Христос и грешница

«Я НЕ ОСУЖДАЮ ТЕБЯ; ИДИ И ВПРЕДЬ НЕ ГРЕШИ»: ХРИСТОС И БЛУДНИЦА

11.07.2017 4542 просмотра Юрий Беспечанский
Есть одна важная причина, почему я доверяю Евангелиям. Лучше всего ее сформулировал Клайв Льюис: «Итак, объективная реальность таит в себе загадки, разгадать которые мы не в силах. Вот одна из причин, почему я пришел к христианству. Это религия, которую вы не могли бы придумать. Если бы христианство предлагало вам такое объяснение Вселенной, какого мы всегда ожидали, я бы посчитал, что мы сами изобрели его. Но, право же, непохожа эта религия на чье-то изобретение. Христианству свойствен тот странный изгиб, который характерен для реальных, объективно существующих вещей».
Любая теория, в отличие от жизни, предлагает четкий и однозначный ответ. Например, есть еретическое мировоззрение, называемое «гностицизм», в редакции Маркиона. Оно говорит, что есть два бога: добрый и злой. Злой бог неудачно сотворил мир, а добрый пришел его пересоздать. Злой бог – это бог Ветхого Завета: бог судов и страшных казней, бесчеловечный и жестокий бог. Добрый бог – это бог Нового Завета, то есть Христос, человечный и любящий бог, прощающий и не наказывающий. Злой бог постоянно указывает на грех. Добрый бог говорит не о грехе, а о любви. Маркион даже «отредактировал» тексты Евангелий, чтобы слова Христа соответствовали теории «доброго и любящего бога».
В словах Христа из истории Его диалога с блудницей в Евангелии от Иоанна, 8:3-11, заключено жизненное противоречие, жизненная загадка. Все помнят эту историю: ко Христу привели женщину, взятую в прелюбодеянии; и за этот грех, по иудейскому закону, женщину полагалось забить камнями до смерти. Христос предложил тому, кто без греха, первому бросить в нее камень. Толпа мужчин-евреев, обличаемая совестью, вся разошлась по домам. После этого Христос перебросился с женщиной-блудницей всего двумя фразами (Ин. 8:10-11):
10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?
11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.
Было бы очень даже понятно, если бы Христос «обрезал» конец сказанной фразы. Если бы он сказал женщине так: «И Я не осуждаю тебя: иди!». Как это было бы красиво! Христос – защитник униженных и оскорбленных, освободитель женщин, которых злые мужики используют, а потом забивают камнями…Тогда Христос был бы «любящим богом» гностиков, предтечей европейской свободы и толерантности. А отдаленным последователем такого «христа» был бы бывший Президент США Барак Обама, однажды заявивший: «Пока я Президент, все геи и лесбиянки найдут в моем лице защитника в Белом Доме».
Но Христос сказал что-то логически странное: Он в первой части одной фразы сказал «я не осуждаю тебя», а во второй – фактически осудил. Хотя он спас блудницу от осуждения на смерть, он осудил ее словесно, сначала проявил «любовь», а через секунду – «нетерпимость» и «нетолерантность». С точки зрения гностиков, такой Христос – одновременно и добрый, и злой бог.

Давайте проведем мысленный эксперимент. Я встану на позицию современного психолога и с точки зрения психологии попробую доказать, какие «ошибки» допустил Христос в диалоге с блудницей своей фразой «Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши».
1) Христос понимал, что «все люди грешны»: потому и убедил мужчин-убийц разойтись. Все несовершенны, все делают ошибки. Как же Он мог приказать блуднице идти и впредь не грешить? Такую «заповедь» по-человечески совершенно невозможно исполнить;
2) Христос не поговорил с блудницей «по душам», даже не попытался «войти в ее положение». Возможно, ее унизили или изнасиловали в детстве, и она страдает от детской травмы, потому просто не может не блудить. Но, возможно, имя блудницы было Анна Каренина, и она была замужем за чёрствым и бессердечным мужиком, которого заботили только деньги и успех. Но тут на горизонте появился офицер Вронский, и наша блудница воспылала к нему страстной и чистой любовью. Так, может, изменить такому мужу, как Каренин, – это вовсе не грех? По крайней мере, если судить по советской и российской киноверсиям романа с Самойловой и Боярской в роли Анны.
3) Своей фразой «иди и впредь не греши», Христос нарушил личные границы блудницы. Да, спасибо, что Он спас ее от ужасной смерти. Но кто давал Ему право судить, греховно ли ее поведение? Независимо от причин, возможно, с точки зрения Христа блуд – это грех; а с точки зрения блудницы – вовсе не грех, а нормальный стиль ее жизни.
4) Наконец, как должен был бы поступить нормальный «любящий бог»? Он должен был бы обнять блудницу, улыбнуться ей по-голливудски, спросить, «не нуждается ли она в чем-нибудь?», пригласить к себе домой на чай…А тут: ни улыбки, ни участия. Вместо этого грубое: «иди и впредь не греши»…Нет, так не должен поступать любящий бог, тем более с женщиной…
Короче, с точки зрения современной психологии и современных понятий о «любящем боге» (с гностическими корнями), поведение Христа в этой ситуации весьма противоречиво и странно…
Тем не менее, в отличие от Христа, психологам редко удается реально изменить жизни людей. Обычно современные психологи-практики чем-то похожи на современных же наркодилеров. У наркодилеров «первая доза» бесплатна, а следующая 1000 руб. У психологов – «первая консультация» бесплатна, а следующая 1000 руб. И психолог «подсаживает» клиента на свою психологическую «иглу» безо всякой гарантии исцеления: то пациент начинает бесконечно разговаривать со своим «внутренним ребенком», а когда тема будет исчерпана, то можно поговорить и со своей «внутренней старухой» – а жизнь как была, так и остается прежней.
Церковное Предание говорит, что жизнь этой блудницы кардинально изменилась после встречи со Христом: это была та самая Мария Магдалина, которая стала следовать за Ним, став Его преданной ученицей. Что же изменило жизнь блудницы?
1) В отличие от психологов, Христос бросил вызов блуднице. Он не стал детально разбираться в ее проблемах, а четко назвал ее поведение греховным. Христос не стал ОСУЖДАТЬ ее, но стал СУДИТЬ. Осуждение – это понятие юридическое, связанное с карой и возмездием за грех. Суд – понятие по-гречески, скорее, медицинское: отделение или разделение. Разделение греха и праведности, операция по разделению живых клеток организма и пораженных раковой опухолью греха.

2) И этот вызов тем больше, что в мире, где не грешить невозможно, он дал ей заповедь идти и больше не грешить. Тем самым поставил сложнейший вопрос: как сделать невозможное? Как исполнить то, чего нельзя исполнить? Он попытался поднять человека выше его проблем, вызвать в нем поиск чего-то высшего, чем он сам.
3) Нашему миру, где у каждого хаос своих собственных понятий о том, что хорошо и что плохо, Христос противопоставил Свои, Божьи понятия о грехе и праведности.
4) Жизнь блудницы изменила любовь, любовь ко Христу, следование за Христом. Что же тогда такое истинная любовь? Это не только прощение и милость, но и живая, реальная связь с личностью Бога. Любовь – это полная самоотдача себя той личности, которую мы любим. Поэтому надо хорошо понимать, кого любить. Мы становимся похожи на тех, кого любим. Любовь Анны Карениной к Вронскому не могла ее спасти, а могла лишь погубить. Потому что Вронский – такой же грешный человек, как и сама Анна. Любовь блудницы ко Христу спасла ее от греха, потому что Христос – это могучий и сильный Бог, делящийся с любящим человеком Своей силой и могуществом.
Любовь к Богу не замыкает нас во внутреннюю келью или «нору». Наоборот, если даже любовь к одному человеку нередко меняет взгляд на весь мир, так и любовь к богочеловеку распространяется на многих людей, учит любить ближних любовью Христа, созидает Церковь, созидает Царство Божие уже здесь, на земле.

Христос и грешница

Библия – это такая книга, что если бы мы могли прочитывать ее ежедневно целиком, мы бы каждый день читали несколько иную книгу. Однако дело не в ней, дело в нас: читая Писание, мы немного меняемся, так что точнее было бы сказать, что в таком случае Книгу книг ежедневно читал бы другой человек. Попробуем еще раз прочесть хорошо известные эпизоды: вдруг мы сможем взглянуть на них по-новому?

– так называется картина, пользовавшаяся в свое время широкой популярностью из-за “пикантности” сюжета. Считалось (и считается), что на ней изображен эпизод из Евангелия от Иоанна (Ин 8, 3-11). В соответствии со своим и общественным пониманием художник изобразил действительно довольно-таки озверелую толпу, предводительствуемую двумя более почтенными людьми, которая приволокла и поставила перед Христом посильно упирающуюся даму, одетую с некоторой роскошью и с порочным выражением лица. Эта сцена отражает широко распространенное мнение, согласно которому благочестивые еврейские активисты хотели линчевать блудницу.

На самом деле все было совсем не так, о чем с предельной ясностью сказано в Евангелии. Начнем с того, что эта женщина была взята в прелюбодеянии, то есть это была замужняя женщина, изменившая мужу, уличенная в этом преступлении и подлежавшая казни через побиение камнями по закону Моисееву (Лев 20, 10; Втор 22, 22). И поскольку она вряд ли собиралась афишировать свой грех, то вряд ли и принаряжалась. Блудницы среди народа Израилева были, почетом не пользовались (поражение в правах для них и их потомства до седьмого колена также предписывалось законом), но никто бы и не подумал казнить блудницу.

Привели же ее ко Христу, как сказано, книжники и фарисеи, о которых нам известно, что они старались выглядеть важными и величавыми; представить их в таком вот азарте затруднительно. К тому же они всего-навсего блюли закон, а их общественная активность была направлена не против прелюбодейки, а против Самого Христа; женщина для них была только орудием, что вполне характерно для того, что Спаситель называл фарисейской закваской.

Хитрость фарисеев состояла в том, что они твердо знали закон, но полагали, что Благой Учитель вряд ли санкционирует казнь женщины, потому что Он все больше исцелял и воскрешал. А вот тут-то и можно будет обвинить Его в нарушении закона со всеми вытекающими последствиями!

Однако Христос знал закон не хуже, а лучше, полнее и глубже, чем книжники и фарисеи. Об этом свидетельствует Его ответ им: кто из вас без греха, первым брось в нее камень. Здесь опять-таки существует устойчивое непонимание Евангельского текста; считается, что Господь указал на то, что-де все вы люди грешные, так чего уж именно на эту бедняжку так набросились. И что книжники и фарисеи вняли этому мягкому укору и даже вроде покаялись.

И этого ничего тоже не было, а было предписание закона: наказание за грех может осуществлять только тот, кто сам в этом грехе неповинен. Тем самым Спаситель указывает, что осуществить по закону казнь неверной жены может только тот, кто сам никогда не нарушал брачной верности. И тут-то и расползаются обвинители, причем вовсе не потому, что осознали и покаялись, а потому, что все виновны и прекрасно понимают, что на первого, кто возьмется за камень, посыплются обличения его же единомышленников, – а также на второго, на третьего и так далее. Заметим, что согрешившая женщина не воспользовалась случаем и не улизнула со вздохом облегчения; нет, она осталась ждать праведного суда праведного Судии (а это значит, что грех свой она осознавала и была готова понести наказание), исповедуя Его при этом Господом. И Господь отпустил ей грех Своей властью, поскольку такое ее стояние свидетельствовало о покаянии, и сказал ей, как говорил обычно исцеленным: иди и впредь не греши.

И здесь мы находим настоящие начала настоящего (христианского) женского равноправия: то, что для женщины – наказуемый грех, для мужчины – грех не меньший.

Исходя из этого, можно подумать: почему у нас так любят говорить о том, что Бог проклял Еву, хотя ни о каком проклятии Евы (равно как и Адама) в Библии ни слова не сказано? Но это уже тема для другого разговора, а здесь уместно вспомнить о том, насколько бледными выглядят на фоне Христова учения “достижения” современного феминизма, согласно которым если мужчине можно грешить, то и женщине тоже. Унылый порочный круг порока…

…И не нужно путать: в поэме графа Алексея Константиновича Толстого “Христос и грешница” речь идет действительно о блуднице, но там никто ее казнить не собирается; скорее напротив, она решается “опровергнуть” моральный аспект учения Христа, вступив с Ним в полемику. Завидев молодого человека, красивого и величавого, она и произносит перед ним речь, так сказать, гедонистической направленности, после чего ей говорят, что это не Христос, а Иоанн. Потом женщина видит Христа и, потрясенная Божественной кротостью Его облика, понимает, что перед ней Некто, обладающий властью прощать грехи, и что Он и ее может простить – и падает к Его ногам. И это совершенно другая история, вымышленная, но всецело проникнутая христианским пониманием Богочеловечности Христа.