Косма и дамиан

Молитва святым Косме и Дамиану

В наше время ко святым бессребреникам обращаются многие верующие. Молятся им преимущественно об исцелении и облегчении болезней.

Вы можете обращаться ко святым как своими словами, так и специальной молитвой:

К вам, святии безсребреницы и чудотворцы Космо и Дамиане, яко к скорым помощником и теплым молитвенником о спасении нашем, мы, недостойнии, преклоньше колена, прибегаем и, припадающе, усердно вопием: не презрите моления нас, грешных, немощных, во многия беззакония впадших и по вся дни и часы согрешающих. Умолите Господа, да пробавит нам, недостойным рабом Своим, великия и богатыя Своя милости; избавите нас от всякия скорби и болезни, вы бо прияли есте от Господа и Спаса нашего Иисуса Христа неоскудную благодать исцелений, ради твердыя веры, безмезднаго врачевания и мученическия кончины вашея. Услышите нас, молящихся, и благоприятным ходатайством вашим испросите у Христа Бога православным людем на враги победу и одоление. Паки, припадающе, прилежно молим: испросите нам от Господа вся благополезная, яже в животе нашем временнем, наипаче же ко спасению вечному служащая, да сподобимся молитвами вашими улучити кончину христианскую, безболезненну, непостыдну, мирну, и да избавимся от козней диавольских и вечныя муки, безконечнаго же и блаженнаго Царствия Небеснаго наследницы будем. Ей, угодницы Божии, не престайте молящеся за ны, с верою к вам притекающия. Аще бо по множеству грехов наших и несмы достойни милосердия вашего, обаче вы, вернии подражателие человеколюбия Божия суще, сотворите, да принесем плоды достойны покаяния и в вечный покой достигнем, хваляще и благословяще дивнаго во святых Своих Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и Пречистую Матерь Его, и ваше теплое заступление, всегда, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Кратко о жизни братьев-целителей Космы и Дамиана рассказывается в этом видео:

Кузьма и Демьян — божьи кузнецы

Согласно православной традиции, различаются три двоицы святых братьев-бессребреников, носящих имена Космы и Дамиана. Соответственно православной церковью отмечаются три дня памяти в году каждой из двоиц. Это 1/14 июля — чествование римских врачевателей-бессребреников Космы и Да-миана, мучеников, убитых, согласно житию, по зависти их учителем-врачом в 284 году; 17/30 октября — день памяти мучеников бессребреников Космы и Дамиана, живших при царях Диоклетиане и Максимилиане, известных своими гонениями на христиан, эту двоицу святых называют аравлянами по происхождению (Аравийская страна) или киликийцами по месту страданий (г. Киликия); 1/14 ноября — почитание бессребреников и чудотворцев Асийских, родившихся в Малой Азии и воспитанных матерью-христианкой Феодотией. В житии последних приводятся многочисленные сказания о чудесах, совершенных братьями. Это и исцеление тяжелобольных, и вылечивание от бешенства верблюда, и спасение жнеца, в рот которому во время сна вползла змея, и избавление женщины от угрожавшего ей бесчестья и другие.

Мнения ученых относительно действительного количества двоиц святых братьев расходятся. Некоторые, в отличие от последователей православной церкви, полагают, что могло быть только две двоицы или одна, что по причине особого чествования святых в разные дни по случаю перенесения мощей, освящения церквей и тому подобного появились разные сказания, способствовавшие формированию представлений о трех разных парах братьев-бессребреников с приписыванием отличных друг от друга дат и мест их рождения и деятельности.

В народной традиции святые братья-бессребреники были чрезвычайно почитаемы, без особого различения трех двоиц. С принятием христианства на Руси в их честь строилось множество храмов и монастырей. В одном Великом Новгороде с XII по XVI в. существовало пять церквей Космы и Дамиана. Об их деяниях слагались легенды, одна из которых — «Чудо святых чудотворцев и бессребреников Козмы и Дамиана о братчине» — появилась в Великом Новгороде в XIV веке и вошла в Четьи-Минеи.

В иконографии святых отражалась их причастность к врачебному мастерству: их изображали держащими в руках коробочки для хранения лекарственных средств.

Традиционное сознание сохранило представление о Косме и Дамиане как «безмездных» врачевателях. В народе из Четий-Миней было известно, что они «прияша от Бога дар исцелений и подаваху здравие душам же и телесам, врачующе всякия болезни, и исцеляюще всяк недуг и всяку язю в людях». Соответственно этому Кузьму и Демьяна почитали как покровителей лекарей и знахарей и обращались к ним с просьбами и молитвами об исцелении людей или животных. Имена святых нередко встречаются в заговорных текстах, направленных на избавление от кровотечений, грыжи, трясовицы (лихорадки), ураза (ушиба), уроков (сглаза), укуса змеи, скорби, а также от «ногтя» (падучей болезни скота) и других недугов. Вот как, например, выглядит обращение в тобольском заговоре от зубной боли, где святые братья превращаются в единый персонаж: «Батюшка Козьма Демьян лежит в пещере, его белые зубы не болят, и у меня раба Божия (имярек) не боли».

Вместе с тем в народном восприятии свв. Кузьма и Демьян наделялись значительно более широким, чем в церковной традиции, спектром функций, а дни их памяти соотносились с кругом занятий крестьян и кузнецов — ремесленников, обслуживавших крестьянский труд.

В народе Кузьму и Демьяна считали «рукомесленниками», называя кузнецами-бессребрениками, а также святыми или Божьими кузнецами. Кузнечные мастера почитали их своими покровителями и отмечали осенний день их памяти — 1/14 ноября — как профессиональный праздник, в который никогда не работали. Представления о свв. Косме и Дамиане как кузнецах отчасти могут объясняться созвучием имени Космы в русской огласовке — Кузьма — со словами «кузня», «кузнец» и одноко-ренными им, если также учесть, что в народном сознании образы братьев зачастую сливались в одно лицо, называемое «Кузьма-Демьян». В загадке через имя Кузьма загадывается даже продукт работы кузнеца — кованая цепь: «Узловат Кузьма, развязать нельзя». Кроме того, для крестьянина, основным занятием которого являлось земледелие, ремесло братьев — врачевание, по церковной традиции, и кузнечество, по народной, — в равной степени связывалось с представлениями об особом магическом знании, недоступном обычному человеку. Еще одним основанием для восприятия святых братьев кузнецами послужило, вероятно, то, что в рамках крестьянского календаря день их памяти в ноябре соотносился с наступлением зимы и соответственно холодов. Поэтому народ воспринимал Кузьму и Демьяна как природных кузнецов, заковывающих воду и землю в ледяные оковы и создающих зимнюю стужу. В русле этих представлений с днем памяти святых связано значительное число русских пословиц и поговорок, народных примет:

Кузьма-Демьян — божий кузнец, дороги и реки кует;

Невелика у Кузьмы-Демьяна кузница, а на всю святую

Русь в ней ледяные цепи куются;

Из Кузьмодемьяновой кузницы мороз с горна идет!;

Козьма-Демьян с гвоздем, Никола с мостом;

Кузьминки — от осени одни поминки;

Кузьма и Демьян — проводы осени, встреча зимы, первые морозы;

Если на Козмодемьяна лист остается на дереве, то на другой год будет мороз.

Образы Кузьмы и Демьяна как кузнечных мастеров встречаются также в легендах и сказках. Согласно повествованиям, они куют сохи и плуги и раздают их людям, учат человека земледельческому труду. У восточных славян известны также поверья этиологического характера, в которых Кузьма и Демьян рисуются как кузнецы, выковывающие на небе звезды.

Через причастность святых братьев к кузнечеству и соответственно к стихии огня образы Кузьмы и Демьяна в народном сознании могли быть соотносимы с языческим культом бога-гро-мовника Перуна и, в частности, с его функцией противоборства с противником хтонической природы. Мотив противостояния святых братьев врагу, например, присутствует в северном поверье, согласно которому, цепи, скованные божьими кузнецами Кузьмою и Демьяном, Михаил-архангел налагает на дьявола. В восточнославянских фольклорных текстах противником святых кузнецов может выступать нечистая сила, Змей, черт. Так, в белорусской сказке «Иван Пупялов» заглавный герой, убив трех змеев и трех змеевых дочек, прячется в кузне Кузьмы и Демьяна от летящей за ним матери-змеихи, «раззявившей рот от неба до земли»; кузнецы убивают змеиху, защемляя ее язык раскаленными щипцами и колотя по нему молотами. Мотив спасения людей от змеи или змея Кузьмой и Демьяном и использования ее (его) силы во благо встречается в южнорусских, белорусских и украинских легендах. Вот как этот сюжет представлен в гомельской традиции:

Были некогда ковали Кузьма-Демьян. И была змея. Так она поедала людей. И добирается уже до них. «Что, брат, сделаем мы железную соху!» Сделали они соху и говорят змее: «Пролизнешь трое этих дверей, так мы тебе сядем на язык, ты нас и съешь!» Она раз лизнула, другой лизнула, и третий — и пролизала трое дверей. Они ее тогда цап! Да за язык ее клещами. Да один гвоздит по голове, а другой запрягает ее в соху. Как запрягли ее, так пахали на ней лес, пахали они поля, пахали все и не давали пить, пока не припахались к Непру. Как подошли к Непру, она как вырыла ров, как стала пить — и отпряглась.

В некоторых легендах братья-кузнецы первым плугом, выкованным ими, пашут землю на лютом змее «от моря до моря».

Чудо-Юдо. Русский рисованный лубок.

Как и в христианской традиции, в народных поверьях свв. Кузьма и Демьян почитались как покровители браков. При этом их воспринимали как кузнецов, которые выковывают свадебные венцы и сами свадьбы. Это представление отразилось в народном определении святых: «Кузьма-Демьян — свадебный кузнец». Благополучие и долговечность брака считались зависящими от качества работы святых кузнецов. Эта идея нашла воплощение в мотивах «изготовления» свадьбы в свадебной лирике, где сами Кузьма и Демьян зачастую изображаются как одно лицо, причем женского пола, что, возможно, связано с наследованием ими функции женского языческого божества, покровительствующего браку. Так, в свадебной песне к ним обращались:

Матушка, Кузьма-Демьян!

Скуй нам свадьбу

Крепко-накрепко,

До седой головушки,

До долгой бородушки!

Кузьма-Демьян

По сеням ходила,

Гвозди собирала,

Свадьбу ковала!

Или:

Ты и скуй нам, Кузьма-Демьян, свадебку!

Чтобы крепко-накрепко,

Чтобы вечно-навечно,

Чтобы солнцем не рассушивало,

Чтобы дождем не размачивало,

Чтобы ветром не раскидывало,

Чтобы люди не рассказывали!

В некоторых случаях через образ «Кузьмы-Демьяна» обозначается непосредственно свадьба:

Батюшка посаженый

И матушка посаженая

Благословите все от старого до малого

Кузьму-Демьяна сыграть.

Осенний день памяти Кузьмы и Демьяна — 1/14 ноября — входил в один из традиционных периодов проведения свадеб. В нижегородской традиции именно с него начинался свадебный сезон. Этот день назывался «Кузьминки» или «Кузьмоде-мьянки» и повсеместно в России считался девичьим праздником. Многие обряды и действия, которые совершались девушками в этот день, соотносились со свадебной обрядностью и идеей смены статуса представительниц взрослой девичьей группы.

В Кузьминки девушка, достигшая брачного возраста, становилась хозяйкой дома: она готовила еду и угощала свою семью; основным блюдом в этот день была куриная лапша. Вечером, а иногда и на протяжении трех дней девушки устраивали «кузьминскую» «ссыпчину», для чего заранее снимали избу, вместе собирали по деревне продукты — картофель, масло, яйца, крупу, муку — и готовили праздничные блюда, среди которых обязательно была каша. Нередко для девичьей трапезы варили и козьмо-демьянское пиво.

В Нижегородской губернии в Кузьминки девушки группами ходили по дворам с украшенным веником, точно таким же, какой в свадебном обряде символизировал девичью красоту, и просили пшено, муку и тому подобное: «Подайте на Кузьму-Демьяна, на девичий праздник!» Продукты отдавали хозяйке, у которой снимали избу, и та варила кашу, делала «черепешники» (караваи с пшеном), блины. На Новгородчине девушки-подростки, собрав по домам крупу и масло для каши, варили ее в нескольких горшках и совместно ели: сначала съедали блюдо каши с постным маслом, затем блюдо со скоромным маслом, а «на заглот-ку» — со свиным салом. В некоторых местностях девушки продавали кашу парням за несколько копеек, накладывая ее в чашки, а полученные деньги делили между собой.

После угощения начинались пение, пляски и игры молодежи, среди которых обязательно были так называемые «поцелуйные» — завершавшиеся поцелуем парня и девушки. В Нижегородской губернии девушки делали куклу: на ухват или сковородник надевали шушпан, приставляли руки из палочек, вели ее «на ходилках». С этой куклой они по очереди плясали, парни в пляске не участвовали, а лишь наблюдали за ней.

Кузьминская посиделка могла продолжаться всю ночь. Когда заканчивалось угощение, парни отправлялись «на промысел» — воровали соседских кур, причем традиционно кражи подобного рода крестьянами не осуждались.

Нижегородские девушки праздновали Кузьму-Демьяна три дня: два дня рядились молодцами, ходили на посиделки, пели, плясали. На третий день все снова рядились мужиками, а одна девушка изображала невесту. За деревней, на дороге, ее «венчали» с «парнем».

В Пензенской губернии и ряде других мест вечером в последний день праздника осуществлялся обряд «свадьбы и похорон Кузьмы-Демьяна», который до этого мог проводиться и во время летних Кузьминок (правда, летний день чествования Кузьмы и Демьяна отмечался, как правило, женщинами и считался «бабьим» праздником). Для совершения ритуала девушки изготавливали чучело, набивая соломой мужскую рубаху и штаны, приделывая к этой конструкции голову. На чучело надевали верхнюю одежду из сукна, опоясывали его кушаком и обували в старые лапти. Затем чучело усаживали посреди избы и устраивали шуточное «венчание» — «женили Кузьку» на одной из девушек. Действо завершалось тем, что «женатого Кузьку» укладывали на носилки и несли в лес, где его раздевали, разрывали на части, плясали на разметанной соломе от чучела и наконец сжигали ее. Значение этого обряда, близкого по структуре к характерным для земледельческих культур ритуалам проводов-«похорон» — проводы Масленицы, уничтожение троицкой березки, похороны Костромы и Ярилы и подобные, — соотносится с идеей продуцирования как применительно к силам природы, так и к человеку.

В целом девичий праздник, отмечаемый в день Кузьмы и Демьяна, характеризовался знакомством молодежи, играми и ухаживаниями, способствуя возникновению новых брачных пар. Тема брака поддерживалась также на уровне обрядовой пищи: основным угощением на Кузьминках были такие свадебные блюда, как каша, куриная лапша, жареные куры и петухи.

Приготовление в Кузьминки ритуальных блюд из курицы не только для девичьих трапез, но и во всех домах связано также с традиционными представлением о Кузьме и Демьяне как «курятниках» и «кочетятниках» — «куриных богах», покровителях кур. Поэтому день памяти святых братьев называли еще «курячьими именинами», «куриным праздником».

В Саратовской губернии в этот день «ломали кочетов» (резали петухов), во всяком доме считали обязанностью иметь на столе зажаренного петуха или курицу. Здесь и девушки для своей кузьминской ссыпчины приносили с собой жареных петухов и кур, которых, по заведенному обычаю, крали накануне вечером у своих родителей и родных. При этом считалось важным, чтобы никто не видал похищения, хотя никто и не стал бы преследовать этой кражи.

В Калужской губернии праздник в день Кузьмы и Демьяна назывался «Самокур». Здесь в этот день ходили по избам ряжеными — одевались цыганками, выворачивали шубы. Подходя к дому, ряженые пели песни, имеющие магическое значение:

Чтобы курочки водились,

На насеточку садились,

Ушастенькие, головастенькие!

Ку-ка-ре-ку, ку-ка-ре-ку, ку-ка-ре-ку!

Ряженым подавали хлеб, сало, деньги. Если скупые хозяева не одаривали обходчиков, то им пели: «Самокур, дери кур!»

Обычай отмечать «куриные именины» существовал у русских издавна. В Москве, например, женщины утром отправлялись с курами к церкви Космы и Дамиана. После обедни пожилые женщины служили молебны для благополучия домашней птицы. В народе говорили: «На Кузьму-Демьяна — курица именинница, и ей Кузьме-Демьяну помолиться надо». Хозяева отправляли родственникам кур в качестве подарка.

В деревнях Воронежской и Пензенской губерний «куриные именины» знаменовались молебнами, проводимыми в курятниках или около них, окроплением птицы святой водой, а также приношением кур и цыплят в церковь. В некоторых местах у русских было принято, чтобы женщины приходили с курами на барский двор и «с челобитьем» подносили их своей барыне на «красное житье». Та в ответ одаривала крестьянок лентами на «убрус-ник» (головное полотенце). «Челобитных кур» не убивали, а приносимые ими яйца считали целебными: их давали больным, страдающим желчной болезнью.

В день памяти святых братьев обязательно резали кур для приготовления обеда, что отразилось в народных поговорках: «На Кузьму-Демьяна куриная смерть», «Кузьма-Демьян да Жены-мироносицы — куриная смерть». На Тамбовщине говорили: «На Козмодемьяна курицу на стол!» По народным представлениям, приготовление блюд из кур и петухов являлось жертвой курьим покровителям Кузьме и Демьяну, способствующей тому, чтобы в крестьянском хозяйстве весь год велась птица. В Курской губернии с этой же целью было принято забивать трех курят, которых готовили и ели утром, в обед и вечером. Праздничная трапеза сопровождалась специальной молитвой: «Кузьма-Демьян — сребреница! Зароди, Господи, чтобы писклятки водились». Во время еды старались не ломать кости птицы, так как в противном случае, по поверьям, цыплята в хозяйстве будут рождаться уродливыми. В Ярославской губернии петуха для приготовления обрядового блюда выбирал и отрубал ему голову топором старший в доме. Ноги птицы бросали на крышу избы, чтобы водились куры. Самого петуха варили и съедали за обедом всей семьей.

В Рязанской губернии о жертве Кузьме и Демьяну было принято заботиться еще с весны. Для этого ходили по деревне и просили у каждой хозяйки по два яйца со словами: «пожалуйте мне курочку да кочетка!» Яйца бережно клали за пазуху, а собрав штук двадцать пять, возвращались домой. После заката солнца яйца складывали в шапку и молились: «Матушка Кузьма-Демьян, зароди цыпляток к осени; курочку да петушка тебе зарежем!» После этого яйца клали в кошелку, куда сажали курицу. А осенью, в день Кузьмы и Демьяна выполняли данное обещание: резали и жарили курицу и петуха, либо двух петухов и съедали их. Этот обычай назывался «кур молить».

Святые братья нередко воспринимались как покровители не только домашней птицы, но и всего скота, о чем упоминал еще протопоп Аввакум в своем «Житии»: «Кузьма и Дамиян человеком и скотом благодействовали и целили о Христе. Богу вся надобно: и скотинка, и птичка во славу Его, Пречистаго Владыки, Его же и человека ради». В связи с этим известен обычай в день Кузьмы и Демьяна задабривать мучающего скотину лихого дворового, прикармливая его. А если тот не успокаивался, то брали помело, садились лошадь, которую дворовой особенно не любил, и ездили на ней по двору, размахивая помелом и крича: «Батюшка дворовой! Не разори двор и не поби животину». К Кузьме и Демьяну обращались также пастухи с просьбой сохранить скот во время пастьбы.

За свв. Кузьмой и Демьяном в традиции закрепилась функция покровительства не только мужского ремесла — кузнечества, но и различных женских работ. Этих святых особо почитали женщины и девушки в связи с типичными женскими занятиями. Так, к ним обращались с просьбами о помощи, когда начинали жатву: «Кузьма и Демьян, идите с нами жать». Те, кто осенью позже начал сезон прядения, чтобы не отстать от тех, кто начал работу раньше, принимаясь за пряжу, говорили: «Батюшка Кузьма-Демьян! Сравняй меня позднюю с ранними». На Ярославщи-не девушки-подростки молились в день Кузьмы и Демьяна: «Научи меня, Господи, и прясть, и ткать, и узоры брать». В Саратовской губернии женщины в этот день приносили в церковь к концу обедни мотки ниток и, целуя крест, складывали свое рукоделье на амвон, отмечая таким образом «запрядки» — начало прядильного сезона. В тульской традиции к дню Кузьмы и Демьяна было принято завершать «обетные» работы: хозяйки продавали свои изделия из холста, а вырученные деньги использовали для покупки свеч к иконам и для подачи нищим и странникам. На Ря-занщине женщины перед началом любого дела обращались к святым братьям: «Кузьма-Демьян, матушка, помоги мне работать!»

Сфера покровительства свв. Кузьмы и Демьяна распространялась также на земледельческие работам. При засеве нередко обращались к святым: «Кузьма-Демьян — матушка полевая заступница, иди к нам, помоги нам работать!» В Ярославской губернии перед тем, как начать сеять лен, устраивали службу в честь Кузьмы и Демьяна. Во многих местах к осеннему дню памяти святых приурочивалось завершение молотьбы. Домолотки традиционно знаменовались приготовлением и вкушением праздничной каши. Одно из народных объяснений обычая варить «до-молотную» кашу содержится в вологодской легенде. Согласно повествованию, Кузьма и Демьян были простыми работниками,

которые охотнее всего нанимались молотить. При этом они никогда не требовали платы, а работали с уговором, чтобы только хозяева вдоволь кормили их кашей. Поэтому святых братьев называют «кашниками», а «домолотная каша» — обязательное блюдо, которым хозяева по окончании работы угощали молотильщиков. Работники, домолачивая последний овин, приговаривали: «Хозяину ворошок, а нам каши горшок», а садясь за угощение, обращались к своим покровителям: «Кузьма-Демьян, приходи к нам кашу хлебать». В Московской губернии в день памяти святых хозяин на гумне произносил просьбу: «Кузьма-Демьян, батюшка ремесленный, пошли, Господи, счастья и талантов, для всех доброе здравие, для всех братцев, сестриц и для всей нищей братии».

ПРАЗДНИК СВЯТЫХ
КОСМЫ И ДАМИАНА (КУЗЬМИНКИ)

Заключительным этапом осеннего мясоеда и свадебного периода в крестьянской среде считался праздник святых Космы и Дамиана — Кузьминки, который празднуется 1 ноября старого или 14 ноября нового стиля.

Святые Косма и Дамиан были родом из Малой Азии. Воспитанием братьев в христианском благочестии занималась их мать, Феодотия. Став образованными

и искусными врачами, они имели от Бога особый дар — силою молитвы исцелять не только людей, но даже животных. С больных, которых лечили святые, они никогда не брали никакой платы, за что люди назвали их бессребрениками. Однажды исцеленная братьями женщина по имени Палладия тайно принесла Дамиану три яйца и просила принять этот дар во имя Святой Троицы. Бессребреник не посмел отказаться. Косма, узнав о случившемся, подумал, что брат его нарушил их строгий обет и, умирая, завещал, чтобы брата не хоронили рядом с ним. После смерти Дамиана все были в большом недоумении, где будет его могила. Но тут свершилось чудо: к людям пришел верблюд, которого когда-то святые вылечили от бешенства, и проговорил человеческим

голосом, чтобы, не сомневаясь, положили Дамиана рядом с Космой, потому что не ради мзды принял Дамиан дар женщины, а ради Имени Божьего. Много чудес описано после смерти святых бессребреников. Так однажды живший близ храма Космы и Дамиана благочестивый христианин Малх собираясь в далекий путь, молитвенно поручил свою жену небесному покровительству святых братьев. В отсутствие Малха один из его друзей обманом
завел жену Малха в пустынное место, чтобы надругаться над ней и убить. Женщина, увидев, что ей грозит опасность, взмолилась Богу. Тогда явились святые братья и, обратив насильника в бегство, отвели женщину домой С тех пор святые Косма и Дамиан почитаются покровителями святости и нерушимости христианского брака, устроителями супружеской жизни. Издревле распространено их почитание на Руси о чем свидетельствует распространенная священническая фамилия»Космодемьянские».
Традиции праздника Космы и Дамиана (Кузьминки)

1. Девичьи вечерки (девичники).

2 Приготовление обрядовых блюд (каша, блюда с яйцами и курятиной)

3. Смотрины невест.

4. Поцеловочные игры и хороводы.
Так как Кузьминки подводили черту под осенним мясоедом и Покровской свадебной чередой, то сам по тебе праздник уже не нес свадебной нагрузки, но давал задел предстоящему зимнему свадебному периоду, который наступал сразу за праздником Крещения и заканчивался с началом Масленицы Кузьминки особо почитались как девичий праздник потому, что девушки, не засватанные на Покров, особо молились «святым Косьме-Демьяну» о даровании хорошего мужа. Праздник давал начало кузьминским вечеркам, которые, чаще вceгo, собирались по инициативе девушек и назывались девичниками. Собираясь на кузьминские девичники, девушки брали с собой рукоделия, которые, однако, были рассчитаны не на них, а на приходящих в гости парней. Таким образом, девушки старались продемонстрировать потенциальным женихам свое мастерство и трудолюбие.

Очень важной составной частью кузьминских вечерок было приготовление обрядовых блюд — каш и различных блюд с курицей и яйцами. Во-первых, угощение должно было привлечь парней, затем, каша и куриная лапша, которые являются обрядовыми блюдами русской свадьбы, должны были приблизить день свадьбы. И, наконец, куриные и яичные блюда были своеобразным подношением «Кузьме-Демьяну» в память о трех яйцах, подаренных святому Дамиану исцеленной женщиной. У сибирских старожилов-чалдонов, особо почитавших домашнюю выпечку, на Кузьминки пекли пироги-«курники» (с курятиной) и пироги с рублеными яйцами. Еще одним объяснением популярности куриных блюд на Кузьминки является то, что с этого дня начинался массовый забой «на мясо» домашней птицы, которая хранилась всю зиму в специальных кадках.

В конечном итоге весь смысл кузьминских вечерок сводился к выбору парнями невест. Ради этого устраивались и сами вечерки, и угощения, и традиционные для Кузьминок поцеловочные игры и хороводы. Приходя на девичники в качестве гостей, парни производили своеобразный «смотр невест». Изначально внимание обращалось на девичье рукоделие, его сложность, красоту, качество и сноровку в исполнении. Затем гости переходили к столу и оценивали кулинарные способности потенциальных невест. И лишь только после этого начиналась собственно вечерка с ее играми и хороводами.

Роль молодежных вечерок в системе формирования межполовых взаимоотношений внутри высоко моральной крестьянской общины нами уже разбиралась в разделе Рождественских святок. Стоит лишь дополнительно отметить, что кузьминские вечерки отличались от святочных более выраженной брачно — свадебной ориентацией. На Кузьминках не имели распространения различные формы народного театра, молодецкие забавы, ряжения и т.д. Все игры и хороводы Кузьминок были ориентированы на совершение выбора пары, оказание знаков внимания и поиск взаимности. Этим и объясняется то, что подавляющее большинство кузьминских забав было поцеловочным. Сибиряки считали, что парень, не выбравший себе девку на Кузьминки, может вообще остаться в бобылях. Именно о таких пели: «Кузьма — дурень, чего не женился?». Но и девушки не оставались в стороне и тоже совершали свой выбор, оказывая знаки внимания и принимая ухаживания понравившихся парней. О такой активности девушек сибиряки говорили: «Подкузьмила девка парня». Логическим завершением Кузьминок было святочное сватовство и послесвяточные свадьбы.

Рекомендации по подготовке и проведению праздника Кузьминок

Подготовку к празднику следует начать с изучения с детьми жизнеописания святых Космы и Дамиана. При знакомстве с их житием следует выйти с детьми на понимание смысла таких слов как «бескорыстие», «верность», «преданность». Особый акцент необходимо сделать на покровительство святых братьев над верными супругами и их почитание как защитников супружеской чести и верности. При разборе народных традиций праздника нужно объяснить детям, что Кузьминские вечерки являлись для молодежи единственным местом встреч общения и установления личных контактов. При этом особо следует отметить, что поцеловочные игры и хороводы являлись единственной формой выражения симпатии и налагали на молодых людей большую степень ответственности за их выбор. Практические приготовления праздника сводятся к разучиванию игр и хороводов Подбор игр и хороводов должен быть обусловлен возрастным составом участников, как и на Рождественских вечерках. Для детей младшего и среднего возрастов нецелесообразно включать в сценарий праздника большое количество поцеловочных игр, а в используемых играх поцелуи можно заменить пожатием руки (по желанию детей). Есть вариант замены поцеловочных игр на простые подвижные игры, приведенные в описании праздников Масленицы, Сороков, Пасхи и т.д. Для детей среднего и старшего возраста (от 12 лет и старше) вечерка должна проводиться по молодежному сценарию. Желательно, чтобы дети не только участвовали в составлении сценария вечерки, но и являлись помощниками педагога при ее проведении.

Примерный сценарий театрализованной Кузьминской вечерки
Перед началом вечерки на сцену или середину приготовленной горницы выходит педагог-ведущий.
Ведущий: Дорогие гости, сегодня мы с вами празднуем замечательный праздник святых бессребреников Космы и Дамиана. Эти святые братья прославились не только как искусные и милосердные врачи, но и как покровители супружеской верности и чистоты. У русского народа бытовало мнение, что святые Кузьма и Демьян помогают девушкам найти себе достойных женихов. Поэтому русские девушки в этот день обязательно устраивали вечерки-посиделки, на которые в качестве гостей приглашались парни. Эти вечерки получили название Кузьминских вечерок или Кузьминок. Сейчас мы покажем вам. как это могло быть.

На лавке сидят девушки и поют песню, во время которой две солистки обращаются друг к другу с вопросами и ответами (песня № 20).

Песня «Сестрица, ково прядешь»

  • Сестрица, ково прядешь, родненькая, ково прядешь.
  • Сестрица, ой. кужалечек, родненькая, ой, кужалек.
  • Сестрица, на что тябе. да, родненькая, на что тябе.
  • Сестрица, буду и ткати, родненькая, буду и ткать.
  • Сестрица, на что и ткати. родненькая, на что и ткать.
  • Сестрица, ой, порты шити, родненькая, ой, порты шить.
  • Сестрица, на что порты, да, родненькая, на что порты.
  • Сестрица, в замуж пойду, да, родненькая, в замуж пойду.
  • Сестрица, ой, за кого, да, родненькая, ой, за кого.
  • Сестрица, ой, отгадай, ой, родненькая, ой, отгадай.
  • Сестрица, можа за Мишку, родненькая, можа за Мишку.
  • Сестрица, ой, не пойду, да, родненькая, ой не пойду.
  • Сестрица, можа за Гришку, родненькая, можа, за Гришку.
  • Сестрица, ой, он красивай, родненькая, ой не возьмет.
  • Сестрица, можа за Ивана, родненькая, можа за Ивана.
  • Сестрица, ой, отгадала, родненькая, ой, за яво.
  • По окончании песни в комнату входят группа парней.
  • Парни: Здравствуйте, девушки! С Кузьминками вас! Дозвольте на вашей вечерке посидеть, вас послушать, пирогов ваших покушать.
  • Девушки: Так пироги-то капустные, их еще заработать надо. Если с нами поиграете, то оставим и накормим.

Все участники вечерки, взявшись за руки, встают в одну шеренгу. Крайний правый участник хоровода ведет за собой всех остальных в конец шеренги и проходит в «ворота», образованные руками последнего и предпоследнего участников. Все остальные участники хоровода проходят, в «ворота» вслед за ним, за исключением предпоследнего человека, который, следуя за основным хороводом, поворачивается спиной к последнему участнику. При этом его левая рука, которой он держится за правую руку последнего участника, ложится на его правое плечо, а правая рука образует «ворота» между ним и третьим от края участником для очередного прохода хоровода. Таким образом, проходя поочередно через все «ворота», хоровод «завивается» — выстраивается в один ряд. в котором каждый участник держит свою левую руку с правой рукой позади стоящего на своем правом плече, а правую руку с левой рукой впереди стоящего на правом плече впереди стоящего соседа. Затем начинается «развивание» хоровода. При этом впереди стоящий участник разворачивается назад через левое плечо, снимая левую руку с правого плеча и вставая с правой стороны от позади стоящего участника. Затем второй участник совершает такой же поворот, вытягивая правой рукой первого участника в «ворота» между собой и позади стоящим уже в обратном направлении. Так же совершается «развивание» всех остальных участников. «Завивание» происходит при пении первой части песни, а «развивание» под пение второй части (песня № 21).

Хоровод «Вью, вью, вью я капусточку»

Вью, вью, вью я капусточку,

Вью, вью, вью я капусточку.

Завивайся, вилой кочашок,

Завивайся, вилой кочашок.
Вью, вью, вью я капусточку,

Вью, вью, вью я капусточку.

Завивайся, вилой кочашок,

Завивайся, вилой кочашок.

Девушки. А вы целовать-то нас собираетесь, или за так вас пирогами кормить?
Парни: Конечно, поцелуемся. Только вы нам хоровод заведите.

На круг выходя два парня, которые по согласию между собой выбирают одну девушку. Затем они втроем ходят по кругу, после чего девушка выбирает из двух одного понравившегося ей парня и целуется с ним. В это время поется песня (песня №24).

Хоровод «Из-за лесику, из-за темного»

Из-за лесику, из-за темного,

Ой, ли, ой, лю-ли, из-за темного.
Из-за садику, за зеленого,
Ой, ли. ой, лю-ли, за зеленого.
Там и шли, прошли все два молодца,
Ой, ли, ой. лю-ли, все два молодца.
Они шли, прошли, разбранилися,
Ой, ли, ой, лю-ли, разбранилися.
Выходила к ним красна девушка,
Ой, ли, ой, лю-ли, красна девушка.
Выходила к ним, говорила им,
Ой, ли, ой, лю-ли, говорила им.
Уж, вы, молодцы, за что бронитесь,
Ой, ли. ой, лю-ли, за что бронитесь.
Не бронитеся, разойдитеся,
Ой, ли, ой, лю-ли, разойдитеся.
Может я, девка, вам достануся,
Ой, ли, ой, лю-ли, вам достануся.
Парню белому, белобровому,
Ой, ли. ой, лю-ли, белобровому.
Или черному, чернобровому,
Ой, ли, ой, лю-ли, чернобровому.
Он и взял ее за праву руку,
Ой, ли, ой, лю-ли, за праву руку.
И повел ее вдоль, да, по кругу,
Ой, ли, ой. лю-ли. вдоль, да по кругу.
Он товарищам выхваляется,
Ой, ли, ой, лю-ли, выхваляется.
Он сударушкой выхваляется,
Ой, ли, ой, лю-ли, выхваляется.
Что у меня, братцы, есть сударушка,
Ой, ли, ой, лю-ли, есть сударушка.
Есть сударушка, красна девушка,
Ой, ли, ой, лю-ли, красна девушка.
Парни: Мы с вами поцеловались, а теперь вы с нами поиграйте.

Участники заводят театрализованную игру во время которой каждый из играющих должен придумать, как он изобразит домашнее животное и при каждом упоминании этого животного должен выходит на круг и показывать его во время пропевания названия животного «а та утя — воду мутя», «а та гуся — сюся-уся». Во время игры исполняется песня (песня № 25).

Песня-игра «Як работал я у пана»

Як работал я у пана, дай, первое лето, да, лето,

Заработал я у пана курку за это.
А та курка-чебатурка по садочку ходэ, да, ходэ,
Цыпляточек водэ, да, водэ.

Як работал я у пана, дай, второе лето, да, лето:

Заработал я у пана утку за это.
А та утя — воду мутя,

А та курка-чебатурка по садочку ходэ. да, ходэ,

Цепляточек водэ, да, водэ.

Як работал я у пана, дай третия лето, да, лето,

Заработал я у пана гуську за это.
А та гуся — сюся-уся,
А та утя — воду мутя,

А та курка-чебатурка по садочку ходэ. дай. ходэ.

Цыпляточек водэ, дай, водэ.

Як работал я у пана, дай, четверто лето, да, лето,

Заработал я у пана индюка за это.
А та индя — шиндя-брындя,
А та гуся — сюся-уся,
А та — утя воду мутя,

А та курка-чебатурка по садочку ходэ, дай. ходэ.

Цыпляточек водэ, дай. водэ.

Як работал я у пана, дай, пятое лето, да. лето,

Заработал я у пана телку за это,
А та тыля хвостом виля,
А та индя — шиндя-брындя,
А та гуся — сюся-уся,
А та утя — воду мутя,

А та курка-чебатурка по садочку ходэ, дай, ходэ

Цыпляточек водэ, дай, водэ.
Девушки: А у нас нынче яблок народилось — целая пропасть. Может яблоню поколотим?

Участники вечерки заводят игру.

Игра «Яблоки колотить»

В центре игрового пространства ставится стул, на который садится желающий или выбранный парень. Парню завязывают глаза и дают в руки ремень или плетку. Позади парня полукругом встают девушки. Девушки стараются задеть рукой парня и отскочить назад, чтобы под удар ремня. Парень отмахивается от девичьих прикосновений, стараясь ремнем задеть кого-либо из девушек. Если это удается, то попавшая под удар девушка

целуется с парнем, после чего игра начинается снова.
Парни: Наелись мы яблок, капусты захотелось. Давайте хоровод поводим.

Участники вечерки заводят хоровод, во время которого на центр круга выходит парень, выбирает из числа участниц понравившуюся девушку и в конце песни целует ее (песня №23).

Хоровод «Девки сеяли капусту, приговаривали»

Девки сеяли капусту, приговаривали, да, Ой, люли, ой, да, люли, приговаривали.

Кто захочет капусты, сам ускочет в огород

Ой, люли, ой, да, люли, сам ускочет в огород.

Он капусты не сломил, красавицу полюбил,

Ой, люли, ой, да, люли, красавицу полюбил. Красавицу полюбил, за белую ручку брал,

Ой, люли, ой, да, люли, за белую ручку брал.

За белую ручку брал, во кружочек становил,

Ой, люли, ой, да, люли, во кружочек становил.

Во кружок становил, тайны речи говорил,

Ой, люли, ой, да, люли, тайны речи говорил.

Тайны речи говорил, поцелуями дарил,

Ой, люли, ой, да, люли, поцелуями дарил.
Девушки: У нас тут утица есть, вы для нее селезня не найдете?
Парни: Как не найти, конечно, найдем.

Парни и девушки встают в круг, внутри которого находится девушка-утица. За кругом встает парень, изображающий селезня. Под пение хоровод движется, помогая то убегающей девушке, то догоняющему парню (по желанию участников хоровода). Если парень ловит девушку, он ставит ее в центр круга и трижды целует под возгласы: «Ураза, ураза. целоваться три раза!». Затем парень выбирает новую «утицу», а девушка — «селезня». Игра начинается снова (песня №26).

Хороводная игра «Селезень утку загонял»

Селезень утку загонял,

Молодой серу загонял.

Ходи утица домой,

Ходи серая домой.

Утя — семеро детей, восьмой селезень,

А девятая — сама, поцелуй разок меня.
Парни: Мы ваших уток погоняли, а теперь и вы наших трех молодцев поводите.

В центр круга выходят поочередно три парня, которые выбирают себе девушек и в конце песни под возгласы: «Ураза, ураза, целоваться три раза!» — целуются с ними (песня №22).

Хоровод «Как за двором, за двором»

Как за двором, за двором трава мятая растет,

Ляли, ляли, да, люли, трава мятая растет.

Уж и кто эту траву примял, притоптал,

Ляли, ляли, да. люли, примял, притоптал.

Что примяли, притоптали, три товарища гуляли, Ляли, ляли, да, люли, три товарища гуляли.

Первый барин дворянин у нас Егорушка,

Ляли, ляли, да, люли. у нас Егорушка.

Второй барин дворянин у нас Матвеюшка,

Ляли, ляли, да, люли, у нас Матвеюшка.

Третий барин дворянин у нас Сашенька,

Ляли, ляли, да, люли, у нас Сашенька.

Как за двором, за двором трава мятая растет,

Ляли, ляли, да, люли, трава мятая растет.

Уж и кто эту траву примял, притоптал,
Ляли, ляли, да, люли, примял, притоптал.
Что примяли, притоптали, три боярыни гуляли,
Ляли, ляли, да, люли, три боярыни гуляли.
Перва барышня дворянка у нас Катенька,
Ляли, ляли, да, люли, у нас Катенька.
Друга барышня дворянка у нас Любушка,
Ляли, ляли, да, люли, у нас Любушка.
Третья барышня дворянка у нас Оленька,
Ляли, ляли, да, люли, у нас Оленька.
Девушки: А кто у вас самый скромный, не целованный сегодня остался? Мы ему сейчас песенку споем, а то совсем не женится (песня №27).
Песня «Кузьма — дурень, дурень»

Кузьма — дурень, дурень,

Кузьма — дурень, дурень

Чего не женился, чего не женился?

По мне девок нету, по мне девок нету.

Одна роза по мне, одна роза по мне.

И тая в городе, и тая в городе.
Вечерка оканчивается общим чаепитием. На столе обязательно должны быть пироги с капустой и курицей.