Никто не свят как только один бог

Толкование Евангелия на каждый день года.31 января

Когда выходил Иисус в путь, подбежал некто, пал пред Ним на колени и спросил Его: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не обижай, почитай отца твоего и мать. Он же сказал Ему в ответ: Учитель! все это сохранил я от юности моей. Иисус, взглянув на него, полюбил его и сказал ему: одного тебе недостает: пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест. Он же, смутившись от сего слова, отошел с печалью, потому что у него было большое имение. И, посмотрев вокруг, Иисус говорит ученикам Своим: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие! Ученики ужаснулись от слов Его. Но Иисус опять говорит им в ответ: дети! как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие! Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие. Они же чрезвычайно изумлялись и говорили между собою: кто же может спастись? Иисус, воззрев на них, говорит: человекам это невозможно, но не Богу, ибо все возможно Богу.

Некто обратился ко Христу: «Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» Очень хороший вопрос, самый главный на свете, важнее всех других. Пока человек не вырастет до этого вопроса, все ответы, которые он получает в жизни, — не о том, потому что он не о том размышляет, не то ищет.

«Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» — обращается он ко Христу, называя Его Учителем. Тот, кто ищет жизнь вечную, должен придти ко Христу как к своему Учителю. И никто не может обрести эту жизнь, если не станет учеником Христовым. Святая Церковь призывает нас во все века, и в сегодняшнее время в особенности, осознать, что мы являемся учениками Христовыми, что мы призваны научиться святости у Самого Христа Бога.

Господь слышит обращение: «Учитель благий!» и отвечает: «Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог». Он хочет сказать этому человеку, что он, обращающийся ко Христу с благоговением как к великому Учителю добра и нравственности, не понимает на самом деле, что он говорит с Самим Богом Живым. Надо узнать ему, что действительно благ только один Бог. И всякий человек, самый добрый, делается таковым благодаря тому, что он причастен Богу.

Господь не ловит никого на неудачном слове или на плохом поступке. Он всегда все, что было не так, хочет сделать как бы не бывшим, если видит искреннее устремление человека. А все, что хорошо, Господь хочет сделать не просто хорошим — истинно хорошим, бесконечно лучшим и совершенным. И к этому ведет нашу жизнь.

Христос говорит, что путь к вечной жизни — это заповеди Божии. И Он снова, на новой глубине, раскрывает нам значение того, что как будто бы хорошо всем нам известно, что мы слышали уже много раз. Вот что самое главное для человека: научиться не убивать, не воровать, не блудить, почитать отца и мать. Это наука из наук и искусство из искусств, это важнее всякой мудрости, всех познаний, вместе взятых, какие существуют на свете. Если человек этому не научится, он ничему не научился в жизни, все напрасно. И он может этому научиться, говорят святые отцы, только путем исполнения того, что Господь предлагает.

Человек, обратившийся ко Христу (в Евангелии от Матфея сказано, что это был юноша), — очень ответственный человек. От юности он хранит весь Закон. Никто не может упрекнуть его, даже Христос. Но есть в этом человеке, несомненно, желание идти дальше, достигнуть большего. Это то, что восхищает и трогает в нем Господа. «Иисус, взглянув на него, полюбил его». И по этой причине Господь предлагает ему путь, который даст ему возможность жить на несравненно более чудесном уровне. Господь очень требователен. Он просит большего, намного большего, чем то, что требовал древний Закон. Он являет новый мир, идеалом которого является не соблюдение Закона, как бы прекрасен, справедлив и истинен он ни был, но — призыв стать совершенным, как Бог Отец совершен. Потому и предлагается столь великий переход: «Пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест». Отныне не Закон имеет значение, а Сам Господь Иисус Христос. За Ним надо следовать.

Но невозможно идти вслед Христу с таким тяжелым багажом как у этого человека. Ему недостает мужества. Он привязан к своему имению. Он любит то, что его богатство может ему обеспечить. «Он же, смутившись от сего слова, отошел с печалью, потому что у него было большое имение». Богатство, которым он обладает, не мешает ему услышать то, что говорит Христос, и понять, что говорит Христос, но оно мешает ему ответить на зов Христов. И поэтому он исполнен великой печали.

Есть немало людей, которые живут благочестиво, все исполняют, ходят в церковь, верят в Бога. Но когда их вера будет испытана по-настоящему, то обнаружится, что есть в их жизни то, ради чего они готовы скорее разорвать со Христом, чем оставить свое богатство. Это может быть материальное богатство или какое угодно другое.

«Что для тебя дороже, — спрашивает Христос, — этот мир со всеми его ценностями, может быть, очень замечательными, или вечная жизнь? Бог или что-то другое?» Если Христос на самом деле для нас дороже всего, то мы пойдем за Ним, что бы это нам ни стоило. Кто не следует за Агнцем Божиим, куда бы Он ни пошел, тот не может называться учеником Христовым, он не наследует Царство Небесное. Может быть, еще не пришел для нас час решающего выбора, когда мы должны либо все оставить, либо расстаться со Христом. Но многие, говорит нам сегодня Господь, оставят Его, даже как будто не желая этого. Все определяется в конце концов предельной целостностью любви к Богу и любви к другому человеку.

И Христос, глядя на Своих учеников, говорит: «Дети! как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие!» Мы понимаем, что этот выбор — либо оставить все, что у нас есть, либо расстаться со Христом — может показаться слишком суровым. Но на самом деле Христос — отдаем ли мы себе в этом полный отчет? — не требует от нас того, что является неразумным. И мы знаем свою немощь, как мы привязаны к миру, к того или иного рода богатству.

Серьезен и глубок выбор, перед которым ставит нас Господь. Он хочет, чтобы мы все время шли вперед, и выше, и дальше. Он видит то великое, которое уготовано для нас, — более великое, чем то, что мы видим. И мы должны осознать наше призвание. Велико искушение остановиться, сказать, что достаточно мы уже делаем, достаточно далеко уже зашли. И не меньшее искушение думать, что Господь требует то, что выше наших сил. Так ли это? Не забыли ли мы, что «невозможное человекам, возможно Богу»? Господь печалится больше, чем тот, кто ради земного оставляет Христа, но Он не оставляет никого Своею благодатью и Своим Промыслом. И радуется о каждом возвращающемся к Нему вместе с Ангелами. И каждый, кто все оставляет, чтобы последовать за Христом, обретает в конце концов жизнь вечную, Самого Господа.

Слово Божие, которое мы слышим, может нас преобразить. Оно может нас уподобить Самому Богу. Хотим ли мы, чтобы это чудо произошло? Принимаем ли дар превзойти себя? Мы должны ответить на этот вопрос со всей прямотой. Услышим этот зов Божий, будем следовать за нашим Господом, пока мы еще на земле, пока еще не поздно, пока смерть не закроет навсегда для нас двери покаяния и любви.

Лк, 24 зач., 6, 17—23

Тогда стал Иисус на ровном месте, и множество учеников Его, и много народа из всей Иудеи и Иерусалима и приморских мест Тирских и Сидонских, которые пришли послушать Его и исцелиться от болезней своих, также и страждущие от нечистых духов; и исцелялись. И весь народ искал прикасаться к Нему, потому что от Него исходила сила и исцеляла всех. И Он, возведя очи Свои на учеников Своих, говорил: блаженны нищие духом, ибо ваше есть Царство Божие. Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь. Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь. Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого. Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах. Так поступали с пророками отцы их.

В Евангелии от Матфея заповеди блаженства представлены как «искусство жить». В Евангелии от Луки они — как неумолимое требование. В Евангелии от Матфея Господь восходит на гору, народ остается вдали, внизу. Вокруг Господа только Его ученики, которым Он наедине раскрывает глубину Своего учения. В Евангелии от Луки Господь сходит с горы, где Он молился и избрал двенадцать апостолов. Вместе они сходят вниз, «на ровное место», и их встречает множество учеников и народа. Учение Христово должно быть обращено ко всем, не только к «лучшим ученикам». Принятие его является решающим для спасения. Кроме того, в Евангелии от Матфея заповеди блаженства звучат в третьем лице: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное». В Евангелии от Луки — во втором лице: «Блаженны вы». В первом Евангелии Господь возвещает Благую Весть. В третьем — суд: этот суд может быть Благой Вестью для одних, и горем для других. Как мы воспринимаем этот дар, сподобляющий нас одной чести с апостолами?

Если бы мы не знали силу любви Христовой, силу Его Слова, мы не смели бы произносить эти Его заповеди блаженства. В них — тайна Церкви, тайна Царства Небесного, тайна Самого Христа. «Блаженны нищие, блаженны алчущие, блаженны плачущие». Есть ли у нас мужество жить ради Царства Христова? Эти потрясающие слова открывают нам, что быть христианином — значит следовать за Христом. Ибо Он есть путь, истина и жизнь (Ин., 14, 6). Заповеди блаженства — это то, что происходит со Христом и то, что Он хочет передать нам, чтобы в наших человеческих сердцах воссияла Божественная любовь. Заповеди Блаженства — в центре этого мира печали, несчастий и страданий. Потому что Христос оставил нам Свой мир и Свою радость. «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает». (Ин. 14, 27). Он дает нам этот мир и эту радость в час, когда Он идет ко Кресту и Воскресению, и когда говорит нам: «Блаженны нищие, ибо ваше есть Царство Божие» Он дает нам жизнь. Свою собственную жизнь. Предадим ли мы в ответ Ему себя, оттого что Он так возлюбил нас? Наша жизнь становится живою, когда в ней есть присутствие Божие, когда мы приемлем выбор, который Он сделал за нас. Только благодаря вхождению Бога в наш мир несчастья и смерти можем мы неложно говорить о блаженстве. Кто из нас понимает слова Христа, когда Он обращается к нам: «Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше как бесчестное»? В этом есть что-то совершенно противоестественное, однако здесь — сердце Евангелия, суть Христовой истины.

Приходилось ли вам встречать людей, только что переступивших порог храма, которые, когда им говорят о заповедях блаженства, отвечают: «Но я это чувствовала всегда, я именно этого всегда хотел, и вот это теперь открывается мне»? Мы должны молить Господа, чтобы Он открыл нам Свою любовь, Свой мир и Свою радость, которые Он заповедал нам иметь даже среди гонений, потому что это является главным признаком христианина. Потому что христианин — это свидетель Воскресения Христова. «Если Христос не воскрес, тщетна вера ваша, вы еще во грехах ваших». Если мы можем возвещать заповеди блаженства и жить причастием Тела и Крови Христовых, это потому что Христос воскрес. Все заповеди блаженства — следствие Воскресения Христова, и все они — как христосование Церкви посреди Пасхи: «Христос воскресе!» — «Воистину воскресе!»

Заповеди блаженства начинаются со слов: «блаженны нищие», потому что Христос явил нам прежде всего Свою нищету. Ничего не имеющий, обнаженный на Кресте от Своей славы, оставленный и преданный всеми, — среди этого предательства, среди смерти, среди этой нищеты Он в руки Отца Небесного предает дух Свой. Нет ничего более поразительного, чем это предание Господа Своему Отцу. Это то, что мы должны делать каждое мгновение нашей жизни — предавать себя воле Отчей, которая есть воля блаженства. Господь хочет нашего вечного блаженства. Может быть, кого-то удивляет, как мы смеем столь дерзновенно утверждать, что Господь хочет, чтобы мы были счастливы в этом мире, в таком, каким мы его знаем, но это так, это — абсолютная правда.

В центре нашего мира — воскресший Христос. Он избавляет нас от наших грехов, Он дает нам надежду, Он открывает нам небо. Он дает нам жизнь. Христос воскрес из мертвых, и не стало больше ничего невозможного. Если бы вся жизнь кончалась здесь, мы были бы несчастнее всех человеков. Но заповеди блаженства существуют, потому, что Христос воскрес.

Заповеди блаженства — не бегство от реальности, не сдача всех позиций перед этим жестоким миром. Это торжество Воскресения Христова в нашей жизни, которое ныне сокровенно, но раскроется в полноте в конце времен, когда Господь явится во славе, чтобы преобразить нас. Да будет Господь всегда нашим утешением, милостью и миром, приведением нас в свободу чад Божиих, предающих себя до конца в руки Его. Чтобы уже теперь мы были воскресшими со Христом!

Мф, 11 зач., 5, 14—19

Сказал Господь Своим ученикам: вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного. Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном.

«Вы свет мира», — говорит Христос, обращаясь к Своим ученикам. И это относится ко всем христианам и, в первую очередь, к тем, кто призван к пастырству. Как свет, они видны всем, и глаза многих устремлены на них. «Не может укрыться город, стоящий на верху горы». Одни восхищаются ими, радуются их присутствию, другие завидуют им и ненавидят их, и ищут уничтожить их. Потому они должны ходить со всякой осмотрительностью, помня об этом. Как свет мира, они призваны освещать других и сообщать свет другим.

Христос зажег эти свечи не для того, чтобы поставить их под сосудом. Свет Христова благовестия столь силен и столь самоочевиден, что светит всем в доме — всем, кто приходит в Церковь. Мы слышим эти слова во время архиерейского облачения посередине храма — в начале Божественной литургии: «Тако да просветится свет твой пред человеки, яко да видят добрые дела твоя, и прославят Отца нашего, иже на небесех». Тот, кто Христов, должен быть светом пред людьми. Жизнью и словом истины пастырь должен быть светильником горящим и светящим. Мы должны делать добрые дела не для того, чтобы увидели наш свет, который всегда может стать тьмой, а для того, чтобы увидели в нас и в наших делах присутствие света Христова. Не для того, чтобы прославили нас, а для того, чтобы прославили Отца нашего, Который на небесах.

Как Христос пришел не для того, чтобы нарушить закон или пророков, но исполнить, — так те, кто Христов, и прежде всего Его пастыри, должны дорожить всем, что исходит от Бога. И в послушании всему, что хранит Церковь, устремляться к свету Христову. «Истинно говорю вам, — торжественно провозглашает Тот, Кто Аминь, Свидетель верный, — доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все». Слово Господне пребывает вовек — слово Закона и слово Евангелия. Так заботится Бог о Своей Церкви, что все, что принадлежит в ней Богу и носит печать Его имени, сколь бы ни казалась оно незначительным, должно свято храниться. И Христос дает заповедь Своим ученикам — всем христианам и прежде всего пастырям — соблюдать все установления церковные, показывая, как опасно пренебрегать ими. «Кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном».

Среди заповедей Божиих и правил Церкви есть такие, которые меньше других. Но они только относительно малейшие. Опасно в вероучении и в духовной жизни отменять малейшие Божии предписания. В этом — посягательство на святыню Божию. Чем дальше идет отступление, тем оно разрушительней. «Посему, братия, — говорит великий учитель Церкви святой Иоанн Дамаскин, — да стоим на Церковном Предании, как на камне веры нашей, не передвигая границы, которую поставили святые отцы наши, не давая места тем, кто желает нововведений и разрушения здания Святой Божией Вселенской Апостольской Церкви, ибо, если каждый будет поступать по своей воле, мало-помалу разрушится все дело Церкви». Нечестиво разорять малейшую заповедь, но несравненно ужасней научить этому других. Кто поступает так, тот будет малейшим по отношению к Царству Небесному, к Царству славы. Но есть в Церкви Христовой великие святые, которые сподобились сотворить добро и научить добру других. Ибо те, кто не творят так, как учат, одной рукой строят, а другой разрушают. А те, кто говорят от опытного боговедения, те, кто живут согласно тому, что они проповедуют, подлинно велики. Они просветятся как солнце в Царствии Небесном.