Почему Николая 2 причислили к лику святых

ss69100

Отречения же от своих религиозных взглядов от Николая II и не требовали, никаких пыток (с этой целью или с какими-либо еще) не осуществляли.
И жил он вместе с семьей после ареста (который, кстати, не большевики осуществили, а как раз будущие лидеры белых – генерал Алексеев арестовал царя, генерал Корнилов – царицу) не тюрьме, а в частном доме. То есть условия содержания царя под стражей были весьма мягкие, несравнимо мягче других арестованных, как со стороны красных, так и со стороны белых.

В день казни Николая II вместе с семьей просто заставили спуститься в подвал дома, там зачитали приговор и расстреляли. Все.

В общем, после ареста царь жил с семьей в большом купеческом доме, а потом погиб от пули. Это посчитали «мученичеством».

А то, что до этого сотни тысяч людей гибли от пуль за царя и христолюбивое отечество в годы Первой мировой войны в куда более тяжелых и мучительных обстоятельствах, не явилось обстоятельством, чтобы всех их к лику святых мученников причислить. Рылом, видать не вышли, не царских кровей.

Так что первый исторический факт, о котором необходимо знать: смерть Николая Романова не была смертью за Христа и не была мученической.

Кстати, насчет отречения. Тут возникает второй, тоже крайне важный вопрос.

2. Как следует рассматривать отречение Николая II от престола?

Отречение миропомазанного царя от престола следует рассматривать как церковно-каноническое преступление, подобное отказу представителя церковной иерархии от священного сана. Совершенно однозначно.

Любой солдат, ушедший самовольно со своего поста, оставивший вверенный ему объект без охраны, без надзора, тем более в военное время, тем более стратегический важный пост, считается преступником. Во все времена, во всех странах и у всех народов такое преступление считается крайне тяжким и очень жестоко карается, почти всегда смертной казнью.

А как относиться к царю, который в тяжелейшее военное время оставил страну, к тому же не просто царю, а Верховному Главнокомандующему? Только как к малодушному трусу и предателю родины. Именно так: предательство – это, по определению, нарушение верности или неисполнение долга. Царь, отрекшись, отказался тем самым исполнять свой долг перед родиной как царь и как верховный главнокомандующий. По сути, он отрекся от России, от армии и от народа.

Народ и армия были просто поставлены перед свершившимся фактом. Поэтому утверждать, что народ несет «тягчайший грех цареубийства, довлеющий над всеми народами России», и требовать от народа покаяние перед царем-предателем родины, как это требуют царебожники – верх цинизма и лицемерия.

Вот как писал в своих мемуарах граф Игнатьев, который был участником коронации Николая II, а с 1912 был военным атташе во Франции:

» … царь, кто он теперь для меня? Мне предстоит отказаться только от него, а ведь он отказался от России. Он нарушил клятву, данную в моем присутствии под древними сводами Успенского собора при короновании.

Витиеватые слова манифеста, оправдывающие отречение от престола, для меня не убедительны. Русский царь «отрекаться» не может.

Уж на что жалкой фигурой казался мне всегда Павел I, но и тот нашел в себе мужество сказать в последнюю минуту своим убийцам – гвардейским офицерам, предлагавшим ему подписать акт об отречении: «Вы можете меня убить, но я умру вашим императором», — и оно был задушен, а его преемник, Александр I, только благодаря этому и смог, пожалуй, беспрепятственно вступить на престол.

Николай II своим отречением сам освобождает меня от данной ему присяги, и какой скверный пример подает он всем нам, военным! Как бы мы судили солдата, покинувшего строй, да еще в бою? И что же мы можем думать о «первом солдате» Российской империи, главнокомандующем всеми сухопутными и морскими силами, покидающем свой пост, не помышляя даже о том, что станет с его армией?»

А.И.Игнатьев «Пятьдесят лет в строю». Том 2, книга 4, глава 12.

Из факта отречения также следует, что с марта 1917 года Николай II перестал быть царем. Он стал просто гражданином Николаем Романовым. Поэтому, когда говорят: вот, де, большевики царя расстреляли… Но в 1918 в России уже не было царя, его не стало уже в марте 1917 года – таковы факты.

Так что второй исторический факт, о котором необходимо знать: самим фактом своего отречения Николай II совершил два тягчайших преступления – церковно-каноническое преступление и предательство родины.

Но, может быть, во времена своего царствования Николай II запомнился добродетельным и милосердным, как царь от Бога, принесшим процветание и преуспеяние России? Поговорим и об этом.

3. Каким было царствование Николая II? Был ли он хорошим царем и настоящим христианином? Запомнился ли царь как образец христианских добродетелей?

Особенно подробно в рамках данной статьи рассматривать данный вопрос не стоит, так как Николая II канонизировали именно как мученника, страстотерпца. То есть причиной канонизации стало не то, как он правил (как, например, Александр Невский – тут действительно было за что канонизировать) или как жил, а то, как он погиб.

То есть даже те, кому пришлось его канонизировать, понимали, что если брать царствование Николая II – прославлять тут его просто не за что. Итогом его правления стало крушение Российской империи – это исторический факт.

С чего началось? С трагедии на Ходынке. Погибли многие сотни людей. А царь в тот же день поехал веселиться на бал во французское посольство.

Голод 1901-1902 годов в сочетании с жестокой эксплуатацией стал причиной того, что с 1902 массовые крестьянские восстания прокатились по всей России.

Рабочие тоже проявляли все больше недовольство своим бесправным положением, нищетой и варварской эксплуатацией.

9 января 1905 года рабочие пошли с петицией к царю. Рабочих, мирно шедших с женами и детьми к царю пожаловаться на свое тяжелое и бесправное положение встретили пулями. Сотни людей погибли.

И что же царь? Царь в своей речи от 19 января… простил тех рабочих, которых расстреливали если даже и не по его прямому приказу, то с его ведома и одобрения. Это уж никак не образец христианского милосердия, скорее верх цинизма, подлости и лицемерия.

Как в Евангелие от Матфея написано:

Есть ли между вами такой человек, который

Когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень?

И когда попросит рыбы, подал бы ему змею?

(Мтф. 7,9-10)

Так вот, Николай II и оказался таким человеком. Когда подданные царя пришли к нему как дети к отцу-заступнику и попросили у него защиты – его ответом были пули.

Народ этого и не забыл и не простил, что естественно. Ответом стала революция, которая была потоплена в крови «добрым отцом». А потом был еще и Ленский расстрел, который был воспринят царем как нечто само собой разумеющееся.

А просьба помощи, в том числе и духовной у Распутина, влияние Распутина даже на политику и на назначения людей на высокие государственные посты – это что, тоже образец следования канонам русской православной церкви? Вряд ли.

Неудивительно, что ни святой Патриарх Тихон, ни святой митрополит Петроградский Вениамин, ни святой митрополит Крутицкий Пётр, ни святой митрополит Серафим (Чичагов), ни святой архиепископ Фаддей, ни святой архиепископ Иларион (Троицкий), ни другие ныне прославленные нашей церковью иерархи, новомученики, знавшие значительно больше и лучше, чем мы теперь, личность бывшего царя — никто из них ни разу не высказал мысли о нём, как святом страстотерпце (а в то время об этом ещё можно было заявить во весь голос).

Иными словами, люди, знавшие Николая II, в том числе и служители церкви, в том числе и те, кого причислили к лику святых (а значит, у церкви нет оснований не доверять им, а есть все основания к ним прислушаться) не видели в нем никакой святости.

Так что третий исторический факт состоит в том, что жизнь и царствование Николая II были таковы, что прославлять его не за что, ибо они были как бездарны, так и бесславны.

Так почему же тогда поклонники Николая II поднимают такой вой, хай и истерику вокруг его имени, и так настаивают на его святости?

4. Так кто же они, поклонники Николая II? Почему же на самом деле Николай II был причислен к лику святых? Что реально стояло за этой канонизацией?

А вот теперь перейдем к главному. Почему же не смотря на все вышеизложенное Николая II всё равно канонизировали? Более того, почему все мощнее раздаются призывы всенародного покаяния перед ним? Кто за этим стоит? Что за сила?

Может, это монархисты? Непохоже. Много вы видели коммунистов, которые после развала СССР все равно почитают Горбачева, всячески защищают его? Я вот не встречал таких.

А много вы видели христиан, почитающих Иуду Искариота? Я не встречал.

В России были цари, которые правление которых было весьма успешным: например, при Екатерине II были одержаны выдающиеся военные победы и освобожден Крым, при Александре I одержана выдающаяся победа над Наполеоном. Но с ними же так не носятся как с писаной торбой, не поднимают вокруг них такой шум и истерику.

Так что монархист, защищающий Николая II подобен коммунисту, защищающему Горбачева. Значит, дело не в монархизме.

Может дело в том, что грех цареубийства настолько страшен, что в нем непременно нужно раскаяться, причем всему народу, а иначе нельзя? Может быть так?

Но давайте вспомним Павла I, который был убит, вспомним Александра II, царя, который освободил крестьян от крепостного права, который выиграл войну с турками, и который тоже был убит. Причем и Павел I и Александр II погибли царями, при исполнении своих царских обязанностей.

Почему с ними так не носятся, не требуют перед ними покаяться и не причисляют к лику святых?

Значит, дело не в монархизме и не в грехе цареубийства. Дело совсем в другом.

Вся суть том, что эти почитатели Николая II на самом деле просто махровые антисоветчики, и они своего антисоветизма и не скрывают! Им нужен весомый повод, чтобы еще в чем-то обвинить большевиков и советскую власть! Вот в чем весь смысл канонизации!

А теперь эти люди еще и пытаются представить расстрел Николая Романова как ритуальное убийство! При этом не имея его останков (я имею в виду, останков Николая Романова, признаваемых таковыми церковью), то есть не имея никаких доказательств для того, чтобы сделать такой вывод!

И цель канонизации Николая II при понимании этой сути становится ясна: заставить людей сожалеть о том, что их деды и прадеды не захотели быть рабами у наглых паразитов-поработителей, обращавшихся с ними хуже чем со скотиной. Чтобы люди думали, что такой порядок вещей, при котором 90% богатств страны распоряжаются 10% семей, а большинство остальных граждан поставлены на грань выживания – это нормальный и естественный порядок вещей, а те, кто так не думает – глубоко неправы.

А уже из этого вытекают следующие важные выводы.

Во-первых, решение о канонизации Николая II – целиком политически мотивированное решение, имеющее не религиозные, но политические основания.

Во-вторых, получается, что церковь даже в таком число церковном вопросе, как вопрос канонизации, руководствуется не волей Божьей, а пожеланиями мирских властей. А это в свою очередь указывает на безблагодатность такой церкви, которая является, по сути, политической организацией, использующей религию всего лишь как орудие классового господства.

В-третьих, сам факт того, что высшие церковные иерархи прикрывают именем Божьим лишь свои амбиции и политические хотелки властей, указывает на то, что они сами в Бога не верят, иначе сами бы испугались гнева Божьего за свой чудовищный обман миллионов людей.

А чтобы люди обо всем этом не задумывались, не смогли осознать и понять это – необходимо погрузить народ во мрак невежества. Именно для этого осуществляются все нынешние реформы образования, введение ЕГЭ и т.д. В этом и состоит соработничество власти и церкви. Но это уже тема другой статьи.

Вопросы и ответы.

1. Тут логично поставить следующий вопрос. Вот царь отрекся, его и всю семью арестовали. А церковь-то заступилась ли за своего Святого царя или как?

Именно «или как».

27 февраля 1917 года (царь еще не отрекся!) обер-прокурор Н.П.Раев обратился к св.Синоду с предложением осудить революционное движение. И что же св.Синод? Синод отклонил это предложение, мотивировав отказ тем, что еще неизвестно, откуда идёт измена – сверху или снизу.

Вот так! Во время Февральской революции церковь, оказывается, поддержала не царя, а как раз именно революцию!

А что же было дальше? А дальше было так.

4 марта 1917 года на заседании св.Синода 4 марта председательствовал митрополит Киевский Владимир, и новый синодальный обер-прокурор князь В. Н. Львов объявил о предоставлении РПЦ свободы от опеки государства, которая, мол, губительно влияла на церковно-общественную жизнь. Члены синода выразили искреннюю радость по поводу наступления новой эры в жизни церкви.

Вот так! Царь отрекся, уже принято решение о его аресте, а высшие церковные иерархи вместо того, чтобы заступиться за святого царя, радуются, разве что только от счастья не прыгают!

5 марта Синод распорядился, чтобы во всех церквях Петроградской епархии многолетие Царствующему дому «отныне не провозглашалось».

Вот так! Какое там почитание святого царя – даже за здравие ему уже молиться не следует!

6–8 марта. Св. Синод распорядился изъять из богослужебных чинов поминовение царской власти, о чём первоприсутствующий член Синода митрополит Киевский Владимир 6 марта разослал от своего имени по всем епархиям РПЦ телеграммы (66 внутри России и 1 — в Нью-Йорк) с распоряжением о том, что «моления следует возносить за Богохранимую державу Российскую и благоверное Временное правительство ея».

7—8 марта Синод издал определение, по которому всему российскому духовенству предписывалось: «во всех случаях за богослужениями вместо поминовения царствовавшего дома возносить моление «о Богохранимой державе Российской и благоверном Временном правительстве ея».

Вот так! Высшие церковные иерархи повелели молиться не за царя, а за его гонителей и хулителей!

А потом некоторых из этих иерархов тоже святыми новомученниками признали…

2. Как же так? Почему же святым признали и Николая II и тех, кто радовался его отречению и аресту? Как, по какому-такому признаку они вдруг в одном сонме святых-то оказались?

Теперь уже ясно по какому: – антибольшевизм и антисоветизм! Вот что у них общего! В прочем, я уже писал об этом в пункте 4 данной статьи, и этот пример – еще одно тому подтверждение.

Что еще раз подтверждает, что РПЦ – политическая организация, религиозность – лишь прикрытие. И зачастую, чем больше антикоммунизма, тем больше святости. И поэтому, когда пришли фашисты, зачастую было вот так:

Никогда не забывайте об этом.

Пришедший Издалека93

За что Николай II причислен к лику святых?

Андрей Ларионов 25629 2 года назад программист, модератор тем: искусство и культура, религия и вера

В таких случаях лучше обращаться к документам:

Первое, что важно. Царь не прославлен один персонально, как уделяют внимание некоторым вождям, вождецентризма нет.

Деяние Юбилейного Архиерейского Собора о соборном прославлении Новомучеников и исповедников Российских ХХ века

1. Прославить для общецерковного почитания в лике святых Собор новомучеников и исповедников Российских ХХ века, поименно известных и доныне миру не явленных, но ведомых Богу.

Здесь видим, что частое возражение «много кого убили, почему только царя помним» необосновано. В первую очередь прославлены именно неизвестные.

2. Включить в Собор новомучеников и исповедников Российских имена пострадавших за веру, свидетельства о которых поступили:

от Алма-Атинской епархии:

  • митрополита Алма-Атинского Николая (Могилевского; 1877-1955)
  • митрополита Горьковского Евгения (Зернова; 1877-1937)
  • архиепископа Воронежского Захария (Лобова; 1865-1937)

Далее идет список других людей.

И только в конце царская семья со следующей формулировкой:

3. Прославить как страстотерпцев в сонме новомучеников и исповедников Российских Царскую Семью: Императора Николая II, Императрицу Александру, царевича Алексия, великих княжен Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию. В последнем православном Российском монархе и членах его Семьи мы видим людей, искренне стремившихся воплотить в своей жизни заповеди Евангелия. В страданиях, перенесенных Царской Семьей в заточении с кротостью, терпением и смирением, в их мученической кончине в Екатеринбурге в ночь на 4 (17) июля 1918 года, был явлен побеждающий зло свет Христовой веры, подобно тому, как он воссиял в жизни и смерти миллионов православных христиан, претерпевших гонение за Христа в ХХ веке.

При этом церковь не идеализировала царя и рассматривает его деятельность так:

Доклад о работе Комиссии Свящ. Синода по канонизации святых над вопросом о мученической кончине царской семьи

Будучи помазанным на Царство, наделенный всей полнотой власти, Император Николай II был ответственен за все события, происходившие в его государстве, как перед своим народом, так и перед Богом. Поэтому определенная доля личной ответственности за исторические ошибки, подобные событиям 9 января 1905 года, — а этой теме был посвящен специальный доклад, принятый Комиссией, — ложится на самого Императора, хотя и не может измеряться степенью его участия, а точнее неучастия в этих событиях.

Другим примером действий Императора, имевших пагубные последствия для судьбы России и самой Царской Семьи, были его отношения с Распутиным — и это было показано в исследовании «Царская Семья и Г. Е. Распутин». Действительно, как могло случиться, что такая фигура как Распутин могла оказывать влияние на Царскую Семью и российскую государственно-политическую жизнь его времени? Разгадка распутинского феномена — в болезни Царевича Алексия. Хотя и известно, что Государь неоднократно пытался избавиться от Распутина, но всякий раз он отступал под давлением Императрицы из-за необходимости обращаться за помощью к Распутину для излечения Наследника. Можно сказать, что Император оказался не в состоянии противостоять Александре Федоровне, истерзанной горем из-за болезни сына и находившейся в связи с этим под влиянием Распутина.

Подводя итог изучению государственной и церковной деятельности последнего Российского Императора, Комиссия не нашла а ней достаточных оснований для его канонизации.

Однако в Православной Церкви известны случаи причисления к лику святых даже тех христиан, которые вели греховную жизнь после крещения. Их канонизация совершалась именно потому, что свои грехи они искупили не только покаянием, но и особым подвигом — мученичеством или аскезой.

Определением Архиерейского Собора от 31 марта — 4 апреля 1992 года Синодальной Комиссии по канонизации святых было поручено «при изучении подвигов новомучеников Российских начать исследование материалов, связанных с мученической кончиной Царской Семьи».
Основную задачу в этом вопросе Комиссия видела в объективном рассмотрении всех обстоятельств жизни членов Императорской Семьи в контексте исторических событий и церковном их осмыслении вне идеологических стереотипов, господствовавших в нашей стране на протяжении минувших десятилетий. Комиссия руководствовалась пастырской озабоченностью, чтобы канонизация Царской Семьи в сонме новомучеников Российских не давала повода и аргументов в политической борьбе или мирских противостояниях, а способствовала бы объединению народа Божия в вере и благочестии. Мы стремились учесть и факт канонизации Царской Семьи Русской Зарубежной Церковью в 1981 году, вызвавший далеко не однозначную реакцию как в среде русской эмиграции, некоторые представители которой не увидели тогда в ней достаточно убедительных оснований, так и в самой России, не говоря уже о таком, не имеющем исторических аналогий в Православной Церкви, решении Русской Православной Церкви Заграницей, как включение в число канонизованных принявших вместе с Царской Семьей мученическую кончину царского слуги римо-католика Алоизия Егоровича Труппа и лютеранки гофлектриссы Екатерины Адольфовны Шнейдер.
Уже на первом после Собора заседании Комиссии мы приступили к изучению религиозного, нравственного и государственного аспектов царствования последнего Императора династии Романовых. Тщательно изучались следующие темы: «Православный взгляд на государственную деятельность Императора Николая II»; «Император Николай II и события 1905 года в Санкт-Петербурге»; «О церковной политике Императора Николая II»; «Причины отречения Императора Николая II от престола и православное отношение к этому акту»; «Царская Семья и Г.Е. Распутин»; «Последние дни Царской Семьи» и «Отношение Церкви к страстотерпчеству».
В 1994 и 1997 годах я знакомил членов Архиерейских Соборов с итогами изучения вышеперечисленных тем. С того времени новых проблем в изучаемом вопросе не появилось.
Напомню подходы Комиссии к этим ключевым и сложным темам, осмысление которых необходимо членам Архиерейского Собора при решении вопроса о канонизации Царской Семьи.
Весьма различная по религиозно-нравственному содержанию и по уровню научной компетентности аргументация противников канонизации Царской Семьи может быть сведена к перечню конкретных тезисов, которые уже были проанализированы в исторических справках, составленных в Комиссии и находящихся в Вашем распоряжении.
Одним из главных доводов противников канонизации Царской Семьи является утверждение о том, что гибель Императора Николая II и членов его Семьи не может быть признана мученической смертью за Христа. Комиссия на основе тщательного рассмотрения обстоятельств гибели Царской Семьи предлагает осуществить ее канонизацию в лике святых страстотерпцев. В богослужебной и житийной литературе Русской Православной Церкви слово «страстотерпец» стало употребляться применительно к тем русским святым, которые, подражая Христу, с терпением переносили физические, нравственные страдания и смерть от рук политических противников.
В истории Русской Церкви такими страстотерпцами были святые благоверные князья Борис и Глеб (+1015), Игорь Черниговский (+1147), Андрей Боголюбский (+1174), Михаил Тверской (+1319), царевич Димитрий (+1591). Все они своим подвигом страстотерпцев явили высокий образец христианской нравственности и терпения.
Препятствия к прославлению Николая II противники данной канонизации пытаются обнаружить в фактах, связанных с его государственной и церковной политикой.
Церковная политика Императора не вышла за рамки традиционной синодальной системы управления Церковью. Однако именно в царствование Императора Николая II дотоле два века официально безмолвствовавшая по вопросу о созыве Собора церковная иерархия получила возможность не только широко обсуждать, но и практически подготовить созыв Поместного Собора.
Император уделял большое внимание нуждам Православной Церкви, щедро жертвовал на постройку новых храмов, в том числе и за пределами России. За годы его царствования число приходских церквей в России увеличилось более чем на 10 тысяч, открыто более 250 новых монастырей. Император лично участвовал в закладке новых храмов и других церковных торжествах.
Глубокая религиозность выделяли Императорскую чету среди представителей тогдашней аристократии. Религиозным духом было проникнуто воспитание детей Императорской Фамилии. Все ее члены жили в соответствии с традициями православного благочестия. Обязательные посещения богослужений в воскресные и праздничные дни, говенье во время постов было неотъемлемой частью их быта. Личная религиозность Государя и его супруги была не простым следованием традициям. Царская чета посещает храмы и монастыри во время своих многочисленных поездок, поклоняется чудотворным иконам и мощам святых, совершает паломничества, как это было в 1903 году во время прославления преподобного Серафима Саровского. Краткие богослужения в придворных храмах не удовлетворяли Императора и Императрицу. Специально для них совершаются службы в Царскосельском Феодоровском соборе, построенном в древнерусском стиле. Императрица Александра молилась здесь перед аналоем с раскрытыми богослужебными книгами, внимательно следя за богослужением.
Личное благочестие Государя проявилось в том, что за годы его царствования было канонизовано святых больше, чем за два предшествующих столетия, когда было прославлено лишь 5 святых угодников. За время последнего царствования к лику святых были причислены святитель Феодосий Черниговский (1896 г.), преподобный Серафим Саровский (1903 г.), святая княгиня Анна Кашинская (восстановление почитания в 1909 г.), святитель Иоасаф Белгородский (1911 г.), святитель Гермоген Московский (1913 г.), святитель Питирим Тамбовский (1914 г.), святитель Иоанн Тобольский (1916 г.). При этом Император вынужден был проявить особую настойчивость, добиваясь канонизации преподобного Серафима Саровского, святителей Иоасафа Белгородского и Иоанна Тобольского. Николай II высоко чтил святого праведного отца Иоанна Кронштадтского. После его блаженной кончины царь повелел совершать всенародное молитвенное поминовение почившего в день его преставления.
Как политик и государственный деятель Государь поступал, исходя из своих религиозно-нравственных принципов. Одним из наиболее распространенных аргументов против канонизации Императора Николая II являются события 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге. В исторической справке Комиссии по данному вопросу мы указываем: познакомившись вечером 8 января с содержанием гапоновской петиции, носившей характер революционного ультиматума, не позволявшей вступить в конструктивные переговоры с представителями рабочих, Государь проигнорировал этот документ, незаконный по форме и подрывающий престиж без того колеблемой в условиях войны государственной власти. В течение всего 9 января 1905 года Государь не принял ни одного решения, определившего действия властей в Петербурге по подавлению массовых выступлений рабочих. Приказ войскам об открытии огня отдал не Император, а Командующий Санкт-Петербургским военным округом. Исторические данные не позволяют обнаружить в действиях Государя в январские дни 1905 года сознательной злой воли, обращённой против народа и воплощённой в конкретных греховных решениях и поступках.
С началом Первой мировой войны Государь регулярно выезжает в Ставку, посещает воинские части действующей армии, перевязочные пункты, военные госпитали, тыловые заводы, одним словом, все, что играло роль в ведении этой войны.
Императрица с самого начала войны посвятила себя раненым. Пройдя курсы сестер милосердия вместе со старшими дочерьми — Великими Княжнами Ольгой и Татьяной, — она по несколько часов в день ухаживала за ранеными в Царскосельском лазарете.
Император рассматривал пребывание на посту Верховного Главнокомандующего как исполнение нравственного и государственного долга перед Богом и народом, впрочем, всегда представляя ведущим военным специалистам широкую инициативу в решении всей совокупности военно-стратегических и оперативно-тактических вопросов.
Оценки Николая II как государственного мужа крайне противоречивы. Говоря об этом, никогда не следует забывать, что, осмысляя государственную деятельность с христианской точки зрения, мы должны оценивать не ту или иную форму государственного устройства, но место, которое занимает конкретное лицо в государственном механизме. Оценке подлежит, насколько то или иное лицо сумело воплотить в своей деятельности христианские идеалы. Следует отметить, что Николай II относился к несению обязанностей монарха как к своему священному долгу.
Характерное для некоторых противников канонизации Императора Николая II стремление представить его отречение от Престола как церковно-каноническое преступление, подобное отказу представителя церковной иерархии от священного сана, не может быть признано имеющим сколько-нибудь серьёзные основания. Канонический статус миропомазанного на Царство православного государя не был определён в церковных канонах. Поэтому попытки обнаружить состав некоего церковно-канонического преступления в отречении Императора Николая II от власти представляются несостоятельными.
В качестве внешних факторов, вызвавших к жизни Акт об отречении, которые имели место в политической жизни России, следует выделить прежде всего резкое обострение социально-политической ситуации в Петрограде в феврале 1917 г., неспособность правительства контролировать положение в столице, распространившееся в широких слоях общества убеждение в необходимости жестких конституционных ограничений монархической власти, настоятельное требование Председателя Государственной Думы М.В. Родзянко отречения Императора Николая II от власти во имя предотвращения внутриполитического хаоса в условиях ведения Россией широкомасштабной войны, почти единодушную поддержку, оказанную высшими представителями российского генералитета требованию Председателя Государственной Думы. Следует отметить также, что Акт об отречении был принят Императором Николаем II под давлением резко изменявшихся политических обстоятельств в чрезвычайно короткий срок.
Комиссия выражает мнение, что сам факт отречения от Престола Императора Николая II, непосредственно связанный и с его личными качествами, в целом является выражением сложившейся тогда исторической обстановки в России.
Он принял это решение лишь в надежде, что желавшие его удаления сумеют все же продолжать с честью войну и не погубят дело спасения России. Он боялся тогда, чтобы его отказ подписать отречение не повел к гражданской войне в виду неприятеля. Царь не хотел, чтобы из-за него была пролита хоть капля русской крови.
Духовные мотивы, по которым последний российский Государь, не желавший проливать кровь подданных, решил отречься от Престола во имя внутреннего мира в России, придаёт его поступку подлинно нравственный характер. Неслучайно, при обсуждении в июле 1918 года на Соборном Совете Поместного Собора вопроса о заупокойном поминовении убиенного Государя Святейший Патриарх Тихон принял решение о повсеместном служении панихид с поминовением Николая II как Императора.
Очень малый круг лиц мог непосредственно общаться с Государем в неофициальной обстановке. Все знавшие его семейную жизнь не понаслышке отмечали удивительную простоту, взаимную любовь и согласие всех членов этой тесно сплоченной Семьи. Центром ее был Алексей Николаевич, на нем сосредотачивались все привязанности, все надежды.
Обстоятельством, омрачавшим жизнь Императорской Семьи, была неизлечимая болезнь Наследника. Приступы гемофилии, во время которых ребенок испытывал тяжкие страдания, повторялись неоднократно. В сентябре 1912 года вследствие неосторожного движения произошло внутреннее кровотечение и положение было настолько серьезно, что опасались за жизнь Цесаревича. Во всех храмах России служились молебны о его выздоровлении. Характер же болезни являлся государственной тайной, и родители часто должны были скрывать переживаемые ими чувства, участвуя в обычном распорядке дворцовой жизни. Императрица хорошо понимала, что медицина была здесь бессильна. Но ведь для Бога нет ничего невозможного. Будучи глубоко религиозной, она всей душой предавалась усердной молитве в чаянии чудесного исцеления. Подчас, когда ребенок был здоров, ей казалось, что ее молитва услышана, но приступы снова повторялись, и это наполняло душу матери бесконечной скорбью. Она готова была поверить всякому, кто был способен помочь ее горю, хоть как-то облегчить страдания сына.
Болезнь Цесаревича открыла двери во дворец крестьянину Григорию Распутину, которому суждено было сыграть свою роль в жизни Царской Семьи, да и в судьбе всей страны. Наиболее значительным аргументом у противников канонизации Царской Семьи является сам факт их общения с Г.Е. Распутиным.
Отношения Императора и Распутина были сложными; расположение к нему сочеталось с осторожностью и с сомнениями. «Император несколько раз пытался избавиться от «старца», но всякий раз отступал под давлением Императрицы из-за необходимости помощи Распутина для излечения Наследника».
В отношении с Распутиным присутствовал элемент человеческой немощи, связанный у Императрицы с глубоким переживанием неизлечимости смертельно опасной болезни сына, а у Императора обусловленный стремлением сохранить мир в Семье сострадательной уступчивостью материнским терзаниям Императрицы. Однако видеть в отношениях Царской Семьи с Распутиным признаки духовной прелести, а тем более недостаточной воцерковленности — нет никаких оснований.
Подводя итог изучению государственной и церковной деятельности последнего Российского Императора, Комиссия не нашла в одной этой деятельности достаточных оснований для его канонизации.
В жизни Императора Николая II было два неравных по продолжительности и духовной значимости периода — время его царствования и время пребывания в заключении. Комиссия внимательно изучила последние дни Царской Семьи, связанные со страданием и мученической кончиной ее членов.
Император Николай Александрович часто уподоблял свою жизнь испытаниям страдальца Иова, в день церковной памяти которого родился. Приняв свой крест так же, как библейский праведник, он перенес все ниспосланные ему испытания твердо, кротко и без тени ропота. Именно это долготерпение с особенной ясностью открывается в последних днях жизни Императора. С момента отречения не столько внешние события, сколько внутреннее духовное состояние Государя обращает на себя наше внимание.
Государь, приняв, как ему казалось, единственно правильное решение, тем не менее переживал тяжелое душевное мучение. «Если я помеха счастью России и меня все стоящие ныне во главе ее общественные силы просят оставить трон и передать его сыну и брату своему, то я готов это сделать, готов даже не только Царство, но и жизнь свою отдать за Родину. Я думаю, в этом никто не сомневается из тех, кто меня знает», — говорил Государь генералу Д.Н. Дубенскому.
«Государь Император Николай Александрович, увидевший вокруг себя столько предательства… сохранил нерушимую веру в Бога, отеческую любовь к русскому народу, готовность жизнь свою положить за честь и славу Родины». 8 марта 1917 года комиссары Временного Правительства, прибыв в Могилев, объявляют через генерала М.В. Алексеева об аресте Государя и необходимости проследовать в Царское Село. В последний раз он обращается к своим войскам, призывая их к верности Временному Правительству, тому самому, которое подвергло его аресту, к исполнению своего долга перед Родиной до полной победы.
Последовательно и методично убивая всех попавших им в руки членов Императорской Фамилии, большевики прежде всего руководствовались идеологией, а потом уже политическим расчетом — ведь в народном сознании Император продолжал оставаться Помазанником Божиим, а вся Царская Семья символизировала Россию уходящую и Россию уничтожаемую. 21 июля 1918 года Святейший Патриарх Тихон в своем слове при совершении Божественной литургии в Московском Казанском Соборе как бы ответил на те вопросы и сомнения, которые через восемь десятилетий попытается осмыслить Русская Церковь: «Мы знаем, что он (Император Николай II — М.Ю.), отрекаясь от Престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней».
Большинство свидетелей последнего периода жизни Царственных мучеников говорят об узниках Тобольского губернаторского и Екатеринбургского Ипатьевского домов как о людях страдавших и, несмотря на все издевательства и оскорбления, ведших благочестивую жизнь. В Царской Семье, оказавшейся в заточении, мы видим людей, искренне стремившихся воплотить в своей жизни заповеди Евангелия.
Императорская Семья проводила много времени в душеполезном чтении, прежде всего Священного Писания, и в регулярном — практически неопустительном — посещении богослужений.
Доброта и душевное спокойствие не оставляли в это тяжелое время и Императрицу. Император, от природы замкнутый, чувствовал себя спокойно и благодушно прежде всего в узком семейном кругу. Императрица не любила светского общения, балов. Ее строгому воспитанию была чужда моральная распущенность, царившая в придворной среде, религиозность Императрицы называли странностью, даже ханжеством. В письмах Александры Федоровны раскрывается вся глубина ее религиозных чувств — сколько в них силы духа, скорби о судьбе России, веры и надежды на помощь Божию. И к кому бы она ни писала, она находила слова поддержки и утешения. Эти письма — настоящие свидетельства христианской веры.
Утешение и крепость в перенесении скорбей узникам давало духовное чтение, молитва, богослужение, причащение Святых Христовых Тайн. Множество раз в письмах Государыни говорится о духовной жизни ее и других членов Семьи: «В молитве утешение: жалею я тех, которые находят не модным, не нужным молиться…» В другом письме она пишет: «Господи, помоги тем, кто не вмещает любви Божией в ожесточенных сердцах, которые видят только все плохое и не стараются понять, что пройдет все это; не может быть иначе, Спаситель пришел, показал нам пример. Кто по Его пути следом любви и страдания идет, понимает все величие Царства Небесного».
Вместе с родителями все унижения и страдания с кротостью и смирением переносили Царские дети. Протоиерей Афанасий Беляев, исповедовавший Царских детей, писал: «Впечатление получилось такое: дай, Господи, чтобы и все дети нравственно были так высоки, как дети бывшего Царя. Такое незлобие, смирение, покорность родительской воле, преданность безусловная воле Божией, чистота в помышлениях и полное незнание земной грязи — страстной и греховной, — пишет он, — меня привело в изумление и я решительно недоумевал: нужно ли напоминать мне как духовнику о грехах, может быть, им неведомых, и как расположить к раскаянию в известных для них грехах».
В почти полной изоляции от внешнего мира, окруженные грубыми и жестокими охранниками, узники Ипатьевского дома проявляют удивительное благородство и ясность духа.
Их истинное величие проистекало не из их царского достоинства, а от той удивительной нравственной высоты, на которую они постепенно поднялись.
Вместе с Императорской Семьей были расстреляны и их слуги, последовавшие за своими господами в ссылку. В связи с тем, что они добровольно остались с Царской Семьей и приняли мученическую смерть, правомерно было бы ставить вопрос и об их канонизации; к ним, помимо расстрелянных вместе с Императорской Семьей доктором Е.С. Боткиным, комнатной девушкой Императрицы А.С. Демидовой, придворным поваром И.М. Харитоновым и лакеем А.Е. Труппом, принадлежали убиенные в различных местах и в разные месяцы 1918 года генерал-адъютант И.Л. Татищев, гофмаршал князь В.А. Долгоруков, «дядька» Наследника К.Г. Нагорный, детский лакей И.Д. Седнев, фрейлина Императрицы А.В. Гендрикова и гофлектрисса Е.А. Шнейдер. Комиссии не представляется возможным окончательное решение вопроса о наличии оснований для канонизации этой группы мирян, по долгу своей придворной службы сопровождавших Царскую Семью в период ее заточения и принявших насильственную смерть. Комиссия не располагает сведениями о широком поименном молитвенном поминовении этих мирян. Кроме того, мало сведений о религиозной жизни и их личном благочестии. Комиссия пришла к заключению, что наиболее подобающей формой почитания христианского подвига верных слуг Царской Семьи, разделивших ее трагическую участь, на сегодняшний день может быть увековечение этого подвига в житии Царственных мучеников.
Тема канонизации Императора Николая II и членов Царской Семьи широко обсуждалась в 90-е годы в ряде публикаций в церковной и светской печати. В решительном большинстве книг и статей религиозных авторов поддерживается мысль о прославлении Царственных мучеников. Ряд публикаций содержит в себе убедительную критику аргументов противников канонизации.
На имя Святейшего Патриарха Алексия II, в Священный Синод и в Синодальную Комиссию по канонизации святых поступило множество обращений с одобрением выводов, сделанных в октябре 1996 года Комиссией по канонизации святых относительно прославления Царственных мучеников.
В Синодальную Комиссию по канонизации святых поступали и обращения правящих архиереев Русской Православной Церкви, в которых от лица клириков и мирян они выражали одобрение выводов Комиссии.
В некоторых епархиях вопрос о канонизации обсуждался на епархиальных, благочиннических и приходских собраниях. На них была выражена единодушная поддержка мысли о прославлении Царственных мучеников. В Комиссию поступили также обращения отдельных клириков и мирян, а также групп верующих из разных епархий с поддержкой канонизации Царской Семьи. Под некоторыми из них стоят подписи нескольких тысяч лиц. Среди авторов таких обращений есть и русские эмигранты, а также клирики и миряне братских Православных Церквей. Многие из обратившихся в Комиссию высказались за скорейшую, безотлагательную канонизацию Царственных мучеников. Мысль о необходимости скорейшего прославления Государя и Царственных мучеников выразил ряд церковно-общественных организаций.
Особую ценность представляют публикации и обращения в Комиссию и в другие церковные инстанции, содержащие свидетельства о чудесах и благодатной помощи по молитвам к Царственным мученикам. Речь идёт в них об исцелениях, соединении разобщённых семей, защите церковного достояния от раскольников. Особенно обильны свидетельства о мироточении икон с изображениями Императора Николая II и Царственных мучеников, о благоухании и чудесном проступании на иконных ликах Царственных мучеников пятен кровавого цвета.
Хотелось бы коснуться вопроса об останках Царской Семьи. Государственная Комиссия «по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского Императора Николая II и членов его Семьи» закончила, как известно, свою работу 30 января 1998 года. Государственная Комиссия признала верными сделанные в ходе следствия Республиканским центром судебно-медицинских исследований и Генеральной прокуратурой Российской Федерации научные и исторические выводы о принадлежности Царской Семье и ее слугам найденных под Екатеринбургом останков. Однако возникли сомнения в связи с известными выводами следователя Соколова, который еще в 1918 году свидетельствовал, что все тела Императорской Семьи и их слуг были расчленены и уничтожены. Священный Синод на своем заседании 26 февраля 1998 года имел суждение по этому вопросу и пришел к следующему выводу:
«2. Оценка достоверности научных и следственных заключений, равно как и свидетельство об их незыблемости или неопровержимости, не входит в компетенцию Церкви. Научная и историческая ответственность за принятые в ходе следствия и изучения выводы относительно «екатеринбургских останков» полностью ложится на Республиканский центр судебно-медицинских исследований и Генеральную прокуратуру Российской Федерации.
3. Решение Государственной Комиссии об идентификации найденных под Екатеринбургом останков как принадлежащих Семье Императора Николая II вызвало серьезные сомнения и даже противостояния в Церкви и обществе».
Поскольку с тех пор, насколько известно, не было новых результатов научных изысканий в этой области, захороненные 17 июля 1998 года в Санкт-Петербурге «екатеринбургские останки» на сегодняшний день не могут быть признаны нами принадлежащими Царской Семье.
Почитание Царской Семьи, начатое уже Святейшим Патриархом Тихоном в заупокойной молитве и слове на панихиде в Казанском Соборе в Москве по убиенному Императору через три дня после Екатеринбургского убийства, продолжалось — несмотря на господствовавшую идеологию — на протяжении нескольких десятилетий советского периода нашей истории. Священнослужители и миряне возносили к Богу молитвы о упокоении убиенных страдальцев, членах Царской Семьи. В домах в красном углу можно было видеть фотографии Царской Семьи, а в последнее время стали широко распространяться и иконы с изображением Царственных мучеников. Сейчас такие иконы встречаются в некоторых обителях и храмах ряда епархий Русской Православной Церкви. Составляются обращенные к ним молитвословия и различные музыкальные и кинематографические, литературные произведения, отражающие страдание и мученический подвиг Царской Семьи. Повсеместно и все чаще совершаются по ней заупокойные панихиды. Все это свидетельствует о возрастающем почитании убиенной Царской Семьи по всей России.
Комиссия в своем подходе к этой теме стремилась, чтобы прославление Царственных мучеников было свободно от всякой политической и иной коньюктурности. В связи с этим представляется необходимым подчеркнуть, что канонизация Монарха никоим образом не связана с монархической идеологией и, тем более, не обозначает «канонизации» монархической формы правления, к которой можно, конечно, относиться по-разному. Деятельность главы государства невозможно изъять из политического контекста, но это не значит, что Церковь, совершая канонизацию Царя или князя, что она делала и в прошлом, руководствуется политическими или идеологическими соображениями. Как имевшие место в прошлом акты канонизации монархов не носили политического характера, как бы ни трактовали эти события пристрастные недруги Церкви в своих тенденциозных оценках, так и предстоящее прославление Царственных мучеников не будет и не должно иметь политического характера, ибо, прославляя святого, Церковь не преследует политических целей, которых у нее собственно и нет по природе вещей, но свидетельствует перед уже чтущим праведника народом Божиим, что канонизуемый ею подвижник действительно угодил Богу и предстательствует за нас пред Престолом Божиим, независимо от того, какое положение он занимал в своей земной жизни: был ли из малых сих, как святой праведный Иоанн Русский, или из сильных мира сего как святой Император Юстиниан.
За многими страданиями, перенесенными Царской Семьей за последние 17 месяцев жизни, которая закончилась расстрелом в подвале Екатеринбургского Ипатьевского дома в ночь на 17 июля 1918 года, мы видим людей, искренне стремившихся воплотить в своей жизни заповеди Евангелия. В страданиях, перенесенных Царской Семьей в заточении с кротостью, терпением и смирением, в их мученической кончине был явлен побеждающий зло свет Христовой веры, подобно тому, как он воссиял в жизни и смерти миллионов православных христиан, претерпевших гонение за Христа в ХХ веке.
Именно в осмыслении этого подвига Царской Семьи Комиссия в полном единомыслии и с одобрения Священного Синода находит возможным прославить в Соборе новомучеников и исповедников Российских в лике страстотерпцев Императора Николая II, Императрицу Александру, Царевича Алексия, Великих Княжен Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию.