Финансирование церкви в России

В безвозмездное пользование РПЦ получила порядка 165 объектов, а в собственность — около 100, следует из данных на сайте Росимущества. «Ничего удивительного, — объясняет Аноприенко. — Церковь выбирает безвозмездное пользование, поскольку в этом случае может пользоваться государственным финансированием и рассчитывать на субсидии на восстановление и содержание храмов от властей. Если имущество будет в собственности, вся ответственность ляжет на РПЦ».

В 2015 году Росимущество предложило РПЦ взять 1971 объект, однако пока поступило всего 212 заявок, говорит Аноприенко. Глава юридической службы Московской патриархии игуменья Ксения (Чернега) убеждена: церкви дают только разрушенные здания. «Когда закон обсуждался, мы пошли на компромисс, не стали настаивать на реституции утраченного церковью имущества. Теперь нам, как правило, не предлагают ни одного нормального здания в крупных городах, а только руинированные объекты, которые требуют больших затрат. Церковь, по словам игуменьи, будет «биться за нужные объекты».

Бюджетные деньги

По подсчетам РБК, в 2012–2015 годах РПЦ и связанные с ней структуры получили из бюджета и от государственных организаций минимум 14 млрд руб. При этом только в новой версии бюджета на 2016 год предусмотрено 2,6 млрд руб.

В частности, в 2014–2015 годах организациям РПЦ выделили свыше 1,8 млрд руб. на создание и развитие российских духовно-просветительских центров по федеральной программе «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России». Еще одна программа, поддерживающая церковь, — «Культура России»: с 2012 года на сохранение объектов религиозного назначения в рамках программы было выделено почти 10,8 млрд руб. Помимо этого, 0,5 млрд руб. в 2012–2015 годах было выделено на реставрацию объектов религиозного значения, рассказал представитель департамента культурного наследия Москвы.

Среди крупных получателей контрактов на сайте госзакупок — церковно-научный центр «Православная энциклопедия» (учредитель — патриархия), издающий одноименный фолиант в 40 томах под редакцией патриарха Кирилла. С 2012 года государственными школами и вузами на приобретение этой книги было потрачено около 250 млн руб. А дочерняя организация «Православной энциклопедии» — фонд «Православная энциклопедия» — в 2013 году получила 56 млн руб. от Минкультуры — на съемки фильмов «Сергий Радонежский» и «Укус змеи».

В 2015 году Министерство образования из бюджета выделило около 112 млн руб. Православному Свято-Тихоновскому гуманитарному университету. Центральная клиническая больница Святителя Алексия при Московской патриархии в 2015 году получила от Министерства здравоохранения 198 млн руб., в новом бюджете для больницы предусмотрено еще около 178 млн руб. В бюджете на 2016 год заложено порядка 1 млрд руб. «Благотворительному фонду по восстановлению Воскресенского Ново-Иерусалимского ставропигиального мужского монастыря РПЦ» — учредителем фонда является сам монастырь.

В дополнение с 2013 по 2015 год православные организации получили 256 млн руб. в рамках президентских грантов.» РПЦ не имеет прямого отношения к получателям грантов, просто они были созданы православными людьми», объясняет бывший протоиерей Чаплин. Хотя напрямую церковь в создании подобных организаций не участвует, случайных людей там нет, уверен Сергей Чапнин, в прошлом редактор «Журнала Московской патриархии».

По тому же принципу, рассказывает он, распределяют деньги в единственной православной грантовой программе «Православная инициатива» (средства выделял «Росатом», сообщили РБК два источника, знакомых с программой; пресс-служба корпорации не ответила на вопрос РБК).

«Православная инициатива» проводится с 2005 года, общий объем финансирования за годы проведения конкурса — почти 568 млн руб.

Приходы и доходы

На последнем Архиерейском соборе патриарх Кирилл объявил, что в РПЦ действуют 293 епархии и свыше 34,5 тыс. храмов. Российские церкви отчисляют своим епархиям определенный процент от полученных пожертвований, объясняет Уминский. Исключения составляют строящиеся и восстанавливаемые храмы — по словам епископа Тихона (Шевкунова), они временно освобождаются от епархиальных взносов (интервью с епископом можно прочитать здесь). Во всех прочих церквях сбор взносов контролирует вышестоящий епископ — он, в свою очередь, отчитывается в патриархии, разъясняют РБК два источника в РПЦ.

Деньги церковного прихода складываются из пожертвований за совершение треб (крещения, венчания, освящение машин, квартир и других предметов) и служб (поминовение, чтение акафистов). Основная часть денег попадает в приходскую казну благодаря необходимым для совершения всех обрядов свечам, объясняет протодиакон Андрей Кураев. У РПЦ по стране «раскиданы» десятки мастерских по литью свечей как из нового материала, так и из собранных во время службы огарков. Стоимость свечки в производстве и в церкви отличается в десятки раз: «изготовить четырехграммовую свечку «соточку», одну из самых ходовых, стоит 25 коп. В церкви за нее дадут до 20 руб.», откровенничает изготовитель и поставщик церковной утвари.

Ежемесячный доход российских храмов сильно отличается — от 5 тыс. до 3 млн руб., подсчитывает Чаплин.

Корреспондент поговорил со священниками почти 30 храмов, из их рассказов схема финансовых отношений «низовых» приходов с епархиями выглядит так: после службы настоятели вскрывают ящики для пожертвований, собранные деньги хранятся у казначея. Приходские настоятели подают в епархии отчетность (копия такого документа от 2013 года, поданного в Московскую епархию, есть в распоряжении РБК). В бумаге указано количество совершенных треб и служб, а также размер взноса, отправляемого приходом в епархию, — в изученном корреспондентом отчете это 20%.

Процент отчислений, по рассказам настоятелей, колеблется от 10 до 50%. Например, приход церкви Троицы в Хохлах в 2014 году перечислил 230 тыс. руб. — при «доходе» около 2 млн руб., рассказал Уминский.

Ежегодно сумма отчислений растет, «При патриархе Алексии II я перечислял в епархию 10%, сейчас — 27%. Это связано с тем, что после прихода патриарха Кирилла количество епархий увеличили в три раза и нагрузка на приходы сильно выросла», — анонимно жалуется настоятель подмосковной церкви.

В церквях на периферии, где, по определению одного из героев книги Митрохина, на крестный ход выходят четверо — «батюшка, матушка, староста и их собачка», — даже ничтожный по столичным меркам взнос кажется неподъемным. «У нас приход из пяти человек, в месяц едва набираем 3 тыс. руб. Полторы тысячи рублей — в епархию», — рассказывает настоятель прихода в Ивановской области.

Если священник не в состоянии заплатить взнос, в епархии могут сказать: «Все понимаем. Жалеем. Можем на ваше место взять другого батюшку. На такое предложение никто не соглашается», — рассказывает Дмитрий Свердлов, в прошлом настоятель Петропавловской церкви в Домодедовском районе Подмосковья.

«Каждое епархиальное собрание у нас начинается с того, что приходам объявляют: не соберете нужную сумму, настоятеля поменяют. Никого не волнует, исполняет ли священник пастырские обязанности — гораздо важнее, сможет ли он собрать деньги, — делится клирик одной из церквей на юге России. — В год мы собираем до 8 млн руб. пожертвований, платим в епархию 30%, но каждый визит архиерея сопровождается дополнительным сбором денег в конверте».

15% от собранного епархиями перечисляется в патриархию, рассказали пять собеседников нашего корреспондента в РПЦ. Точный объем перечисленных средств посчитать невозможно, но крупные епархии, а их около тридцати, ежегодно отчисляют патриархии от 10 до 20 млн руб. каждая, отмечает Чапнин.

Финансово-хозяйственное управление патриархии во главе с митрополитом Рязанским и Михайловским Марком не ответило на вопросы РБК.

И в федеральном бюджете «есть закрытые статьи», дело «самой церкви, как им распоряжаться», — этими фразами ответил на вопросы для материала пресс-секретарь патриарха священник Александр Волков.

Коммерция

Доходы коммерческих предприятий также изрядно подпитывают бюджет патриархии. Главные — «Художественно-производственное предприятие (ХПП) «Софрино» и гостиница «Даниловская».

ХПП выпускает иконы, церковную мебель, гробницы, чаши, свечи восковые (609 руб. за двухкилограммовую упаковку из 500 свечей) и парафиновые (210 руб. за двухкилограммовую упаковку из 500 свечей), обеспечивая этими предметами, по словам нескольких источников РБК в патриархии, до половины российских церквей. Священники признавались, что в епархиях им настоятельно советуют заказывать для храмов именно продукцию «Софрино». Торговый дом «Софрино» расположен в самом начале «золотой мили» Москвы, на Пречистенке — перед праздниками и миряне закупают там иконы и подарки.

«Софрино» работает в одноименном поселке свыше 40 лет: землю под строительство главного церковного завода по просьбе патриарха Пимена выделил в 1972 году председатель Совмина СССР Алексей Косыгин. С конца 80-х годов бессменным руководителем ХПП стал Евгений Пархаев — он же, по данным СПАРК, руководит принадлежащей патриархии гостиницей «Даниловская». В 2000-х он был совладельцем ЧОП «Софрино» и возглавлял Единую службу заказчика Московской патриархии, которая сейчас участвует в строительстве новых церквей по программе «200 храмов».

Рядом с торговым домом «Софрино» на Пречистенке — один из филиалов группы телекоммуникационных компаний «АСВТ». Фирмой на 10,7% как минимум до 2009 года также владел Пархаев. Соучредитель компании (через ЗАО «Руссдо») — сопредседатель Союза православных женщин Анастасия Оситис, компанией руководит ее дочь Ирина Федулова. Выручка АСВТ за 2014 год — свыше 436,7 млн руб., прибыль — 64 млн руб. Оситис, Федулова и Пархаев не ответили на вопросы для этой статьи.

Пархаев же числился председателем совета директоров и владельцем банка «Софрино» (до 2006 года назывался Олд-банк). ЦБ отозвал лицензию этой финансовой организации в июне 2014 года. Судя по данным СПАРК, владельцы банка — ООО «Алемаж», ООО «Стек-Т», ООО «Элбин-М», ООО «Сиан-М» и ООО «Мекона-М». По данным ЦБ, бенефициаром этих компаний является Дмитрий Малышев, экс-председатель правления банка «Софрино» и представитель Московской патриархии в органах государственной власти.

Сразу после переименования Олд-банка в «Софрино» фирма «Жилищно-строительная компания» (ЖСК), учрежденная Малышевым и партнерами, получила несколько крупных подрядов РПЦ: в 2006 году ЖСК победила в 36 конкурсах, объявленных Минкультуры (ранее — Роскультура) на восстановление храмов. Общий объем контрактов — 60 млн руб.

В сферу интересов РПЦ входят лекарства, ювелирные украшения, сдача конференц-залов в аренду, а также сельское хозяйство и рынок ритуальных услуг. Согласно базе СПАРК, патриархия является совладельцем ЗАО «Православная ритуальная служба»: сейчас компания закрыта, однако действует учрежденная ей «дочка» — ОАО «Ритуальная православная служба» (выручка за 2014 год — 58,4 млн руб.).

Екатеринбургская епархия владела крупным гранитным карьером «Гранит» и компанией по обеспечению безопасности «Держава», Вологодская епархия имела завод железобетонных изделий и конструкций. Кемеровская епархия является 100-процентным владельцем ООО «Кузбасская инвестиционно-строительная компания», совладельцем «Новокузнецкого компьютерного центра» и агентства «Европа медиа Кузбасс».

В Даниловском монастыре Москвы расположены несколько торговых точек: монастырская лавка и магазин «Даниловский сувенир». Купить можно церковную утварь, кожаные бумажники, футболки с православными принтами, православную литературу. Финансовые показатели монастырь не раскрывает. На территории Сретенского монастыря есть магазин «Сретение» и кафе «Несвятые святые», получившее название в честь одноименной книги настоятеля, епископа Тихона (Шевкунова). Кафе, по словам епископа, «денег не приносит». Основной источник доходов монастыря — издательство. Монастырю же принадлежат земли в сельхозкооперативе «Воскресение» (бывший колхоз «Восход»; основная деятельность — выращивание зерновых и бобовых культур, животноводство). Выручка за 2014 год — 52,3 млн руб., прибыль — около 14 млн руб.

Наконец, с 2012 года структурам РПЦ принадлежит здание гостиницы «Университетская» на юго-западе Москвы. Стоимость стандартного одноместного номера — 3 тыс. руб.

Доходы и расходы

«Церковная экономика непрозрачна, — объясняет настоятель Алексей Уминский, — строится по принципу дома быта: прихожане отдают деньги за какую-то услугу, а как они распределяются, никого не интересует. И сами приходские священники точно не знают, на что идут собранные ими деньги».

Действительно, подсчитать церковные расходы невозможно: РПЦ не объявляет тендеры и не фигурирует на сайте госзакупок. В хозяйственной деятельности церковь, утверждает игуменья Ксения (Чернега), «подрядчиков не нанимает», справляясь собственными силами — продукты поставляют монастыри, свечи плавят мастерские. Многослойный пирог делится внутри РПЦ.

«На что тратит церковь?» — переспрашивает игуменья и отвечает: «Содержатся духовные семинарии по всей России, это достаточно большая доля расходов». Еще церковь оказывает благотворительную помощь сиротским и иным социальным учреждениям; все синодальные отделы финансируются из общецерковного бюджета, добавляет она.

Патриархия не предоставила РБК данные о расходных статьях своего бюджета. В 2006 году в журнале «Фома» Наталья Дерюжкина, на тот момент бухгалтер патриархии, оценивала затраты на содержание Московской и Санкт-Петербургской духовной семинарий в 60 млн руб. в год.

Нет никакой необходимости раскрывать статьи расходов РПЦ, поскольку абсолютно понятно, на что церковь тратит деньги — на церковные нужды, упрекнул корреспондента РБК председатель синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда.

Материал датирован

Сколько зарабатывает РПЦ Главные результаты расследования РБК о бизнесе Русской православной церкви

Фото: Пресс-служба патриархии РПЦ / ТАСС / Scanpix

Русская православная церковь живет не только на пожертвования прихожан — у нее есть свой бизнес; по сути, это гигантская корпорация, со своими расходами и доходами. На что свои деньги тратит РПЦ — практически неизвестно. Прибыль церкви не облагается налогами, притом что только в 2014 году она составила 5,6 миллиарда рублей. Журналисты РБК Светлана Рейтер, Анастасия Напалкова и Иван Голунов выяснили, как устроен бизнес Русской православной церкви, а «Медуза» пересказывает ключевые результаты их расследования.

РПЦ — это корпорация. Каждый приход зарегистрирован как отдельное религиозное НКО, всего таких приходов — 34,5 тысячи. Каждый из них приносит от пяти тысяч до трех миллионов рублей дохода ежемесячно в виде пожертвований и прибыли от религиозной деятельности. Часть пожертвований (от 10 до 50%) приходы перечисляют епархиям, те передают 15-процентную долю от этой суммы в патриархию. В случае, если приход не способен перечислить деньги, в епархии могут уволить настоятеля.

Точных данных о том, как формируется бюджет РПЦ, нет. В начале нулевых архиепископ Климент рассказывал, что 55% доходов РПЦ получает от коммерческой деятельности, 40% составляют пожертвования спонсоров, и только 5% — отчисления епархий. По словам бывшего руководителя отдела по взаимоотношению церкви и общества Всеволода Чаплина, сейчас пожертвований меньше, а отчисления из епархий могут достигать половины бюджета. Точных данных Чаплин в беседе с РБК не привел.

Один из главных источников дохода Московской патриархии — завод «Софрино». Он производит церковную мебель, различную утварь, иконы и свечи — множество товаров стоимостью от нескольких рублей до полутора миллионов. Закупаться у «Софрино» настоятельно рекомендуют в епархиях; это утверждают священники, с которыми поговорил РБК. Завод обеспечивает церковными предметами до половины российских приходов.

Церковь также финансируется государством. В 2012-2015 годах РПЦ и связанные с ней структуры получили от государства 14 миллиардов рублей. В бюджете на 2016-й для РПЦ заложено 2,6 миллиарда. Государство дает деньги церкви в рамках федеральных программ, связанных с развитием духовно-просветительских центров, сохранением и реставрацией церквей.

Расходы РПЦ — тайна. Никаких достоверных сведений о том, каким образом РПЦ расходует деньги, нет; церковь не публикует тендеры и никак не отчитывается о расходах, подрядчиков не нанимает, предпочитая обходиться своими силами. «Нет никакой необходимости раскрывать статьи расходов РПЦ, поскольку абсолютно понятно, на что церковь тратит деньги — на церковные нужды», — заявил РБК председатель синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда.

Турне патриарха по Латинской Америке стоило не менее 20 миллионов рублей. Патриарх Кирилл в середине февраля посетил Кубу, где встретился с папой римским Франциском. Также он побывал в Парагвае, Чили, Бразилии и даже добрался до Антарктиды, причем в поездке его сопровождали около ста человек. Проанализировав данные о перелетах патриарха, которые находятся в открытых источниках, РБК подсчитал, что только на транспортные расходы потрачено более 20 миллионов рублей. Из них 12 миллионов стоит путешествие патриарха и его окружения из 30 человек в Антарктиду; там Кирилл провел литургию в единственном храме на континенте и посмотрел на пингвинов.

В хозяйственной деятельности церковь, утверждает игуменья Ксения (Чернега), «подрядчиков не нанимает», справляясь собственными силами — продукты поставляют монастыри, свечи плавят мастерские. Многослойный пирог делится внутри РПЦ. «На что тратит церковь?» — переспрашивает игуменья и отвечает: «Содержатся духовные семинарии по всей России, это достаточно большая доля расходов».

  • Напишите нам

Сколько денег тратит государство на РПЦ?

Часть российского общество обеспокоена тем, что государственные деньги идут на финансирование религиозных организации, в частности РПЦ, утверждая что этим нарушается Конституция РФ и права неверующих граждан, чьи налоги идут в казну.

Действительно с точки зрения Конституции (Статья 14)

1. Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Однако это не означает что религиозные объединения не могут получать финансирование в той ли иной степени из бюджета. В Конституции ничего не сказано об этом. Ни одно религиозное объединение в России, включая РПЦ не обладает полным финансированием со стороны государства. Все религиозные объединения также сами зарабатывают деньги. И с другой стороны, все главные культурообразующие религиозные объединения получают финансовую помощь. И это законно.

Потому что согласно Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ

3. Государство регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании. (Статья 4. Государство и религиозные объединения)

а также

3. Государство оказывает содействие и поддержку благотворительной деятельности религиозных организаций, а также реализации ими общественно значимых культурно-просветительских программ и мероприятий. (Статья 18. Благотворительная и культурно-просветительская деятельность религиозных организаций )

Примеры финансирования

  • По подсчетам РБК, в 2012–2015 годах РПЦ и связанные с ней структуры получили из бюджета и от государственных организаций минимум 14 млрд руб. При этом только в новой версии бюджета на 2016 год предусмотрено 2,6 млрд руб.
  • «В прошлом году министерство культуры из своего не самого большого бюджета выделило более шести миллиардов рублей на восстановление 255 памятников культурного наследия, находящихся в пользовании Русской православной церкви», — сообщил министр культуры РФ Владимир Мединский в среду на открытии международных Рождественских чтений в Государственном Кремлевском дворце.

«В свое время, к примеру, я облазил все наши монастыри, начиная с Коневецкого, и уверяю вас, что найти там хоть одну государственную копейку очень сложно.»
Александр Невзоров: Попы должны пойти работать. Фонтанка.ру

Много это или мало? Сравним с данными финансирования других культурных учреждений. Алексей ПАВЛОВ в своей статье «Культурный слой государства» № 11 (553) от 23 марта 2017 приводит такие цифры:

  • В 2017 г. государство потратит на культуру РФ 93 млрд руб., это 0,5% расходов федерального бюджета.
  • Театр «Сатирикон» К.Райкина получил из бюджета 250 млн рублей в 2017 г. Для сравнения: на все 660 российских театров за год государство потратит 12,5 млрд руб., в среднем по 19 млн руб. каждому. Знаменитая театральная премия «Золотая маска» обошлась государству в 89 млн руб., на все вместе взятые театральные фестивали уходит менее 300 млн руб. в год.
  • На всё документальное кино дают 230 миллионов рублей в год,
  • На композиторов — 0
  • Новодевичий монастырь обновили за 127 млн руб., из которых, по данным следствия, больше половины денег было расхищено.
  • При реставрации Изборской крепости украли порядка 100 млн руб
  • Госрасходы на финансирование того же театра за последние восемь лет выросли менее чем на 10%. То есть с учётом набежавшей за эти годы инфляции на деле усохли в 1,5 раза. При том, что число театров в стране за последние 10 лет выросло на 67 штук.
  • Без лишнего шума в кризис правительство катастрофически урезало финансирование бесплатных народных читален. Вместо заложенного в бюджет 1 млрд руб. теперь они получают только 500 млн руб. на закупку новой литературы. Если учесть, что в РФ 40 тыс. библиотек, на каждую из бюджета льётся денежный дождь в размере 12,5 тыс. руб. в год.
  • Не лучше судьба музеев. Всего их в России 2,5 тыс., включая филиалы, федеральных – 87. По данным Союза музеев России, на всех про всех выделяют порядка 14 млрд руб. в год. Тут та же история, что с театрами; Эрмитаж и Третьяковка купаются в госденьгах, тогда как остальным тысячам достаётся разве что на подзатыльники.