Монахи оптиной пустыни

Ищите во всем великого смысла

Проповедь на Собор преподобных Оптинских Старцев

Оптинские старцы собирают нас, чтобы согреть своим молитвенным теплом. «Православный веры светильницы, монашества непоколебимии столпи!»

Много монастырей было в России, много было этих чудесных островов любви и молитвы. И не только к Оптинскому роднику за живой Евангельской водой притекали русские люди. Гоголь говорил: «Монастырь наш — Россия». И много старцев, благоухающих ароматами святости, возрастила Русская земля!

Но Оптинский феномен уникален тем, что в скромной, неприметной, смиренной белоснежной обители старчество запылало Неопалимой купиной на целое столетие. С 20-х годов XIX столетия, когда рославльские подвижники братья Путиловы, преп. Моисей и Антоний, взявшись за топоры, сами расчищали место в лесу для Предтеченского Скита, и до лихих 20-х годов прошлого века, когда старца Нектария уводили по обледеневшей скользкой дорожке из Скита в Козельскую тюрьму!

Золотой век Оптинского старчества! Созвездие смирения и любви! Горение ревности и духа!

«Из полы в полу», от сердца к сердцу передавалось и хранилось Богом старчество в Оптиной. Как свеча от свечи загорались старцы друг от друга, и свое сердечное пламя любви передавали всей богомольной России.

Оптина была тогда самым жарким духовным костром, у которого грелась вся Россия. Именно сюда протянулись нити сердец тысяч и тысяч людей: от крестьян до князей, от простецов до цвета русской интеллигенции.

В чем же загадка Оптиной? В чем сердцевина ее тайны?

«За несколько верст, подъезжая к обители, — писал Н. В. Гоголь, — уже слышишь ее благоухание! Всё становится приветливее. Поклоны — ниже. И участия к человеку — больше».

Старцы — это «земли Российский утешителие», это духовные маяки, указывающие заблудшему человеку путь к «Единому на потребу». Это многоопытные духовные врачи, в аптечке которых огромное количество лекарств и инструментов — от пластыря сострадания и утешения до ревностного скальпеля хирурга, когда только оперативное вмешательство может спасти больного.

Старец, как искусный гончар, берет в свои руки невзрачную бесформенную глину человеческой души и вылепляет из нее осторожно и трепетно прекрасный сосуд, которому надлежит наполниться Божественною благодатью.

Евгений Поселянин, замечательный духовный писатель, хорошо знавший преп. Амвросия, писал о нем и о старчестве: «Меня покорила его святость, и та непостижимая бездна любви, которая была в нем. Я стал понимать, что значение старцев — благословлять и одобрять жизнь и посылаемые Богом радости. Учить людей жить счастливо, и помогать им нести выпадающие на их долю тягости и скорби, в чем бы они не состояли».

Для старцев не имело никакого значения, кто обращался к ним: генерал или крестьянин, князь или кухарка. Душа — вот та единственная непреходящая ценность, которая интересовала старца.

Океан человеческой боли колыхался вокруг оптинских хибарок. Сколько здесь было выплакано слез! Сколько распутано невообразимо тяжелых жизненных узлов!

Старцы, «любовь Христову стяжавшии и души своя за чада полагавшии», вызволяли запутавшуюся в тенетах страстей человеческую душу и выпускали на свободу эту прекрасную птицу. И, словно рожденные свыше, светлые, радостные, окрыленные, уходили люди от старцев, оставляя мрачные узы греха под их епитрахилью.

«Посмотрите на этого человека! — восклицал с болью сердца преп. Лев. — Видите — у него все члены телесные повреждены, поражены. Господь наказал его за нераскаянные грехи. Он живой в аду. Но ему можно помочь. Господь привел его ко мне для искреннего раскаяния, чтобы я обличил и наставил! Могу ли я его не принять???»

…Старцы учили народ дышать воздухом молитвы. Учили покаянию, вере, познанию воли Божией.

Они жили с Россией одной жизнью, одним сердцем! Они не закрывались монастырскими стенами от боли и человеческих страданий. Они вместе с народом молитвенно несли и терпели его скорбь. Вместе с ним делили его радость. Они и сейчас молятся — «да утвердит Господь земное Отечество наше в православии и благочестии!»

Старцы боролись и борятся за человеческую душу. Душа человеческая может подняться до самых вершин познания Бога и может опуститься до мрачных подземелий ада. Может убелиться, как прекрасная невеста Христова, а может добровольно сделать себя притоном самых низменных, самых мерзких страстей и пороков.

«Сердце — не щепка, — говорил преп. Анатолий Старший, — и душа человеческая — вещь недешевая. Она дороже всего мира! Все сокровища земного шара и вся вселенная не стоят одной души христианской!»

…Когда мы внимательно читаем поучения наших старцев, их письма, то видим, как они постоянно напоминают нам о том, что в жизни христианина нет чего-то малоценного, незначительного, второстепенного. Все важно! Все имеет огромное значение. Каждое наше слово, каждая мысль, каждая новая встреча.

Старец Нектарий любил говорить: «Ищите во всем великого смысла!». Поэтому в перспективе Евангелия даже кажущиеся мелочи нашей жизни, простые будничные события приобретают вдохновенную окраску великой важности и ценности перед Богом.

И жизнь наша духовная складывается не из каких-то неимоверных, тяжелейших, абстрактных подвигов. Она часто складывается из простого маленького человеческого участия, из тихой сокровенной сердечной молитвы друг за друга. Она складывается из сострадания, терпения, уважения к человеку. А проще сказать — она складывается из любви!

«Жить — не тужить.
Никого не осуждать,
Никому не досаждать,
И всем — мое почтение!»

Кто не знает этих крылатых слов преп. Амвросия Оптинского? Простые слова, но какая в них глубина и важность!

Будем молиться Оптинским старцам. Они наши Небесные покровители. Духовные маяки. Они всегда рядом! Они слышат наши молитвы!

Преп. Варсонофий Оптинский говорил: «Если мы воскликнем: «Вси святии, молите Бога о нас!», — то все Небо сразу же ответит: «Помоги, Господи!»

А преп. Иосиф, словно удивительный, прекрасный духовный завет, оставил свои бесценные слова, обращенные к каждому из нас: «Не отбивайся от Оптиной! Верую в то, что каждый приходящий в Оптину в крайней своей потребности найдет удовлетворение милостью Божией и за молитвы великих отцев наших. Они многих воспитали духовно для Небесного Отечества! Не перестают они и теперь духовно воспитывать тех, кто приходит в Оптину на поклонение их святым мощам. Не отбивайся от Оптиной!».

Тайны Оптиной Пустыни

Оптина пустынь

Оптина Пустынь…

Старица Сепфора, перешагнувшая столетний рубеж, ходила по развалинам Оптиной в конце 1980-х и приговаривала: «Благодать! Сколько здесь благодати!»

Войдите через Святые врата в древнюю обитель, начало которой положено в XV веке. Вдохните аромат цветов, которые цветут и радуют взор здесь, когда в окрестностях уже сохнет пожухлая трава.

Оптина Пустынь в конце 1980-х

Полюбуйтесь белоснежным храмом Казанской иконы Божией Матери. Чуть дальше храм-усыпальница в честь Владимирской иконы Божией Матери бережно хранит семь мощей преподобных Оптинских старцев. Зайдите с благоговением в главный храм обители – чудесный, самый старинный Введенский с его жемчужиной – ракой с мощами великого преподобного Амвросия Оптинского, чудотворца.

Замрите на короткий миг под перезвон оптинских колоколов. Пусть душа ваша отдохнет от мирской музыки, и пусть захватит дух от пения братского хора.

Казанский храм. здесь хранятся мощи старцев

Сотни людей приезжают в Оптину каждый день. Зачем они едут? Тратят на дорогу деньги, устают в пути… Они едут к Оптинским старцам! Помните пословицу: «К пустому колодцу за водой не ходят»?

Сень и под ней гранитные раки со св. мощами оптинских Старцев прп. Льва и прп. Макария (на переднем плане).

Приложитесь к мощам Оптинских старцев. Они всё о нас знают, знают лучше, чем мы сами о себе знаем и понимаем. Проникают своим духовным ведением в глубину души, видят прошлое и будущее, боль и скорбь.

Мощи под спудом, тяжелые каменные гробницы… Но вы чувствуете живой ответ! Старцы отвечают вам. Потому что у Бога все живы! Потому что они продолжают душу свою полагать за своих чад! И вы, обратившись к преподобным Оптинским старцам с верой, – теперь тоже под их молитвенным покровом.

Оглянитесь вокруг. Прекрасная обитель, не правда ли? А когда в 1988 году, после 65 лет разрухи, первая братия вошла в эти стены, они увидели только мерзость запустения на святом месте. Крапива в рост человека. Разбитые надгробия. Разрушенные храмы. Всё, что можно было осквернить, разрушить, – было осквернено, поругано, разрушено. Но Господь поругаем не бывает! Оптина восстала из пепла еще прекрасней!

А знаете – почему? Да потому что не может человек разрушить то, что создано по воле Божией!

Тайны Оптиной. Прикоснитесь к ним и попытайтесь понять законы духовной жизни. Мы часто живем в страхе перед завтрашним днем, надеемся на себя, на друзей и родных, на кредит в банке.

Мощи преподобных Антония и Моисея

А преподобный Моисей и брат его преподобный Антоний надеялись только на Господа. Монахи-пустынники, они приехали сюда по благословению Калужского архипастыря, преосвященного Филарета, в 1821 году и своими руками корчевали пни, очищали от многовековых сосновых деревьев участок, строили небольшие братские келлии и деревянную церковь во имя святого Иоанна, Предтечи Господня.

Преподобный Моисей, будучи в течение 37 лет настоятелем Оптиной, часто начинал многотысячное строительство, имея в монастырской казне всего 10–15 рублей. По нашим мирским меркам – затея несбыточная, невыполнимая.

Практическому человеку, надеющемуся на свой карман, отец Моисей отвечал: «А про Бога-то ты забыл. У меня нет, так у Него есть».

О чем ему и объявляли люди практические. Такому практическому человеку, возлагающему надежду на свой карман, отец Моисей отвечал: «А про Бога-то ты забыл. У меня нет, так у Него есть».

И таинственным образом появлялись благодетели, которые эти деньги жертвовали. И шло строительство. А также отец-настоятель кормил всех бедных, убогих, помогал всем, кто обращался за помощью.

Когда отец Моисей почил, в ящике стола его, где хранилась монастырская казна, обнаружили один гривенник, и тот закатился куда-то сбоку, так что брат его, преподобный Антоний, только улыбнулся: «Эх, не разглядел батюшка гривенник, а то и его бы истратил на бедных!»

И вот: остался после смерти человека один гривенник – и Оптина, в полном расцвете! Фруктовые сады, расширенные соборы, огромная монастырская библиотека, построенные храмы, трапеза, гостиницы, конный и скотный дворы, семь корпусов келлий, два завода, мельница и знаменитая белая оптинская ограда.

Тайны Оптиной… Преподобный Амвросий исцелял больных и страждущих. Исцелениям не было числа. И эти исцеления старец всячески прикрывал. Однажды чтец, читавший молитвы, страдал сильной зубной болью. Вдруг старец ударил его. Присутствующие усмехнулись, думая, что чтец, верно, сделал ошибку в чтении. На деле же у него прекратилась зубная боль. Зная старца, некоторые женщины обращались к нему: «Батюшка Абросим! Побей меня, у меня голова болит».

Внутренний вид Предтеченского скита (Гольдберг, 1887 г.)

Мы очень ценим свое здоровье, заботимся о нем, желаем его родным и близким. А преподобный Амвросий, исцелявший неизлечимые болезни, поднимавший со смертного одра умирающих, сам был болен настолько, что врачи говорили: «Если бы он не был старцем, умер бы в течение получаса!» На нем сбывались слова: «Сила Божия в немощи совершается». Сие есть тайна духовная.

Оптинские преподобные имели все дары Святого Духа: дар духовного рассуждения, дар исцеления душ и телес человеческих, дар прозорливости, дар чудесной молитвы, что как молния возносится к небу. Они могли назвать незнакомого человека по имени, читали письма, не распечатывая, прозревали духом прошлое и будущее человека, открывали на исповеди людям забытые грехи, возвращали слух и речь глухонемым, но главным чудом считали чудо Евхаристии, а главным даром – покаяние – метанойю.

Преподобный Варсонофий Оптинский Нам хочется сделать карьеру, быть успешными в жизни, а блестящий полковник Павел Иванович Плиханков генеральскому чину предпочел скромную монашескую келью и стал преподобным Варсонофием.

Мы тщимся выглядеть умнее и успешнее, а преподобный Нектарий свое духовное величие скрывал юродством – шутками, чудачеством, неожиданными резкостями или непривычной простотой в обращении со знатными и заносчивыми посетителями. Играл игрушками. Была у него птичка-свисток, и он заставлял в нее дуть взрослых людей, которые приходили к нему с пустыми горестями. Был волчок, который он давал запускать своим посетителям. Были детские книги, которые он раздавал читать взрослым людям.

Мы всё стараемся выбрать себе жилье поудобнее, работу полегче, отдых покомфортнее, а преподобный Никон за святое послушание настоятелю стал последним Оптинским старцем, понимая, что это послушание – смертельная угроза. Будучи тяжело больным в ссылке, не стал проситься о переводе в местность с более здоровым климатом, сказав врачу: «Воля Божия да совершается…»

И это всё – тайны Оптиной Пустыни.

Во многих монастырях подвизались старцы, те, кто достиг высот духовной жизни. Но только в Оптиной эстафета старчества, это благодатное чудо, не пресекалась более 100 лет: с 1829 года – приезда в Оптину старца Льва – до закрытия монастыря в 1923 году и мученического окончания земного пути в 1930-х годах последних Оптинских старцев того времени: преподобного Никона и преподобного Исаакия Второго. И это тоже чудо и тайна.

Господь устраивал так премудро, что Оптинские преподобные были воспитанниками старцев, а затем сами наставниками.

Как передавалась эстафета старчества?

Мощи старцев обретенные в 1998 году перед ракой преподобного Амвросия

Умирает великий старец Амвросий, и для той любви и преданности, которую питали все к нему, было очень тяжело перейти к другому наставнику. Но все давно уже почувствовали, что один дух с почившим старцем живет в его преемнике – преподобном Иосифе. Даже наружность отца Иосифа стала походить на облик отца Амвросия, и это таинственное сближение душ двух старцев ощущалось всеми.

И сознание того, что преподобный Иосиф скажет именно то, что сказал бы отец Амвросий, это духовное единение, видимая осязательная преемственность великого дара старчества, – всё это позволило отцу Иосифу принять эстафету старчества Оптиной Пустыни.

Были Оптинские старцы разными и похожими одновременно. Каждый старец имел свои особенности: благодать не отменяет индивидуальные черты характера, особенности темперамента, но придает им возвышенность и духовность, как огранка бриллианту.

Волевой, сильный, решительный отец Лев, преодолевший все нарекания, гонения, клевету, как ледокол, очистивший фарватер для своих чад. Живой, ласковый, веселый старец Амвросий, дары которого напоминают великих старцев прошлого, воскрешавших умирающих и исцелявших безнадежных. И преподобный Макарий между ними – «с чистой, любвеобильной и смиренной душой, редкое соединение простоты, тихости и смирения, делавшее его доступным всем и каждому».

Путь старцев в Оптину Пустынь тоже был различным: кто-то пришел в Оптину юношей, как преподобный Иосиф, которому было 24 года, а кто-то, как преподобный Варсонофий, на 47-м году жизни, когда седина уже обильно пробивалась в волосах.

Оптинские старцы могли быть архимандритами, как преподобные Варсонофий, Моисей, Исаакий Первый, а могли не иметь чинов и званий и быть иеромонахами, как преподобные Нектарий, Иосиф, Иларион…

Оптинские старцы заботились не только об иноках монастыря, но обо всех, кого приводил к ним Господь.

Иногда говорят, что мирянам достаточно просто жить по заповедям. Да, заповедь дана нам, но в жизни она может исполняться в разных обстоятельствах по-разному. И не всегда легко понять, что происходит: искушение ли это или то, чего хочет от тебя Господь.

Роспись святых врат Оптиной Пустыни

Духовная жизнь не означает только пребывание в облаках… Она заключается в раскрытии законов духовной жизни, насколько они применимы к данному человеку в его ситуации, в его условиях. И Оптинские старцы раскрывали эти духовные законы мирским людям, помогали им понять и осмыслить духовно жизненные обстоятельства, наставляли их на пути к спасению.

Все Оптинские старцы были духовными руководителями мирян. Духовное руководство, окормление происходило лично и через переписку, через духовные наставления.

Старец Иосиф: «Верую в то, что каждый приходящий в Оптину в крайней своей потребности найдет удовлетворение Милостью Божией…»

Оптинский старец Иосиф писал: «Верую в то, что каждый приходящий в Оптину Пустынь в крайней своей потребности найдет удовлетворение Милостью Божией… за молитвы великих наших отец».

Преподобные отцы наши, старцы Оптинские, молите Бога о нас!