Православие и патриотизм

Патриотизм Текст научной статьи по специальности «Социология»

2008 — №3________________________________249

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК

Патриотизм

В. К. Криворученко*

Патриотизм — понятие, связанное с идеями страны, народа, нации, Отечества, большой и малой родины; это нравственный и политический принцип, социальное чувство, выраженное в любви к родине. Патриот живет и действует для себя, но соотносит свои действия с интересами родины.

«Любовь к собственному благу производит в нас любовь к отечеству, а личное самолюбие — гордость народную, которая служит опорою патриотизма» (Н. М. Карамзин).

«Тот, кто не любит свою страну, ничего любить не может» (Байрон).

«Идея Отечества одинаково должна быть присуща сынам его, ибо только при ясном ее сознании человек приобретает право назвать себя гражданином» (М. Е. Салтыков-Щедрин).

«Тот, кто не принадлежит своей Отчизне, не принадлежит и человечеству» (Н. Г. Чернышевский).

«Патриотизм — это тема, если так можно сказать, жизни человека, его творчества» (Д. С. Лихачев).

Естественной потребностью гражданина и проявлением его патриотизма является чувство гордости, глубокое уважение и почитание символов Российской Федерации — Герба, Флага, Гимна, другой российской символики и исторических святынь Отечест-

ва. Известно, как эти символы почитаются в США. Есть суждения о том, что любовь к символам появляется как благодарность Родине, обществу, государству, которые обеспечивают благодатную жизнь. Отвергать это не следует, но и однозначно присоединиться к такому мнению нельзя. Символы родины всегда твои, а не чужие. Уместно сослаться на В. В. Розанова (1856-1919) — русского религиозного философа, литературного критика и публициста, одного из противоречивых русских философов XX века, который считал, что хорошо любить сильное государство, сильную родину, могучую и процветающую, а вот вы попробуйте полюбить слабую родину, униженную, больную, оскорбленную.

Выработка патриотизма как естественного свойства человека происходит в семье, ближнем окружении, учебном заведении, этнокультурной среде, производственном коллективе, регионе проживания с его экономическими, социальными, культурными и другими особенностями. В формировании у граждан потребности служения Родине и ее защите, нравственности большую роль играют традиционные для России религиозные конфессии. Патриотизм в формировании расовой, национальной, религиозной терпимости, развитии дружеских отношений между народами. Патриотизм в пре-

* Криворученко Владимир Константинович — заместитель начальника Управления научной работы Московского гуманитарного университета, доктор исторических наук, профессор. Тел.: (495) 374-68-87. Эл. адрес: vk@spdop.ru

граждении фальсификации истории Отечества. Неотъемлемой частью патриотического воспитания является формирование у граждан готовности к защите Отечества, выполнению конституционной обязанности.

Патриотизм по своей сути и смыслу — нравственная основа жизнеспособности общества. Патриотизм — это сознательно и добровольно принимаемая позиция граждан на основе индивидуальной свободы. Своим воздействием патриотизм охватывает все поколения, каждого человека. Патриотизм выражается в мировоззрении, нравственных идеалах, нормах поведения человека и проявляется в его поступках и деятельности. Вместе с тем, патриотизм проявляется и в коллективных чувствах, оценках, в отношении к своему народу, его образу жизни, истории, культуре, государству, системе основополагающих ценностей. Патриотизм связан с духовными традициями, а поэтому по сути это явление духовное, без патриотизма не может быть духовного становления личности и возрождения величия России.

Помимо общероссийского патриотизма человек воспроизводит и местный, региональный патриотизм, выражающийся в привязанности, любви к родному краю, городу, деревне, улице, предприятию, спортивной команде и так далее. И что особенно важно — российский патриотизм никогда не носил агрессивного характера.

Таким образом, патриотизм выступает элементом гражданского общества, а его недооценка приводит к ослаблению социально-экономических, духовных и культурных основ общества. Патриотическое воспитание призвано способствовать национальному возрождению России как великой державы.

В недалеком прошлом патриотизм во многом сводился к военно-патриотической тематике. Эта тенденция (а может и традиция) во многом сохраняется, о чем свидетельствую различные программы патриотического воспитания граждан, принятые в субъектах Российской Федерации. Сегодня необходим перенос акцентов на общегражданское патриотическое воспитания, патриотичным

нужно быть в условиях общемировой интеграции, но это нисколько не говорит о том, что военно-патриотического воспитания не должно быть.

Воспитание патриотизма — правомерное действие общества. Но, нам кажется, речь должна идти о формировании, кристаллизации чувства патриотизма всем общественным укладом, жизнью и деятельностью индивида. Отсюда это должна быть не система обязательных мероприятий, напоминающая учебный процесс и административное сочинительство, а осознанные действия человека, которые происходят с рождения, всегда и везде, а общество создает для этого лишь благоприятные условия.

Патриотизм предполагает формирование активной гражданской позиции личности, гражданского самоопределения, осознания внутренней свободы и ответственности за собственный политический и моральный выбор. Все это требует наличия специфических морально-психологических качеств, таких как гражданское мужество, смелость, честность, порядочность, а также убежденности и умения отстаивать свою точку зрения. Наряду с этим, в условиях демократизации российского общества приобретают большую значимость такие свойства личности, как терпимость и уважение к другому мнению, умение убеждать или принимать другую точку зрения, что может выступать в качестве критериев и показателей эффективности в формировании гражданственности.

В современной России особо и объективно необходимо возрождение духовности, воспитание населения в духе патриотизма, любви к Отечеству, а следовательно, необходимо и прекращение пропаганды насилия, жестокости, несвойственного россиянам образа жизни, возвращение к великому разуму и ратным подвигам предков, к могучей культуре, к чувству всеобщей ответственности перед Родиной, как это всегда бывало в российской истории, а поэтому воспитание патриотизма должно стать делом всего общества, всех политических институтов, каждого человека на своем участке, в своих действиях.

2008 — №3

Энциклопедия гуманитарных наук 251

Без патриотизма нет ни государства, ни народа. Патриотизм — это то сокровенное, что связывает человека с прошлым и настоящим его страны, вырабатывает надежду и веру в ее будущее, что интуитивно приво-

дит человека к благоговейному отношению к своему Отечеству. Патриотизм в его подлинном понимании неразрывно связан всегда с утверждением национального достоинства.

Что такое патриотизм и почему мы должны любить нашу Родину

Тест: Матвей Вологжанин

Патриотизм — одно из почти инстинктивных чувств человека. Наличие в нас этого качества, увы, как всегда, весьма пошло объясняется биологическими законами. Вот тигры были бы очень плохими патриотами, коровы — тоже, а из волков, напротив, получились бы прекрасные сыны отечества.

Дело в том, что человек изначально был приспособлен для существования в родственных стайных группах (не очень больших, вероятнее всего — по 6–10 человек: пары родителей с подросшими детьми). Наши способы питания и самозащиты идеально подходили именно для такой конструкции. При этом взаимная привязанность членов одной стаи у нас так велика, что человек готов идти на значительный риск во имя спасения сородичей. И такая стратегия для нас оказалась наиболее выигрышной.

Вот, например, у жвачных, которые пасутся большими стадами (бизоны, антилопы, газели), стратегия «умри, но защищай своих» оказывается проигрышной. Джеймс Гордон Рассел, долго исследовавший поведение антилоп гну в Серенгети, неоднократно отмечал случаи, когда отдельные животные, вместо того чтобы убегать от охотившихся на них львов, шли в лобовую атаку. Две-три антилопы, каждая весом в четверть тонны, вполне могли затоптать острыми копытами хищника и изранить его. Если же к действиям «неправильных» гну присоединилось бы все огромное стадо, от наглых кошек осталось бы разве что темное пятно на пыльной земле саванны. Однако стадо неслось со всех ног прочь от места схватки. И пусть даже смельчаки одерживали верх над львами, платили они за это слишком дорого. Рассел помечал антилоп-бойцов и видел, что полученные раны часто приводили потом к истощению животного, его смерти или, как минимум, к полному фиаско на любовном фронте. Трусливые же и быстроногие особи-эгоисты жили куда дольше и размножались не в пример обильнее. Поэтому патриотизм невыгоден жвачным, как не подходит он и крупным хищникам, которым для прокорма нужен большой участок для охоты в единоличном владении.

У нас же выживали и выигрывали те, кто умел сражаться плечом к плечу с членами своей стаи, готовые к риску и даже самопожертвованию. Группы росли, превращались в племена, в поселения, в первые протогосударства — и в конечном счете навыживались и навыигрывались мы до такой степени, что создали цивилизацию.

Тот, кто не с нями, тот плотив нас!

Дети — самые лучшие патриоты.
Наиболее восприимчивы к идеям пат­риотизма подростки 8–18 лет. В этом возрасте у человека уже появляется инстинкт защиты стаи, но еще нет ни семьи, ни детей, ответственность за которых заставляет родителей быть более осторожными и эгоистичными. Подросток куда сильнее взрослого склонен руководствоваться понятиями «свой» — «чужой». Интересное исследование на эту тему опубликовали американские социологи, изучавшие 10-миллионную аудиторию онлайн-игры World of Warcraft. В этой игре участники могут выбрать одну из двух фракций — «Альянс» или «Орда». Игроки разных фракций не могут общаться друг с другом в игре, зато могут нападать на представителей противоположной фракции. Согласно опросам, большинство игроков в возрасте до 18 лет оценивают тех, кто играет за противоположную фракцию, как «тупых, злобных, подлых, бесчестных и отвратительных», а игроков своей стороны — как «умных, дружелюбных, интересных, порядочных и хороших».
Чем старше были опрашиваемые, тем большую долю в числе их ответов занимали утверждения вроде «за обе фракции играют в общем-то одни и те же люди» и «поведение зависит от человека, а не от фракции».

Греческое начало

«Патриотизм» — слово греческого происхождения, «patria» буквально переводится как «оте­чество», и само понятие возникло как раз в эпоху греческих городов-государств. Почему его не существовало до этого, когда, как мы видели, само явление — штука столь же древняя, как род людской? Потому, что не было необходимости. До греков идею патриотизма тогдашние идеологи привязывали в основном к символам (обычно к символу своего бога или царя) как к официальному воплощению божества либо же при слабом влиянии религии на общественную жизнь, как у северных народов или в Китае, — к идее «крови», то есть к чувству общности с представителями своего племени, людьми, говорящими на том же языке и принадлежащими к тому же народу.

У греков, создавших цивилизацию городов-государств, отчаянно бодавшихся друг с другом, на этом идеологическом фронте был полный швах. Все они — и спартанцы, и афиняне и сибариты, и критяне — были греками. У всех был один и тот же пантеон богов (хотя каждый город выбирал себе одного-двух любимцев, считавшихся его особыми покровителями), и в результате греческая мифология превратилась в описание бесконечных стычек между богами: Аполлоном и Аресом, Афродитой и Герой, Афиной и Посейдоном и т. д. Что касается царей, то в большинстве городов их просто не было, а там, где все-таки были, демократически настроенные греки меньше всего были склонны их обожествлять.

Поэтому им пришлось искать иную идеологическую базу. И они очень быстро ее нашли, провозгласив первейшей доблестью человека патриотизм — готовность жертвовать своими интересами не во имя солнечного Митры, не во славу великого Ашшурбанипала, а просто во имя своих сограждан, своего города, своих ненаглядных солнечных Афин с их сереб­ристыми оливковыми рощами и старенькой мамой, сидящей в скромном хитоне за прялкой и ждущей сына с победой…

Этот вид патриотизма сейчас именуют «полисным патриотизмом». (Кстати, когда греки стали регулярно сражаться с персами, полисный патриотизм у них временно, но очень оперативно заменился патриотизмом национальным, и тогдашние ораторы, все эти Геродоты, Фукидиды и Ктесии, очень быстро выучили словосочетания вроде «великая Эллада», «смрадные персы» и «в единстве — наша сила».)

Величайшие патриоты — римляне

Эллинские античные нормы этики, как мы знаем, принимались римлянами порой более серьезно, чем к ним относились сами греки. С точки зрения грека, патриот — это тот, кто исправно платит налоги, участвует в общественной жизни, не нарушает законы и выставляет от своего дома конников и пеших воинов в армию на случай войны. В эпоху же Римской республики патриотизм был синонимом слова «слава» и почитался выше личной доблести.

Для римлян абсолютным героем были не Геракл или еще какой-нибудь Персей, который развлекался бы, проводя жизнь в разнообразных интересных подвигах, а Курций. Этот полумифологический персонаж был пятнадцатилетним юношей, который, узнав, что от дымящейся бездонной трещины, пересекшей Рим после землетрясения, можно избавиться, лишь бросив туда самое дорогое, что есть в Риме, с криком: «Самое дорогое в Риме — это его сыновья-патриоты!» — сиганул в расщелину вместе с конем (конь, если верить мифу, был патриотом так себе, ибо попытался слабохарактерно перед пропастью отпрянуть, но фокус у него не прошел). Слепое подчинение закону, отказ от собственного «я» и готовность отдать во имя Рима все, включая собственных детей, — вот идеальная программа римского патриотизма. Эта идеология оказалась максимально успешной для нации-агрессора: крошечный Рим подчинил себе всю Италию, а потом три четверти Европы, Средиземноморье и немалую часть Азии с Африкой. (И тут национальный патриотизм римлянам пришлось сменить на имперский, куда более слабенький и ненадежный.)

До сих пор патриотизм эпохи Римской республики считается товаром высочайшего сор­та, и немало идеологов государственности сегодня мечтают в глубине души о том, чтобы капризные, эгоистичные и ленивые идиоты, именуемые их народом, куда-нибудь делись, а взамен в их распоряжение поступили бы миллионы истинных римлян*.

* — Примечание Phacochoerus’a Фунтика:
» Наверное, я тоже идеолог государственности. Причем без миллионов римлян я бы вполне обошелся — первый пункт программы уже бы достаточно меня устроил. Хотя я, возможно, просто хандрю: зима, недостаток витаминов… »

Христианство антипатриотично

Поначалу христиане были активными противниками патриотизма в любой его форме. В лучшем случае они соглашались отдавать кесарю кесарево, то есть платить налоги, но все равно были глубоко убеждены в том, что нет ни эллина, ни иудея, ни скифа, ни варвара, а есть только царство Божие, при наличии которого любые земные государства — прах и тлен. «Любая чужая страна для них отечество, а любое отечество — чужая страна». О том, чтобы христианину идти служить в армию, и речи не было, ибо любое убийство — грех, об этом совершенно ясно и четко сказано в Евангелии. Конечно, Римская империя как могла с христианством боролась, ибо такая зараза способна проточить самые железные основы государства за считанные годы.

Но, как выяснилось, христианство оказалось весьма пластичной штукой. Во-первых, оно распалось на несколько направлений, которым не грех было друг с другом повоевать; во-вторых, превратилось в прекрасное оружие для во­одушевления народов на борьбу с погаными нехристями, коих, слава богу, было еще в избытке во всяких Азиях, Африках и Америках. Что касается «не убий», то и этот вопрос сумели изящно обойти: в конце концов, нельзя же всерьез принимать идеальные, но недостижимые нормы (хотя любого первохристианина и хватил бы родимчик, если бы он увидел современного батюшку, деловито освящающего ракетно-зенитный комплекс). Что касается Православной церкви, изначально сделавшей ставку на близость к светским властям, то тут патриотизм является добродетелью не только не обсуждаемой, но и просто обязательной.

Критики и кокетливое государство

В паре «патриот — страна» последняя ведет себя как отъявленная кокетка. Ты обязан ее любить и быть готов принести себя в жертву во имя нее. Для нее же ты — пустое место. Причем чем более ничтожным винтиком ты себя ощущаешь, тем патриотичнее твоя сущность («Пусть я умру, но моя смерть ничто по сравнению с благоденствием родины»). Ты козявка, ты ноль, ты пустяк, «голос единицы — тоньше писка»*).

* — Примечание Phacochoerus’a Фунтика:
» Это Маяковский написал, когда сравнивал личность и партию. Говорят, что, когда он своим громовым басом впервые прогрохотал эти строки на поэтическом вечере, там народ со стульев посползал »

Отечество имеет полное право меланхолически тебя схрумкать, пережевать и переварить, и все остальные патриоты будут лишь приветствовать это, если сочтут, что съеденное пошло на пользу организму в целом. Этот перекос в отношениях очень ярко выразил Джеймс Джойс в своей знаменитой фразе: «Я не буду умирать за Ирландию, пусть Ирландия умрет за меня!» (За эту фразу сторонники ИРА Джеймса Джойса теперь очень не любят.)

Опаснее же всего патриотизм проявляет себя там, где власть в народном представлении является некой квинтэссенцией государства. Римлянам-республиканцам, которые воспринимали свое выборное начальство как нанятых слуг, в этом случае мало что грозило: они бесконечно полемизировали о том, что наиболее выгодно для Рима, и, в общем, держали власть в ежовых рукавицах. А вот там, где власть традиционно была наследственной, деспотичной, где царь-жрец являлся символом страны, там лояльный пат­риотизм большинства населения позволял случаться редким безобразиям, часто опасным не только для обитателей страны, но и для судьбы самой державы.

Поэтому еще со времен Просвещения находились мыслители, которые пытались видоизменить идею патриотизма — несомненно, полезнейшую для выживания общества, но чреватую неприятнейшими осложнениями. Кант, Монтескье, Вольтер, Гоббс, Генри Торо — десятки и сотни умнейших голов пытались разработать нормы нового патриотизма. И все они в результате пришли к выводу, что истинный патриот не только не обязан быть слепым и покорным, но первейшей его обязанностью должен быть поиск пятен на солнце. Для того чтобы привести свое отечество к идеалу, необходимо следить за ним строже, чем за девушкой-подростком, — мгновенно пресекая, пусть и с риском для жизни, любые его попытки вести себя опасно, глупо или ошибочно. Так возникло явление «критического патриотизма», при котором человек не только не восхваляет свою страну, но, напротив, придирчиво рассматривает ее под лупой и громким голосом орет, когда заметит какую-нибудь гадость. Одной из программных работ этого направления стал труд американского писателя Генри Торо «О долге гражданского неповиновения», в котором он называл первейшей обязанностью гражданина и патриота категорический отказ от выполнения «неправильных», «губительных» для страны законов.

Критические патриоты всегда выступают за максимальную свободу прессы. За неусыпный надзор общества над работой чиновников всех уровней. За честное преподавание истории, какой бы гадкой ни выглядела в отдельных случаях роль отечества, ибо только такое знание даст обществу иммунитет от повторения ошибок.

Обычно власти, да и большинство жителей страны, не любят критиков патриотов и называют их врагами народа. Они уверены, что любовь должна быть слепой и нерассуждающей и воспринимают критические замечания как унижение их идеалов, как предательство.

Надеяться, что оба эти вида патриотов когда-нибудь придут к согласию, не приходится.

Не патриот — значит, шизофреник

В СССР, где, как мы знаем, не было политических заключенных, психиатры разработали интереснейшую концепцию о том, что любой человек, критикующий свое государство, — психически больной. Эта теория была признана единственно правильной, и до сих пор остались еще психиатры, которые всячески разделяют эти убеждения. Вот как, например, объясняет ситуацию известный психиатр, представитель «старой школы» Татьяна Крылатова: «Любовь требует больших эмоциональных затрат. А у шизофреника с эмоциональностью большие проблемы. И они начинают отторгать то, что для них наиболее энергетически затратно, — любовь. Этот внутренний конф­ликт вызывает агрессию. То же самое происходит и по отношению к Родине. Тут опять-таки идет отторжение, человек перестает включать свой макросоциум в категорию «мое» и относится к Родине негативно».

Cовременные патриоты

В современном мире отношение к понятию «патриотизм» сильно поменялось со времен римлян. Уж больно близко к нему болтаются такие неприятные слова, как «шовинизм», «нацизм» и «ксенофобия». Тем не менее утверждать, что время патриотов прошло, не приходится: у них по-прежнему очень много дел на этой планете.

Даже в Европе, которую до сих пор трясет при воспоминании о Шикльгрубере, наблюдается рост патриотических настроений. То в Австрии к власти приходит Йорг Хайдер, то во Франции гордо вздымаются на выборах уши Ле Пена, то Пино Раути соблазняет италь­янцев обещанием очистить Милан и Парму от цыган и марокканцев. Это ответ Европы на два фактора: на глобализацию и на массовую эмиграцию туда жителей Азии и Европы.

«Иммигранты необразованны, они работают за копейки, они претендуют на наши пособия, они несут чужую нам устаревшую культуру, они насилуют наших дочерей и едят наших сыновей-младенцев!»

«Транснациональные корпорации душат мелких предпринимателей, они уничтожают нашу самобытность, они превращают наши поля и сады в залитые асфальтом площадки унылого прогресса, они лоббируют свои идиотские законы и кормят нас своим тухлым «макдоналдсом»!»

Космополит из бочки

Основные противники патриотов — космополиты, те, кто считает, что все человечество — единый народ, а эта планета целиком является нашей Родиной. Самым первым известным нам космополитом был греческий философ-киник Диоген. Увы, этот замечательный философ изрядно подпортил репутацию космополитизму тем, что, с жаром отрицая государственность, он также отрицал культуру, цивилизацию, семью и комфорт. В идеальном мире, считал Диоген, люди должны жить как животные, на природе, обходясь минимумом удобств, не имея ни жен, ни мужей, быть совершенно свободными и не выдумывать всяких глупостей вроде письма, чтения и прочих ненужных утомительных изобретений.

Национальный патриотизм как отторжение чуждого влияния, несомненно, уместен в мире, который хочет оставаться неизменно разнообразным. Поэтому, как бы ни морщились приличные люди, глядя на Тимошенко в пшеничных косах и на Хайдера в альпийской шляпке, стоит понимать: пока патриотизм такого рода остается в положении «снизу», пока его не поддерживают законы, пока он не призывает к людоедству и погромам — его роль нельзя назвать исключительно отрицательной. Куда опаснее, когда патриотизм национальный начинает шагать рука об руку с патриотизмом государственным.

В мире существует всего несколько стран, в которых государственный патриотизм является одной из обязательных составляющих идеологии, тщательно насаждаемой властями. Таковы, например, США, Россия и Япония.

В США, стране с исключительно разнородным населением, он выполняет роль цемента, удерживающего воедино всю ту разношерстную компанию, которая является американским народом. При этом патриотизм этнический в Штатах, как всем понятно, практически исключен.

В Японии патриотизм национальный и пат­риотизм государственный суть одно и то же. Для японцев он является способом сохранить свой специфический уклад жизни (тем не менее он год от года размывается: современные японцы уже куда ближе психологически к представителям постхристианских культур, чем их дедушки и бабушки). И так как в Японии живут почти исключительно японцы, а иных народов там крайне мало, то и вреда от «Япония для японцев!» немного. Конечно, для японцев! Пожалуйста, никто не против, кушайте свое тофу да будьте здоровы.

Что касается России, то национальный великоросский патриотизм, раздувшийся как гриб под дождем после развала СССР, сейчас идет на смычку с патриотизмом государственным, который усерд­но распространяется официальной идеологией. Тут стоит задача сконцентрировать власть в руках правящей верхушки и удержать страну от воздействия центробежных сил. Историки по этому поводу опять принялись много врать, в телевизорах бесконечно рассказывают о злых буках, сидящих вокруг государственной границы, а молодежь по вечерам ходит резать калмыков и узбеков как осквернителей святой земли русской. О том, что национальный, этнический патриотизм в многоэтнической стране — явление самоубийственное, идеологи, конечно, догадываются, но пока не могут придумать ничего, чтобы и съесть государственно-патриотическую рыбку, и избежать всенародного исполнения «Хорста Весселя» под балалайку.

Так что время патриотизма далеко еще не прошло. Возможно даже, что не пройдет оно и в далеком будущем, когда вся планета будет представлять собой конгломерат маленьких атомизированных стран, объединенных в вольные союзы и населенных людьми, выбирающими себе гражданство не по факту рождения, а руководствуясь исключительно личными симпатиями. Все-таки, как мы уже писали выше, патриотизм — инстинктивное чувство человека, и каждый из нас испытывает потребность делить людей на «своих» и «чужих». Пусть даже на самом деле мы все — свои.

Позитивное чувство патриотизма

Позитивное чувство патриотизма человека связано с государством, народностью и регионом.

Говоря о позитиве в чувстве патриотизма, стоит заметить что масштабы этого морального устоя разные. На уровне целого государства настоящий патриотизм не возможен без сплоченного, справедливого общества. Оно обязано знать, что на нем будущее, судьба родины и воспитание юного поколения.

Народная любовь к стране не в высказываниях, меценатстве и соблюдении всех законов. Это интерес к фольклору, ведущей религии и личностям, изменившим жизнь всех к лучшему.

На примере мировых войн, связанных с Российской Империей. Можно отчетливо увидеть сплоченность настоящих граждан. Именно позитивные чувства дают такой результат. И не важным становится положение в обществе, когда идут военные действия затяжного характера. Люди, понимающие все без слов на подсознательном уровне, становятся одной большой семьей. Где в почете уважение к возрасту, воспитание крепкого молодого поколения.

Хороший уровень патриотизма задают в высших военных учебных заведениях. Офицерская элита любой страны без чести и уважения к истории государства не имеет смысла.

Простой человек, занимающийся трудом во благо родного края, без позитивного чувства патриотизма не способен на благие дела. Такое состояние определяют к гражданскому патриотизму. Правильное общество, воспитанное на традициях, дает шанс передавать знания через поколения, сохранять чистоту и благородство нации. В труде, ремесле и науке без хорошей нравственной школы делать нечего.

Воспитать позитивное отношение в человеке нужно как можно раньше. Для этого созданы образовательные системы. Они дают основу к волевому патриотическому мышлению. С возрастом, несмотря на экономическую ситуацию в годном регионе, здравомыслящие патриоты не занимаются поиском лучше доли на стороне. Это несколько малодушный этап для них.

Чувство патриотизма, как одно из самых светлых в жизни, содержит в себе переживания нравственного характера. То есть, меняя родную область, страну на более комфортную по уровню жизни, человек оставляет в качестве «разменной монеты» духовность по отношению к природе и людям. В век финансовых ценностей это не имеет достаточной степени важности для большого круга людей, заинтересованных в навязанной культуры. Однако, не зная родной речи, не прочувствовать чужую. Общества, не принимающие всех, кто стремится к лучшей доле за чужой счет, сохранят только позитивное и настоящее отношение к патриотизму для своих потомков.

Негативное чувство патриотизма

Это чувство называют антипатриотизмом. Полна противоположность благородному, устоявшемуся чувству.

Может быть вызван реакцией человека или общества на изменение условий существования. Экономическими последствиями, миграцией или эмиграцией. При попадании человека в непривычный, нестабильный социум негативное чувство патриотизма проистекает из неприятия культуры чужой общности.

Встречается нередко полное отрицание духовных родных ценностей. В таком случае традиции, культура речи и отношения к обществу негативные. Человек, группа людей отрицают данные родными моральные ценности и с максимализмом пропагандируют устои удобные, модные на данный момент.

В современной истории отчетливо прослеживается подмена ценностей российского общества на космополитизм. В этом историческом цикле было наглядно показано как пробуждаются антирелигиозные, пропагандистские зачатки разума. Люди, добровольно-принудительно отказывались от родных семей, собственности посвящали себя ложным намерениям. Такое поведение в массах людей вызвано не только на антипатриотизме, но и отрицании духовных чувств. Гуманность общества по отношению к иным в таком виде — минимальная. Она устанавливается не на справедливом восприятии, а на пропагандном настрое определенных слоев общества.

Достаточно большой уровень негатива в контрпатриотизме. Это чувство основано на идеальном представлении родной страны, общей нации. Еще ошибочно называют национализмом. По сути, национализм не провоцирует к действию в отношении других национальностей. Наоборот, опираясь на культуру, основы и духовность, несет в себе любовь только к своей родине и нравственным ценностям.