Преподобный алексий зосимовский

ПРЕПОДОБНЫЙ АЛЕКСИЙ ЗОСИМОВСКИЙ

(1846—1928)

Преподобный Алексий, бывший священник Большого Успенского собора Московского Кремля, поступил в Зосимову пустынь в период настоятельства преподобного Германа. 30 ноября 1898 года он принял постриг от руки отца Германа и был наречён Алексием в честь святителя Алексия, митрополита Московского. В эти годы у преподобного Алексия получали духовное окормление святая мученица великая княгиня Елисавета Феодоровна и сёстры Марфо-Мариинской обители, члены Императорского Дома, высшие сановники государства, иерархи Церкви.

Духовные беседы преподобного Алексия Зосимовскош, записанные Еленой Мажуровой

Отец Алексий был мне с детства дорог и близок. Родители мои с шестилетнего возраста возили меня в Зосимову пустынь. Будучи девочкой и приходя исповедовать свои грехи отцу Алексию, я зачастую плакала в его присутствии. Он никогда не спрашивал, почему я плачу, а только говорил: «Плачь, милая, плачь, это значит Христос тебя посещает, а Он нам бесценный Гость».

Не было греха, которого бы не прощал отец Алексий, за исключением греха духовной гордости. «Смири, и спаси меня Господь», — говорил отец Алексий. «Знаешь ли ты, — поучал он, — знаешь ли, мне кажется, что люди оттого только и страдают, что не понимают истинного самоотречения во имя Распявшегося ради нас. Помни, где горе, где беда, ты должна быть первой. Много слёз сокрушённого сердца проливает человек, чтобы сделаться способным утешать других о Господе. Нужно идти туда, где туга душевная так мучит человека, что он склоняется на самоубийство. Это нелёгкий подвиг; это подвиг, граничащий с истинным распятием собственной греховности, ибо только тот может уврачевать отчаянного, кто сам силой своего духа сможет взять в это время его душевное страдание на себя».

«Нет ничего удивительного, что ты страдаешь, — нередко говорил батюшка, — ты должна страдать, чтобы понять страдания других. Терпи, Христос терпел, будучи Безгрешным, поношения от твари, а ты кто такова, чтобы не пострадать? Знаешь ли ты, что душа очищается страданием, знаешь ли, что Христос помнит тебя, если Он посещает тебя скорбями, особенно помнит.

Путь жизни труднее всего избрать самому. Нужно при вступлении в жизнь молить Господа, чтобы Он управил твой путь. Он, Всевышний, всякому даёт свой крест сообразно со склонностями человеческого сердца.

Кто тебе сказал, что Бог наказывает людей за грехи, как принято у нас часто говорить при виде ближнего, впавшего в какую-либо беду или болезнь. Нет, пути Господни неисповедимы, нам, грешным, не надо знать, почему Всевышний Христос допускает на свете, часто уму человеческому непостижимые, как бы несправедливости. Он знает, что Он делает и для чего. Ученики Христовы никогда не думали, что Христос даст им счастье в смысле благополучия земного здесь, на земле. Нет, они были счастливы лишь общением духовным со Сладчайшим своим Учителем. Ведь Иисус явился в мир для того, чтобы Своей жизнью утвердить последователей Своих в мысли, что земная жизнь есть непрестанный подвиг. Христос мог избежать страдания Своего, однако Он Сам добровольно пошёл на Крест. Бог любит особенно тех, кто добровольно идёт на страдания Христа ради».

«Почему я должна жить не для себя?» — часто спрашивала я отца Алексия. — «Да потому, милая, — говорил покойный батюшка, — что ты только и обретёшь мир о Господе, если отдашь себя на служение ближнему».

Относительно молитвенного правила давал мне всегда один очень определённый ответ: «Твори молитву Иисусову всегда, что бы ты ни делала, если же рассеешься, вздохни перед Господом и снова, и снова продолжай».

«Страх Божий, вот, что потеряли люди, — говаривал батюшка. — Потому и скорбят люди, что думают, что они сами своими силами могут чем-нибудь помочь. Нет, люди готовы умереть духовно, чем поступиться своим самолюбием, своей «благородной», как они называют, гордостью. Гордость изгнала из рая прегордого Денницу, потерявшего из-за неё своё небесное величие.

Думают люди, что вот-вот они достигнут здесь, на земле, благодаря своим личным трудам, земного счастья и благополучия, удивляются и печалятся, если выходит наоборот, забывая, что сам человек ничего не может сделать, если Всевышний не изъявит на то Своей воли. Волос человека не падёт с головы без воли Божьей, неужели ты думаешь, что что-либо в жизни целых народов происходит без воли Творца? Нам, правда, часто кажется, что происходит что-то нецелесообразное, что-то прямо несогласное с божественными законами. Да ведь не знаем мы, что из этого произойдёт в психологии этих исстрадавшихся ныне, не знаем мы, что, быть может, Христос и решил очистить всех, всех, — повторял батюшка, — помни — всех, благодаря этим нечеловеческим как бы страданиям. Христос есть предвечная любовь, любовь николиже отпадает, и Христос с небесного Своего Престола ни на минуту Своим взором не покидает грешной земли, Он всё видит, всё допускает, а вот почему Он допускает, нам грешным знать не полезно.

Ты помни одно, что ты христианка, и с этой точки зрения всегда и поступай в жизни. Долг христианки какой? Долг христианки исповедовать Христа безбоязненно и никогда ни в чём не поступаться своей христианской совестью.

«Всех, всех Христос пришёл спасти», — говаривал мне всегда батюшка, когда я выражала ему свою скорбь за знаемых мне неверующих в Бога людей. «Так и помни, — сказал он мне как-то раз особенно дерзновенно, — помни, что ты сама только потому веруешь в Бога, что вера тебе Им дана — вера ведь дар Божий. Нельзя никого судить за то, что он не может верить в Бога, так как это бывает зачастую промыслительно. Христос может сделать чудо мгновенно. Он может в один миг сделать из гонителя ревнителя. Апостол Павел из величайшего из гонителей сделался ревностнейшим проповедником Христовой истины. Но велико, велико дело исповедничества Христовой истины, кому это, конечно, Им дано.

«Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцом Моим Небесным» (Матф.10:32). Есть два вида мученичества. Мученичество явное, открытое — это когда физически мучают человека, распинают, четвертуют, вообще подвергают каким-либо физическим страданиям за имя Христово — это наши первые мученики. А есть и теперь мученики, которые добровольно сами распинают свою плоть со всеми её страстями и похотями. Вот наши, хотя бы для примера, ближайшие угодники Божьи: Серафим Саровский, Сергий Радонежский, да и старцы, не прославленные ещё открыто Церковью, — Амвросий Оптинский, Иоанн Кронштадтский. Ведь эти последние два жили ещё так недавно, жили среди нас, а разве все, все оценили их по заслугам?

Были люди, которые ценили, а были, которые и порицали их. И так было и будет во все времена и лета, и никогда не надо удивляться или негодовать на это, ибо и это происходит по воле Божьей».

Я часто скорбела, что я живу совершенно не так, как мне хотелось бы, что я живу, как мне казалось, совершенно не жизнью духа, что жизнь заставляет меня всё время лишь думать о куске насущного хлеба. Батюшка всегда лишь улыбался на мои заявления и говорил: «Вот и скорби, скорби, только так и очистишься». — «Да как же я очищусь, батюшка, когда я всё больше погрязаю?» — «Ну, ну, погрязнешь и вылезешь, а то, знаешь, бывает и наоборот, вылезает, а вдруг и погрязнет, не спеши вылезать, так-то вернее будет, а тебе нужно узнать всю изнанку жизни, хоть ты и нежный цветочек. Не бойся грязи, грязи видимой в человеке, значит, он спасён, когда вся грязь наружу, то есть когда духовная грязь в нём уже заметна, этим он искупает вполне своё недостоинство, а вот надо бояться той грязи, до которой трудно докопаться, той грязи, которая гнездится в тайниках нашего сердца, где никакая человеческая помощь не сможет заставить её обнаружиться во всей её закоснелости, где может помочь лишь десница Божья».

* * *

Читай утром и вечером молитвы по молитвослову, затем можно, по усердию, и каноны: Спасителю, Божьей Матери, Ангелу Хранителю, а потом акафисты разные — какие захочется. Нужно непременно ежедневно, в течение десяти минут (это пока), без счёта, чтобы это не было машинально, читать молитву Иисусову, не скорым галопом, а с размышлением. Когда приедешь в следующий раз, тогда скажу тебе: увеличить ли время на это до одного часа или нет. Во время молитвы Иисусовой можно класть поклоны, можно и не класть. Самое главное — это молитва.

Хорошо, если ты будешь по своей матери читать Псалтирь, по усердию, сколько возможно, только помни, что есть там особая молитва при каждой кафизме. Если ты не понимаешь, что читаешь из Святого Евангелия, то советую тебе: день читать по-русски, день по-славянски, а спустя месяц, вот пятого числа, начни снова с того Евангелия, с той же главы, скажем, с третьей, но теперь уже или по-русски, или по-славянски и, таким образом, из месяца в месяц.

Надо непременно читать авву Дорофея и святого Иоанна Лествичника. Ещё и ещё читай. Одно всегда помни: буду ли я твоим духовным отцом или другой, помоложе, — имей к нему полное доверие, иначе ничего не выйдет для спасения твоей души. Доверие к старцу или к духовнику необходимо, но враг будет всячески смущать и постарается тебя от меня отбивать, и даже ты можешь меня возненавидеть…

Держись духовника, он никогда тебе не даст впасть в неверие, будет тебя пробуждать. Только крепко держись и всё ему рассказывай. Избрала ли меня или другого — всегда обо всём посоветуйся с духовником.

Понуждай себя к милосердию, к добру для ближних — это своего рода подвиг — нужно помогать нуждающимся, развивать в себе жалость и любовь.

Старец говорил нам, что мир душевный теряется больше всего от осуждения ближних и от недовольства своей жизнью. Когда мы начинали о ком-нибудь говорить с осуждением, старец нас останавливал, говоря: «Нам до других дела нет, говори только своё». Правила святых отцов предписывают останавливать исповедующихся, когда они говорят о других. И мы, придерживаясь этого правила, строго следили за собой, чтобы не сказать какое-либо слово о других. «Кто любит говорить про других, — наставлял старец, — про того и люди много говорят».

Старец ещё учил нас: «Когда душа обвинит себя во всём, тогда возлюбит её Бог, а когда возлюбил её Бог, тогда — что ещё нам нужно?» После исповеди и прочтения над нами разрешительной молитвы у нас опять возвращалась жажда духовной жизни, и мир в душе водворялся.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >