами животные и сама природа, а вовсе не то, что нет никакого Творца, сознательно назначившего цели, которые несознательно осуществляются в бессознательной природе.

Историко-телеологическое доказательство бытия Бога Промыслителя наиболее спорно. Доказательство это, сводящееся к пониманию глубокого смысла истории человечества, доступно не многим. Кому оно доступно, для того это доказательство чрезвычайно убедительно.

в) Онтологическое доказательство

Онтологическое и нравственное доказательства бытия Божия называются внутренними доказательствами, т. к. заимствуются из нашего внутреннего опыта, в отличие от внешних, т. е. заимствованных из внешнего опыта, доказательств космологического и телеологического.

Значение внутренних доказательств чрезвычайно важно, так как без них не имели бы силы доказательства внешние. Не будь первых, не было бы потрачено столько сил на вторые. Не будь у нас в сознании идеи Бога и внутренней убежденности в Его реальности, вместе с огромным практически важным нравственным значением этого убеждения, мы не имели бы импульса к тщательным доказательствам бытия Божия во внешнем опыте.

Онтологическое доказательство бытия Божия впервые было сформулировано в XI веке западным ученым богословом архиепископом Ансельмом Кентерберийским. Автор этого доказательства считает его не плодом своего ума, а полученным при помощи высшего вдохновения. Основная мысль этого доказательства заключается в том, что в присущей нам идее высшего, всесовершенного и бесконечного существа необходимо включается и идея о реальности этого существа, ибо всесовершенное не может быть не реальным!

Критики, особенно Кант, считают неправомочным от мышления о Боге заключать о Его бытии. «Так заключать, – говорит Кант, – нельзя, потому что у нас могут быть (и бывают) мечтательные представления, которым не соответствует бытие действительных предметов».

Но это возражение, еще задолго до Канта, предусмотрел гениальный французский философ и математик Декарт. Анализируя химерические, условные и безусловно-необходимые представления, Декарт приходит к заключению, что идее о существе совершеннейшем принадлежит именно безусловная необходимость. Защищал онтологическое доказательство Лейбниц и Гегель. Последний, возражая Канту, приводил следующие соображения. Онтологическое доказательство вовсе не утверждает, что всяким представлением необходимо предполагается бытие представляемого. Оно не выводит бытия всесовершенного из понятия о нем, но настаивает, что в понятии о всесовершенном уже содержится понятие о бытии. Мы не можем мыслить всесовершенного существа не существующим, как не можем мыслить треугольника не треугольным.

Таким образом, онтологическое доказательство может быть окончательно сформулировано так: из того, что в духе человеческом существует идея о существе, которое с полнотой совершенств соединяет и реальное бытие, необходимо следует, что существо это должно существовать не в уме только, но и на самом деле.

г) Нравственное доказательство

Нравственное доказательство бытия Божия может быть практического и теоретического характера.

Практическое нравственное доказательство сводится к указанию на тот факт, что вера в Бога содействует улучшению нравственности, тогда как вера в атеизм обычно приводит к падению морали.

Попытки доказать, что атеизм, наоборот, способствует улучшению нравственности, нелепы и не подтверждаются практикой жизни. Многие защитники атеизма, признавая благотворность религии для морали, высказывали мысль, что это вовсе не доказывает истинности религии. Однако весьма странно, что в таком случае получается парадоксальное положение: ложное убеждение (вера в Бога) приводит к улучшению морали, тогда как истинное убеждение (вера в атеизм) способствует развращению нравов. Не следует ли вместо софистических ухищрений признать истинность религии и ложность атеизма ввиду того, что первая содействует улучшению нравственности, а второй, наоборот, ее губит?

Указание на то, что существуют атеисты, которые живут нравственно, не опровергает общего заключения о нравственной пользе религии. Дело в том, что многие люди в своей практической жизни не следуют своим теоретическим убеждениям. Это противоречие между теорией и практикой и приводит к тому, что некоторые, теоретически исповедующие атеизм, в своей практической жизни следуют правилам христианской морали. Но там, где существует полное согласие между теорией и практическими действиями, где нет разлада и противоречия между теорией и практикой, основанной на этой теории, не может быть и речи о нравственно-добром поведении атеиста.

Иногда атеисты указывают на то, что верующие люди живут в постоянном страхе перед всемогущим Повелителем – Богом за свои проступки, тогда как свободный от религиозных убеждений атеист этого страха не испытывает. На это можно возразить следующим образом. Страх нравственной ответственности перед Богом есть страх чрезвычайно благодетельный. Этот страх появляется у человека не тогда, когда он живет нравственной жизнью, а только тогда, когда он совершает безнравственные поступки, нарушающие нравственный закон, данный, по убеждению верующих, нам от Бога. А с другой стороны, разве нет страха и у атеиста? Если жизнь не имеет смысла и цели и все происходящее зависит от простого случая равнодушно жестокой природы, то не появляется ли у человека страха перед этими неумолимыми жестокостями случайностей, от которых целиком зависит вся жизнь? И наоборот, не содействует ли успокоению убеждение религиозного человека в том, что Сам Всемогущий Бог, Который понимается как любовь и высшая справедливость, оберегает человека и ведет его к вечному благу?

Теоретические или так называемые научно-философские способы нравственного доказательства бытия Божия сводятся к двум главным формам.

До Канта нравственное доказательство бытия Божия и в богословии, и в философии излагалось в форме заключения от нравственного закона, имеющегося во всяком нормальном сознании, к бытию Бога как Творца и законодателя этого закона. Кант дал нравственному доказательству иное обоснование.

В своей критике он утверждал, что от наличия нравственного закона нет достаточных логических оснований заключать о бытии Законодателя. Но для гармонии между добродетелью и блаженством, чего требует наше нравственное сознание, необходимо признать Бога, ибо эту гармонию осуществить и вполне реализовать может только один Бог.

В обеих своих формах (до кантовской и кантовской) нравственное доказательство имеет свою силу; эти формы не только не исключают, но, напротив, взаимно дополняют друг друга.

Тщательный анализ нравственного сознания человека показывает нам, что, имея свободу действий, человек испытывает после совершения безнравственных актов угрызения совести и, наоборот, после исполнения требований нравственного закона испытывает духовное удовлетворение от сознания выполненного долга.

Иными словами, свобода человеческой воли ограждается от произвола наличием выше ее стоящего нравственного закона, который одобряет или порицает ее действия. Человек, имеющий свободную волю, тем не менее чувствует над собой этот закон как безусловную повелевающую силу. Следовательно, не сам человек создал этот закон и поставил над собою.

Нельзя вывести нравственный закон и из каких-нибудь иных сторон человеческой природы.

Но если нравственный закон не создан человеком и не может быть выведен из чего бы то ни было условного и случайного, но заложен в человеческом духе как безусловное высшее требование, то его происхождение можно объяснить только тем, что он заложен высшим безусловным существом – Богом и представляет собой ни что иное, как голос Божий в душе человека, внутреннее откровение в человеческом духе святой и безусловной Божественной воли.

Что касается кантовского обоснования нравственного закона, то оно формулируется самим автором таким образом: «Мы сознаем в себе нравственный закон, требующий от нас исполнения долга без всякого искания корысти, пользы или удовольствия; вместе с тем мы сознаем в себе потребность достигать высшего блага. Хотя в своих нравственных поступках мы не должны руководствоваться своекорыстными представлениями о награде, но в нашем духе есть непременное требование, чтобы добродетели принадлежала достойная награда, а пороку – достойное наказание. Это есть закон правды. Требование, чтобы добродетель награждена была соответственной мерой счастья, так глубоко заложено в нашем духе, что мы никак не можем изгладить его в себе. Соединение чистейшей нравственности с совершенным счастьем или блаженством и составляет высочайшее благо, к которому дух человека стремится в силу самой нравственной природы своей. Но соединение счастья с добродетелью в равной совершенной мере не зависит от нас самих. От нашей свободы зависит устроение нашей нравственности, а счастье не зависит от нашей власти. И опыт показывает, что добродетель в настоящей жизни большей частью не вознаграждается заслуженным счастьем. Между тем нравственное наше сознание необходимо требует, чтобы добродетель неразлучно была со счастьем и из этого союза добродетели со счастьем происходило бы верховное благо. Если не во власти человека установить союз между добродетелью и счастьем, то должно быть другое нравственно-доброе Существо, которое хочет и может сделать это, т. е. наградить добродетель достойным ее счастьем. Такое Существо и есть единый Бог».

Кант высказывал свое доказательство еще и таким образом: «Природа не может установить согласия между добродетелью и счастьем. Это побуждает нас признать бытие причины, отличной от природы и не зависящей от нее. Эта причина должна обладать не только силою и могуществом, но и разумом, быть такой силою, которая и по мощи, и по воле, и по уму выше природы. А такое Существо есть только Бог. Он и хочет и может утвердить союз между добродетелью и счастьем».

Из своих доказательств Кант выводит совершенства Божии. «Как хотящий высочайшего блага, Бог должен быть Сам высочайшим благом, исполненным святости; как могущий сочетать добродетель со счастьем, Он должен быть всемогущим, всеведущим, премудрым и т. д., и, во всяком случае, Существом личным».

Недостаток кантовской аргументации заключается в том, что он отделяет понятие добродетели от понятия счастья (или блаженства), а потому и мздовоздаяние понимает как нечто внешнее, тогда как, по христианскому нравоучению, истинная добродетель в самой себе находит награду и не нуждается ни в каком внешнем возмездии.

Еще и в дохристианской философии мы находим такое понимание добра. «Добродетель есть счастье», – учил Сократ.

Гегель в своей критике кантовского нравственного доказательства совершенно справедливо отмечает, что «добродетель, вследствие своей целесообразной деятельности, непосредственно приносит с собою самонаслаждение и самоудовлетворение».

Сам Спаситель сказал относительно добродетели, которая не может быть осуществлена без нравственного усилия и труда, обусловленных требованием свыше, а потому являющихся для свободы человека неким игом, следующие ясные и истинные слова: «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11, 29–30).

Иго Христа есть благо, т. е. христианская добродетель уже в самой себе является блаженством.

Соединяя все виды и формулировки нравственного доказательства бытия Божия, мы можем придти к следующему обобщенному выводу. Существование нравственного закона, заключающегося в требовании нравственного добра, которое уже в самом себе заключает величайшее духовное благо и которое невозможно ни объяснить, ни осуществить без помощи свыше, является теоретическим доказательством бытия Божия, получающего полное оправдание при практической его проверке нравственной жизнью по заветам Христа.

д) Общий результат доказательств истины бытия Божия

Истина бытия Божия, окончательно принимаемая при помощи веры, имеет чрезвычайно убедительные и рациональные основания, позволяющие нам утверждать неопровержимую законную, логическую возможность этой истины (логический закон «достаточного основания»).

Невозможность никакими логическими соображениями опровергнуть этой истины, как и невозможность математически точно ее доказать, методологически оправдывает применение к ней веры как акта свободной человеческой воли.

Купить эту книгу можно


в розничном
магазине
«Сретение»


в оптовом
интернет
магазине

Вместо предисловия

Доказательство – это обоснование истинности или ложности какого-либо утверждения. Доказательство бытия Божия это попытка обосновать истинность утверждения «Бог существует». При этом бытие философская категория, означающая реальность чего-либо вне и независимо от сознания человека. Таково бытие звездного неба, движение светил, смена времен года и множество других явлений окружающего нас мира – они существуют вне зависимости от того, как мы к этому относимся. «Бытие» всего этого доказывает наука.

Однако Бог отличается от всех явлений видимого нам мира. Его нельзя ощутить органами чувств – потрогать, увидеть и так далее. Это значит, что Его бытие не может быть доказано средствами естественнонаучных дисциплин. Он трансцендентен этому миру – то есть Он не является его частью.

Но главное отличие даже не в этом. Все, что окружает нас в этом мире, имеет бытие временное, относительное, конечное, тогда как Бог есть истинное или, как говорят философы, Абсолютное Бытие. Он имеет причину существования в Самом Себе в отличие от всего остального, что имеет источник своего бытия в Нем. В этом понятии о Боге согласны и теисты, и деисты, и пантеисты, то есть все формы религиозного сознания (которые расходятся по вторичным, дополнительным признакам этого понятия) и такие мировые религии, как христианство, иудаизм и ислам.

Как средствами ограниченного разума доказать существование Абсолютного Бытия? Православная Церковь осознает эту проблему, и потому она никогда не стремилась доказать бытие Бога, в отличие, кстати говоря, от римского католицизма, который в Средние века создал целую схоластическую школу рациональных способов подтверждения истин веры. Путь православного доказательства бытия Божия другой – это путь веры, путь очищения своего сердца, потому что блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5, 8).

Однако это не значит, что верующим людям нельзя искать рациональные основания своей веры. Важно, чтобы истины, открывшиеся нашему сердцу, стали очевидны и нашему разуму. Истина бытия Божия познается в процессе религиозного опыта, однако она может стать явной и для нашей религиозной мысли. Как говорит святитель Григорий Богослов, «истина бытия Божия познается не по Его сущности, но по Его действиям, энергиям, опытом и выводом ощущается, и мышлением, и нравственным познанием». С этой целью была разработана система аргументов, которые обычно называются доказательствами бытия Божия.

Доказательства бытия Божия возникли в результате философского творчества знаменитых европейских мыслителей, начиная с Сократа, Платона, Аристотеля и кончая Кантом, Фихте, Шеллингом и Гегелем. В разное время были выдвинуты следующие пять доказательств бытия Божия: космологическое, телеологическое, онтологическое, психологическое и историческое. Знаменитый философ Эммануил Кант, подвергнув критике каждое из них, в свою очередь выдвинул шестое – нравственное.

Однако с глубокой древности вне зависимости от деятельности философов и мыслителей существовало самое простое доказательство, доступное не одним только интеллектуалам, людям умственного труда и ученым. Эмпирическое доказательство, то есть доказательство из опыта, «работало» во все века существования христианства, «работает» оно и в наши дни, стоит лишь приложить усилия.

В качестве дополнения к уже известным доказательствам бытия Божия мы приводим и так называемое материалистическое доказательство – маленький мысленный эксперимент, призванный продемонстрировать, как, рассуждая исключительно в рамках материалистического мировоззрения, с помощью логики можно вывести необходимость существования Бога.

В книге также приводятся аргументы в пользу истины бытия Божия, являющиеся разновидностями основных шести доказательств, но иногда используемые в качестве самостоятельных аргументов.

Космологическое доказательство

Космологическое доказательство бытия Божия исходит из закона причинности, которому подчинено все, что мы видим вокруг себя. Всякая вещь в мироздании (мы это знаем по собственному опыту) имеет причину своего бытия вне себя. Так, бытие детей имеет свою причину в их родителях, у каждой книги есть писатель, который ее обдумал и написал, детали для компьютера изготавливаются на специальных заводах и так далее.

Вселенная в каком-то смысле тоже вещь, включающая в себя множество других вещей, а значит, должна иметь причину своего бытия вне себя. Она «состоит» из материи, существующей во времени и пространстве и обладающей энергией. А раз так, то причина Вселенной должна лежать вне всех этих категорий – то есть быть нематериальна, вечна, не ограничена пространством, не зависима от материальной энергии (иначе говоря, всемогуща). Чтобы для ее существования вновь не потребовалась какая-то другая причина, ее существование не должно быть обусловлено ничем другим кроме нее, то есть она должна быть причиной бытия себя самой. Все это не что иное, как определение Бога Сверхбытия, приведшего в бытие весь тварный мир.

Впервые логика этого рассуждения была высказана древнегреческими философами Платоном и Аристотелем, Авиценна сформулировал ее математически, а Фома Аквинский впервые привел как доказательство бытия Божия. В философии Лейбница также приводится это рассуждение, где Бог называется «достаточным основанием» для существования Вселенной.

В настоящее время, как и до этого, вопрос о первопричине бытия ставится лишь единственной наукой – философией. Естественные науки он не интересует. Более того, подход к этой проблеме пока не выработан. Так, академик Я. Зельдович замечает: «До сих пор физика имела дело с законами, в которые нужно было подставлять начальное условие. Сам же вопрос о начальных условиях лежит пока вне физики. И если не принимать постулата о том, что изначальное дано какой-то Божественной силой, то надо найти научный подход к проблеме выбора начальных условий».

Итак, научного решения проблемы первопричины всего мироздания нет. И, позволим себе заметить, никогда не будет. Наука занимается исследованием этого мира, и у нее нет инструментария для того, чтобы заглянуть за его грань. Это не ее предмет. Это предмет религии.

Нельзя сказать, чтобы материалисты были не согласны с логикой космологического доказательства. Они вовсе не отвергают ее, просто на место первопричины мироздания они ставят не Бога, а материю, которую наделяют свойствами, вполне сопоставимыми со свойствами Божественной природы: так, материя, согласно общепринятому материалистическому мировоззрению, вечна и всемогуща (ведь она создала Вселенную, в которой мы живем). Лишь про нее можно сказать, что она существует в подлинном смысле этого слова, и кроме нее нет ничего. Она премудра и устраивает все самым прекрасным и разумным образом. Механизм, с помощью которого она творит, на современном научном языке называется эволюцией.

В этом смысле современная наука не изобрела ничего нового. Многие языческие народы древности представляли себе происхождение мира так: раньше был вечный хаос, первобытный океан, и из этого темного, бессмысленного скопления стихий возник наш разумно устроенный мир. По сути дела, мировоззрение, лежащее в основе современной теории эволюции, то же самое: мир представляет собой движущуюся материю, которая закономерно развивается от низших форм к высшим, а сознание порождается материей, почему и может быть понятно лишь в связи с ней. Все существующее, от простых камней и до человека, материализм выводит из бесчувственной, безжизненной материи. На вопрос о том, кто создал Вселенную, материализм отвечает: «Природа». И вопрос о том, кто создал природу, является в этом контексте вполне бессмысленным, потому что «она сама себя создала».

Таким образом, спор между религией и материализмом зашел в тупик. Однако в XX веке представление о вечной и развивающей саму себя материи было поколеблено благодаря открытиям именно в научной области. Удар по материализму был нанесен оттуда, откуда меньше всего можно было его ожидать. Прежде всего речь идет об удивительном открытии, которое позволило утверждать, что Вселенная имеет начало во времени. Это открытие принадлежит американскому астроному Хабблу. Хаббл обратил внимание на то, что свет далеких галактик несколько краснее ожидаемого, причем чем дальше от нас та или иная галактика, тем больше излучаемый ею свет смещается в красную сторону спектра. На основании так называемого эффекта Доплера это можно объяснить не чем иным, как удалением от нас галактик. Значит, Вселенная расширяется.

Расчеты показали, что в прошлом Вселенная была сосредоточена в одной точке, значительно меньшей размеров атома. Наука не берется до конца отвечать на вопрос, что представляло собой вещество, сжатое до такой невообразимой степени. Ясно лишь одно: ни о каких известных нам законах природы речи быть не может, они там просто не работали. Сейчас уже почти все крупные космологи и астрофизики разделяют убеждение, что начальная стадия развития Вселенной это первоатом, который в результате так называемого Большого взрыва породил известную нам Вселенную.

Таким образом, современная наука, владеющая мощнейшими современными средствами познания мироздания, пришла к выводам, которые звучат очень знакомо для того, кто укоренен в христианской традиции: мироздание имеет начало во времени; до появления Вселенной не было ни пространства, ни времени; свет действительно возник прежде Солнца и прежде вообще любого другого космического объекта. Остатки этого первозданного света, словно эхо Большого взрыва, сохранились до наших дней в форме реликтового излучения, пронизывающего всю Вселенную. Его открытие произошло в 1965 году. Всякий верующий невольно вспомнит при этом о словах, которые сказал Бог в самом начале творения: Да будет свет. И стал свет (Быт. 1, 3).

Что дало толчок Большому взрыву? Каковы были его причины? На все эти вопросы ответов пока нет. Наука может проследить историю развития нашей Вселенной лишь до момента, предшествовавшего Большому взрыву. В этот момент времени размеры Вселенной равнялись нулю, то есть вся она была сжата в точку, в то время как плотность и температура приближались к бесконечности. К таким выводам позволяет прийти общая теория относительности, однако она неприменима для выяснения, что этому моменту предшествовало. Более того, здесь неприменима и вся современная физика. Итак, на временном пороге нашего мира наука пока вынуждена остановиться. У нее нет власти его перешагнуть и увидеть, что было до начала нашего мироздания.

Разумеется, учеными было выработано несколько теорий, отвечающих на вопрос, что было до начала Вселенной, в которой мы живем. Согласно одной из них, столкновение двух правселенных стало причиной Большого взрыва и рождения нашей Вселенной. Согласно другой теории, у нашей Вселенной был предок, у того, в свою очередь, также был предок и так далее. Так мы уходим в дурную бесконечность Вселенных, порождающих одна другую, а вопрос о причине так и остается открытым: так что же явилось причиной возникновения самой первой Вселенной, породившей последовательно все остальные? Ведь на самом деле это всего лишь попытка уйти от принципиального ответа и не более того.

Христианское богословие учит, что мир возник из ничего. С философской точки зрения, началом бытия может быть как бытие, так и небытие (ничто). Однако мы видели, что, полагая началом бытия (материи) также бытие (материю), мы получали дурную бесконечность, уходящую в прошлое и не имеющую конца, что, по сути, является уходом от решения проблемы. Скачок между до и после Большого взрыва и возникновения нашей Вселенной непреодолим для материалистического сознания.

То же самое можно сказать и о другом принципиальном скачке – между неживым и живым, который также иногда называют биологическим Большим взрывом. Ученые-эволюционисты, ссылаясь на бесконечно удаленное от нас прошлое, говорят, что жизнь началась с простейшего живого организма, но при этом всячески избегают прямого ответа на вопрос: кто дал жизнь этой первой живой клетке? Утверждают, что она возникла как бы сама собой и сама себя строит. Неорганические вещества постепенно, в результате сложных процессов, соединялись в органические, и на каком-то этапе этого процесса образовалась клетка. Но откуда взялись эти первичные органические вещества?

Вот что говорится в сборнике стенограмм лекций, прочитанных в мае 1957 года на Всесоюзном совещании-семинаре по вопросам научно-атеистической пропаганды: «Итак, все органические вещества, которые мы находим на нашей планете, возникают в результате жизнедеятельности организмов. Получается как бы порочный заколдованный круг: для того чтобы понять, как возникли организмы, нужно выяснить, как возникли в природных условиях хотя бы наипростейшие органические вещества, а органические вещества, оказывается, могут возникнуть только в результате жизнедеятельности организмов. В этом замкнутом круге билась мысль ученых, не находя из него выхода».

И с тех пор мало что изменилось. Еще Луи Пастер в XIX веке первым обратил внимание на то, что в неживой природе молекулы либо зеркально симметричны, либо одинаково часто встречаются как правый, так и левый вариант конфигурации. Молекулы, из которых построены живые организмы, напротив, зеркально асимметричны. Чаще всего они подобны винтам, а во многих случаях ими и являются (например, двойная спираль молекулы ДНК). Но самое главное, эти молекулы встречаются в природе лишь в каком-то одном варианте – либо только левом, либо только правом (так, спираль молекулы ДНК всегда только правая).

Что было причиной этого «Большого биологического взрыва»? Какие предпосылки были у этого, без сомнения, самого важного события в истории планеты Земля? Как именно произошел скачок между неживым и живым? На все эти вопросы ответа нет. Единственное, что можно сказать практически наверняка: сама возможность того, что жизнь возникла в результате медленных эволюционных изменений неорганических веществ, совершенно исключена. Причины «Большого биологического взрыва» так же загадочны и необъяснимы, как и причины возникновения нашей Вселенной.

Постичь, как возникла жизнь, наука не способна. Современным ученым-материалистам приходится неубедительно ссылаться на уникальные и неповторимые условия ранней эволюции нашей планеты, лабораторно воспроизвести которые опять же они не в состоянии. И, скорее всего, никогда не будут в состоянии, потому что так называемый принцип Реди никто и никогда не сможет отменить: живое происходит только от живого, между живым и неживым веществом существует непроходимая граница.

Вот как пишет об этом В. И. Вернадский в своем «Очерке геохимии»: «Мы должны сохранить эмпирический принцип Реди и признать за научный факт, до сих пор не поколебленный, что во все течение геологического времени все время существовала непроходимая граница между живым (другими словами, между совокупностью всех организмов) и косными веществами, что вся жизнь происходит из живого и что в течение всего этого времени имели место те же явления обмена химическими элементами между этими двумя проявлениями природы, как это и теперь наблюдается… Живое вещество всегда, в течение всего геологического времени, было и остается неразрывной закономерной составной частью биосферы, источником энергии, ею захватываемой из солнечных излучений, веществом, находящимся в активном состоянии, имеющим основное влияние на ход и направление геохимических процессов химических элементов во всей земной коре. Обычно косная материя Земли ничего подобного на всем протяжении биллионов лет не представляла и не представляет».

Невозможно перешагнуть барьер, поставленный Творцом между мертвой и живой природой, потому что человек не может создать жизнь. Жизнь может создать лишь Бог, ведь это «не труднее», чем сотворить весь мир из ничего. Таким образом, и эта проблема, стоящая перед современной наукой, научными методами не решаема, поскольку она относится не к области науки, но к области веры.

А это значит, что космологическое доказательство бытия Божия рано сдавать в архив истории. Все, что когда-либо появилось, имеет причину. Вселенная и жизнь когда-то появились. Значит, они имеют свою причину. И, если это не так называемая вечная материя, значит, у мира есть Творец, Который его создал и заботится о нем.

1. Зельдович Я. Собственная жизнь идеи // Литературная газета. 1972. 9 февраля. 2. Наука и религия. Сборник стенограмм лекций, прочитанных на Всесоюзном совещании-семинаре по научно-атеистическим вопросам. – М.: Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний, 1957. С. 114.