Можно ли лечиться

Просто погугли

В марте 2016 года американский венчурный фонд Rock Health опубликовал результаты масштабного исследования о влиянии технологий на здоровье американцев. В течение года специалисты наблюдали, как в стране используются мобильные приложения для контроля жизненных показателей.

Оказалось, что такими сервисами регулярно пользуются всего 17 процентов американцев. Зато 71 процент регулярно ищет в интернете симптомы разных болезней и методы их лечения, а 50 процентов пытаются самостоятельно ставить себе диагноз.

В сети хватает популярных медицинских порталов. Например, ежемесячная аудитория основанного еще в 1996 году WebMD — 206 миллионов человек. Там доступны описания большинства известных науке болезней и лекарственных препаратов, а все вопросы о здоровье можно обсудить на форуме с экспертами или другими пациентами. Достоверность данных на WebMD контролирует независимая организация URAC, специально созданная для мониторинга медицинских сайтов.

У WebMD есть и мобильное приложение с функцией проверки симптомов. Пользователь отмечает на картинке часть тела, доставляющую ему дискомфорт, и добавляет описание, а сервис показывает список возможных заболеваний.

Измерь себя

Такие сервисы, как WebMD, особо востребованы адептами зародившегося еще в 1970-х годах движения Quantified Self («Измерение себя»), полагающими, что к здоровью и долголетию ведет постоянный сбор данных о состоянии организма. Большинство современных американцев узнало о Quantified Self после распространения на рынке разнообразных «умных» аксессуаров, и теперь постоянный мониторинг пульса, качества сна, количества сделанных шагов и сожженных калорий постепенно превращается в новый тренд. Полученные данные затем анализируются в специальных мобильных приложениях, таких как Meal Snap, Reporter App и SleepBot.

Моду на мониторинг жизненных показателей подхватила и корпорация Apple. На мартовской презентации был представлен сервис CareKit, помогающий следить за выполнением медицинских рекомендаций, различными симптомами и приемом лекарств. Всю информацию затем можно передавать врачам, медсестрам и членам семьи, а открытый код программы позволяет разработчикам добавлять в нее новые функции.

Последователи Quantified Self утверждают, что их методика может помочь даже в тех случаях, когда обычные врачи бессильны. Так, большой резонанс вызвала история аллергика Томаса Кристиансена. С 2011 по 2013 год он фиксировал каждый симптом аллергии, наблюдал за своим рационом и качеством сна. В итоге он установил, что причиной его постоянного чихания были плохой сон и пристрастие к молочным продуктам и фастфуду. Скорректировал свой образ жизни — и избавился от болезни.

Еще один адепт Quantified Self Марк Мошель, отслеживая свой вес через приложение Reporter App, определил, что подхватил глистов. Свой диагноз он подтвердил с помощью сервиса Ubiome, специалисты которого дают заключение по присылаемым пользователями анализам.

Сервисы для мониторинга здоровья постепенно приходят и в Россию. Например, приложение OhmyGut, за месяц собравшее почти 1,4 миллиона рублей на краудфандинговой платформе Boomstarter. Сервис работает следующим образом. Пользователи получают два комплекта баночек для анализов и индивидуальные рекомендации по питанию. Первый тест сдается до начала эксперимента, второй — спустя две недели. Авторы проекта утверждают, что правильно подобранная диета помогает избавиться от сонливости, плохого настроения, а также улучшить иммунитет и повысить креативность.

Подхватить паранойю

Правда, медицинское сообщество пока скептически относится к самодиагностике. В Квинслендском технологическом университете решили проверить, насколько точным может быть диагноз при поиске по симптомам в Google или Bing. Ученые вводили в поиск словосочетания, характерные для того или иного заболевания. Например, для желтухи: «желтые глаза», «болезнь глаз», «белая область глаза стала зеленой».

Только 30 процентов найденной информации соответствовала действительности. Значит, попытки определить причину недуга через интернет приносят больше вреда, чем пользы. Поставив себе неверный диагноз, люди начинают заниматься самолечением, что только усугубляет ситуацию.

Более того, длительный поиск может привести на страницы с информацией о серьезных заболеваниях. Из-за этого у многих любителей обратиться к Google за медицинской помощью развивается киберхондрия — состояние, при котором беспокойство и раздражительность вызывают даже самые незначительные симптомы.

Ученые пояснили, что неточности обычно возникают из-за алгоритмов работы поисковиков. Например, человек, у которого из-за гриппа болит голова, вбивает в Google симптом «головная боль», находит информацию о других болезнях и в итоге решает, что у него рак мозга. В реальности информацию о раке просто чаще ищут на просторах сети, так что поисковик автоматически выдает ссылки на соответствующие сайты.

Однако, несмотря на предостережения врачей, число тех, кто рискует здоровьем и ставит себе диагноз самостоятельно, не сокращается. По данным Google, с поиском информации о болезнях сегодня так или иначе связан каждый двадцатый запрос в мире.

Почему все зубные врачи — евреи?.. Вопрос, надо сказать, в наше время совсем не актуальный, ибо сыскать в Москве зубного врача еврея скоро будет так же трудно, как и любимого незабвенным генералом Лебедем еврея-оленевода (и генерала-либерала, разумеется).
И все же совсем недавно вопрос этот странным не казался. Конечно, основательное преувеличение в утверждении о поголовном еврействе дантистов содержалось — достаточно было взглянуть на список врачей любой стоматологической поликлиники, чтобы убедиться: евреев там было меньше половины. Но, с другой стороны, мы же прекрасно помним о знаменитой еврейской тайне: если евреев так мало, то отчего же их так много?.. И, положа руку на сердце, среди дантистов, которых рекомендовали для частного приема и про которых говорили, что рука у них легкая, среди зубной, так сказать, элиты процент евреев неуклонно приближался к ста. И Сталину лечили зубы евреи (и даже ухитрились не попасть в число врачей-убийц), и Брежневу челюсть делал знаменитейший зубной протезист той же национальности (правда, знаменитый-то знаменитый, а чего ж Леонид Ильич с этой челюстью говорил так невнятно?.. Есть над чем задуматься антисемитам).


Необъяснимую и страстную любовь к профессии дантиста вы без особого труда обнаружите среди еврейских граждан Нью-Йорка, Лондона, Бухары, Ташкента, Душанбе, не говоря уж об Израиле… В чем же тут дело?
Начнем с небольшого исторического экскурса. Лечить зубы квалифицированно (на уровне «Мастер Дент, сеть стоматологии, номер наш един…» и т. п.) человечество научилось относительно недавно. Были, конечно, разные отвары и полоскания, а также заговоры, чтобы утихомирить боль. У одного фараона, дошедшего до наших дней в виде мумии, обнаружили вставной, мастерски выточенный из слоновой кости зуб (и еще неизвестно, когда этот зуб выточили и вставили: уж не в то ли время, когда предки наши мучились в Египте?). И все же первейшим средством против больного зуба было его удаление. Выдирание то есть.
А драл зубы не господин доктор, а зубодер-цирюльник (он же брил и стриг, он же ставил пиявок и отворял кровь). Именно это привело к несколько пренебрежительному отношению к ремеслу зубного врачевателя (в Англии, например, дантиста и хирурга до сих пор не называют «доктор Смит», а «мистер Смит». А скажем, гинеколог, отоларинголог, прозектор, наконец… все поголовно именуются «доктор Смит», «доктор Хопкинс» или «доктор Рабиновиц»).
И чуть ли не до середины прошлого века основная масса зубных врачей заканчивала не мединституты и университеты, а курсы дантистов (что-то вроде медучилища). Работа эта среди медиков считалась непрестижной, и каждый почти молодой человек или девушка, мечтавшие о медицинской карьере, стремились в хирургию, психиатрию или педиатрии.
Взять хоть специфические и родные для нас российские условия. В университетах с их медицинскими факультетами свирепствовала процентная норма, и еврейский парень должен был не раз подумать: а стоит ли ему туда идти. А вот на курсах дантистов процентной нормы не было. Не доглядели. Плюс ко всему диплом давал право повсеместного жительства. Ну и не будем забывать о том, что работа дантиста, особенно с «легкой рукой», всегда была выгодной. Когда у человека зуб болит, когда он на стену лезет, он никаких денег не пожалеет, чтобы от боли избавиться. Всем это известно, а одно из еврейских проклятий звучит так: «Чтоб у тебя все зубы выпали кроме одного, чтоб не забыл ты про зубную боль!».
И зубные врачи — от зубодера-цирюльника до «Мастера Дент, сеть стоматологии» — всегда извлекали из этого материальную выгоду. Евреи же (признаемся, ибо мы объективны) всегда предпочитают работу, хорошо оплачиваемую, работе, оплачиваемой плохо. И этим, кстати, не отличаются от всех других сынов Адамовых, разве что у многих евреев это лучше получается.
Между прочим, не стоит забывать и о том, что работа дантиста еще и физически трудна: проведи-ка день в самых некомфортных позах, чтобы не только залезть в чужой рот, но и под стоны напрягшегося пациента подремонтировать на редкость неудобно расположенный зуб. Здесь требуется немалая сосредоточенность и прилежность, но именно в этих качествах евреям не отказывают даже закоренелые антисемиты.
Кроме того, евреям свойствен, так сказать, «династический подход»: если у папы хорошее дело, то будет разумнее и лучше, чтобы сын пошел по его стопам. А у зубоврачебного кресла без куска хлеба с маслом не останешься. Это, кстати, уже поняли гордые сыны гор и степей, заменившие в Москве, Питере и, очевидно, не только там, Моисея Абрамсона, дантиста.
Материал подготовил Лев Минц
Tags: Интересно, Медицина, Мир новостей