Проповедь на погребение

Как проповедовать Евангелие на похоронах

Я расскажу вам самый полезный совет о том, как проповедовать на похоронах незнакомого мне человека, который я слышал: «не проповедуй об умершем на небесах и не проповедуй о нем в аду, но проповедуй для тех, кто слушает». Этот принцип позволяет нам не забыть нашу главную задачу на любых похоронах. Хотя мы и фокусируемся на памяти об умершем, похороны все равно проводятся для тех, кто на них приходит.

Во время проповеди важно четко провозглашать Евангелие. Только если мы лично уверены в том, что умерший был возрожденным человеком, тогда мы можем спокойно говорить о награде, которую умерший получил на небесах. Если вы хоть немного сомневаетесь — а так будет почти всегда, когда вы проповедуете на похоронах незнакомого вам человека — важнее всего изложить Евангелие для ваших слушающих и не поддаться искушению дать им уверенность в чем-то, в чем вы не уверены.

Проповедь на похоронах не должна быть дольше 20 минут, и должна раскрыть каждую из следующих тем, желательно подкрепляя их текстами из Писания:

1. Признайте необходимость скорби об умершем

Здесь очень полезна 11 глава Евангелия от Иоанна, в которой автор рассказывает о том, как Иисус воскресил Лазаря из мертвых. Если Иисус плакал об умершем друге, то это нужно и нам. Я часто рассказываю историю о том, как мой папа сел со мной и моей женой, когда мы узнали, что у нас выкидыш: он говорил, что нам важно оплакать нашего ребенка, и учил, как это делать.

Не предполагайте, что люди знают, что скорбь уместна, или что они умеют пережить скорбь, просто разговаривая об умершем. На самом деле многие не хотят говорить об умершем из-за боли утраты. Но многие пасторы знают, что часто люди только годы спустя с помощью пасторского душепопечения осознают ценность переживания скорби.

2. Разъясните надежду, которую нам дает Евангелие

Когда мы скорбим, мы не можем иметь никакой надежды, кроме надежды, которую мы имеем в Евангелии. Поэтому важно вторую и третью трети проповеди посвятить Христу и Его служению. Неважно, на какой текст вы будете проповедовать, но раскройте главные составляющие Евангелия: святость Бога, грешность человека и заслуженное наказание за грех, идеальную жизнь Христа и Его искупление нас от греха, и нашу обязанность покаяться в наших грехах и верить во Христа.

3. Призовите ваших слушателей подчиниться Евангелию

Чтобы сделать это так, чтобы не возникло неловкой ситуации, и чтобы это было эффективно, вам нужно перед проповедью узнать как можно больше о ваших слушателях и об умершем. Вы должны быть готовы к тому, что и христиане, и неверующие будут там. Вы должны предполагать, что у присутствующих уже есть какое-то мнение о том, как им получить вечную жизнь. Например, я вел одни похороны, на которых 90% слушателей были серьезные католики, еще одни, на которых большинство были мормоны, и еще одни, на которых не было ни одного человека, хоть раз бывавшего в церкви.

На каждых из этих похорон я понятно разъяснял Евангелие, призывал слушающих покаяться в их грехах, поверить в Христа и уповать на Него. Но в каждой из этих ситуаций я делал это по-разному в зависимости от того, как они себе представляли благую весть. Призовите их скорбеть об умершем. Просто и ясно проповедуйте Евангелие. Помогите им увидеть, как они нуждаются во Христе, особенно когда смерть так близка. Призовите их покаяться и верить.

Прочитать оригинал статьи на английском вы можете .

Перевод выполнен и опубликован нашим партнером Ekklesia.

Слово на отпевании главного ктитора московского ставропигиального Сретенского монастыря

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В сегодняшнем евангельском чтении мы слушали историю о вдовице, которая своей глубокой верой, доброй душой, высокими помыслами и делами заслужила особую похвалу от Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. Решив принести жертву Богу, она с радостью отдала все, что у нее было, ничуть не сомневаясь и не заглядывая малодушно вперед. Две лепты этой вдовицы до скончания века будут не только великим примером любви и доверия к Богу, но и одним из немногих оправданий падшего человечества.

Архимандрит Тихон читает разрешительную молитву над усопшей Евгенией Матвеевной Грикой. Фото: Православие.Ru

Сегодня мы хороним Евгению Матвеевну Грику, нищую вдову и главного ктитора нашей обители.

Когда ранним утром я шел на эту литургию, то думал, что в слове перед отпеванием будет самым правильным по отношению к памяти Евгении Матвеевны вспомнить как раз евангельскую вдовицу и ее две лепты. Я не знал, что именно сегодня в нынешнем году читается этот отрывок Священного Писания. И когда он зазвучал во время литургии, думаю, все, знавшие подробности жизни Евгении Матвеевны, почувствовали, что это не простое совпадение. Дерзну высказать надежду, что сегодня Сам Господь перед нами словами Своего Евангелия помянул усопшую, буквально повторившую восемнадцать лет назад поступок нищей иерусалимской вдовицы.

Евгения Матвеевна Грика прожила по-настоящему долгую, мудрую и радостную жизнь. Родилась она в 1914 году и приближалась к столетнему рубежу. Двадцать лет была прихожанкой Сретенского монастыря.

В том, что Евгения Матвеевна названа главным ктитором «святые обители сия», нет никакого преувеличения. Когда, по благословению Святейшего Патриарха Алексия, в 1994 году иноки пришли в Сретенский монастырь возрождать монашескую жизнь, нас встретила Евгения Матвеевна. Встретила очень жёстко. Крайне неприятными, тяжёлыми словами. Причиной этого был опыт ее общения с нашими предшественниками.

Евгения Матвеевна владела огромным домом на Большой Лубянке, там, где сейчас трапезная, кухня, книжный магазин и библиотека. Дом, до революции принадлежавший монастырю, ей передало правительство Москвы под производственные мастерские. Когда в начале девяностых храм был передан первой общине, Евгения Матвеевна всем сердцем потянулась к ним, желая чем-то помочь, отдала в распоряжение общины целый этаж… Но, что называется, не сложились. Скажем так. И Евгения Матвеевна восприняла горькую обиду и тяжелейшие взаимоотношения с теми людьми, как свое личное отношение к Церкви.

Но, слава Богу, через недолгое время всё переменилось, мы стали настоящими друзьями. Потом в жизнь Евгении Матвеевны вошла трагедия: при смерти оказался ее сын Александр. Тогда она впервые обратилась за помощью к Церкви. По милости Божией незадолго до смерти Александр осознал себя православным христианином и воцерковился. Он исповедовался и причащался.

А потом Евгения Матвеевна как-то пришла и сказала, что хочет отдать монастырю принадлежащий ей дом. Мы прекрасно знали, что это являлось единственным, что у неё было, не считая маленькой каморки, в которой она жила на окраине Москвы. Мы тогда сказали, что не можем принять столь дорогой подарок как бы в благодарность за заботу о ее сыне, что было на самом деле просто нашим священническим долгом. Но Евгения Матвеевна преподала монахам настоящий урок, ответив, что передает свое имение совсем не нам, а Богу. Помню, как стало стыдно, что мы, вроде бы лица духовного звания, а помышляем все о себе, да о себе… А высокий духовный взгляд на мир, заключавшийся в истинном смирении и благодарности Господу, был как раз у этой, только недавно начавшей читать Евангелие старой женщины.

Да, да, совсем не случайно, что сегодня, когда мы отпеваем Евгению Матвеевну, Церковь читает Евангелие о лепте вдовицы.

Евгения Матвеевна была удивительнейшим человеком. Бесконечной доброты, искренности, отзывчивости. Прекрасная художница. Её произведения, шитые бисером, и сейчас украшают музеи в нашей стране и за рубежом. Но, самое главное, что в последние два десятилетия жизни она стала настоящей христианкой.

Почти до последнего времени она была, в общем-то, на ногах. Приезжала в монастырь. Иногда мы присылали за ней машину, а иногда она приходила неожиданно сама. Правда, всякий раз прибредала с двумя большими сумками, связанными за ручки полотенцем, которое было перекинуто по плечам как коромысло. В каждой сумке лежало по кирпичу. «Это для равновесия, чтобы меня не шатало», — поясняла Евгения Матвеевна. Она отличалась не только основательной и размеренной жизнерадостностью, но и лет до девяноста восьми поразительным здоровьем. Никогда не лечилась, кроме как какой-то ей одной ведомой гомеопатией. И (это не для подражания, а лишь констатация факта) обязательно брала у нас две бутылочки кагора, который на ночь пила с чаем. В этом заключалась вся рента от монастыря.

Архимандрит Тихон и Евгения Матвеевна Грика. Фото: Православие.Ru

У неё была трогательная, материнская нежность к Сретенской обители и ее братии. Полное нестяжание. Хотя по-старушечьи она прятала в доме какие-то сухари, ветошь, но это, как мы знаем, бывает у пожилых женщин, особенно переживших войну. То же было и у моей мамы: она не могла ничего выбрасывать, особенно еду. Просто потому, что такую жизнь они прожили.

Господь не посрамил веру и упование Евгении Матвеевны. Когда наши сотрудники перед смертью отвезли ее в больницу в тяжелейшем состоянии, она уже никого не узнавала и ничего не понимала. Но за день до смерти пришла в себя. Наш отец Зосима причастил ее. На следующее утро мы узнали, что Евгения Матвеевна отошла ко Господу.

Удивительные подвижники живут в Москве. Я как-то рассказывал, но повторюсь, как в середине восьмидесятых мне довелось идти с отцом Иоанном (Крестьянкиным) по Псково-Печерскому монастырю. И вот пред батюшкой предстал какой-то «юноша бледный со взором горящим». И в праведном возмущении возгласил: «Батюшка! Благословите мне уехать из Москвы! Отвратительный город, ужасный, там одно нечестие, кошмар…», и ещё какие-то безумные глаголы. Но отец Иоанн наложил ему руку на уста и сказал: «Что ты, что ты! Если б ты знал, сколько великих подвижников живёт в Москве!» А уж отец Иоанн-то знал, что говорил.

Сколько в нашем городе живёт великих христиан, исполнителей евангельских заповедей! И не в монастырях, а где-нибудь на восьмом или четвёртом этаже блочного дома в Беляево, Чертаново или Бибирево…

Кто-то из них молится так, как молится редко кто на земле. Кто-то смиряется перед ближними, как смирялись лишь древние подвижники. Кто-то по Октоихам, Минеям и Типиконам ночью после работы усердно исполняет весь суточный круг, нисколько не надмеваясь ни перед кем. Кто-то тайно благотворит. А кто-то просто искренним, чистым сердцем исполняет заповеди Священного Писания, даже не очень хорошо его зная, но чувствуя сердцем волю Божию.

Именно такой и была ктитор нашей святой обители нищая старушка Евгения Матвеевна Грика, которую мы сегодня провожаем в путь всея земли.

Аминь.

Прощание и встреча

Эта работа – не собрание проповедей в «чистом и готовом виде», а собрание мыслей, соединенных одной большой, можно сказать, самой важной темой – смертью. И это не просто размышления о смерти в духе элегий или надгробных рыданий. Это мысли, предназначенные для произнесения вслух при молитвенном собрании или духовном общении.

Мысли эти сгруппированы в виде отдельных статей, иногда напоминающих живое обращение к слушателям. Но это часто более художественная, то есть боле сложная и раскрашенная речь, чем речь прямого обращения. Не нужно думать, однако, что данные тексты надуманы в «кабинетной тиши» и никакого отношения к действительности не имеют. Не нужно думать, что «так никто не говорит», что «люди не поймут» и проч. Автор имеет незаслуженное счастье в течение не одного уже года быть священником, и все мысли, встречающиеся в данной работе, были многократно произнесены перед живыми слушателями. И не только, но и в присутствии немых свидетелей, перед лицом которых ни лгать, ни актерствовать нормальному человеку не захочется. Я имею в виду усопших христиан, провожаемых молитвой, на погребениях которых эти мысли высказывались и проповедовались. Так что все, что можно прочесть в данной брошюре, есть, во-первых, попытка поделиться опытом проповеди и свидетельства с собратьями священниками и, во-вторых, попытка заговорить с людьми серьезными о вещах серьезных, независимо от того, в сане эти люди или нет.

Особую пользу подобных бесед и размышлений можно видеть и в том, что бытовой и блуждающий взгляд нашего современника часто усматривает в Церкви лишь филиал погребальной конторы. Разрушению подобного стереотипа и уловлению хитрецов в сети ими же расставленных хитростей тоже может послужить попытка говорить глубоко там, где от нас – христиан – ничего глубокого не ожидали.

Это не законченный труд, но всего лишь крик в ночи. Кто услышит в нотах этого голоса братское тепло, тот, без сомнения, продолжит сладкий и опасный труд свидетельства и благовествования. Христос же, обещавший быть посреди двух или трех, собранных во имя Его, силен умножить малые труды и довести их до великой пользы. Умения превращать малое в великое, равно как и великое – в малое, в Всехитреца Слова не отнять. Ему слава со Отцем и Духом!

***

Фото: Православие.Ru/иером.Игнатий (Шестаков)

***

Прощание и встреча

В смерти есть прощание, и есть встреча.

Кто и с кем прощается? Прощается человек со всем, что окружало его: с домом и вещами в нем, с ближними и родственниками, с местом, где родился и местом, где окончил жизнь. Прощается с ремеслом, которым был занят, и одеждой, которую носил. Недочитанной останется раскрытая книга и недопитым останется остывший чай. «Ибо отходит человек в вечный дом свой, и готовы окружить его по улице плакальщицы» (Еккл. 12:5)

О «тесных вратах и узком пути», ведущих в жизнь (Мф. 7: 14), говорит Христос. Врата эти, действительно, так узки, что тело придется на время отложить и оставить. Только душа входит в загробную жизнь, и такой порядок сохранится до Второго пришествия Христова и воскресения мертвых. А после воскресения участницей вечной жизни станет и воскресшая плоть. «Оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела! Воспряните и торжествуйте, поверженные в прахе» (Ис. 26:19)

Но сегодня, как на снятую одежду, оставшуюся без движения, придется смотреть человеку, покидающему мир. Воистину, со всем, что знал и видел во временной жизни, должен будет проститься человек.

Но есть в смерти и встреча.

С кем встретится душа, покинувшая один мир и пришедшая в иной? С Христом Иисусом, умершим за наши грехи и воскресшим для нашего оправдания.

Это будет великая встреча! Не всякая душа смело поднимет взгляд на Спасителя, но лишь та, которой любовь ко Христу предаст смелости и дерзновения. Многим же захочется исчезнуть куда-то, скрыться, лишь бы не смотреть на Того, Кто любит тебя, Кто столько сделал для тебя, к Кому ты так преступно был неблагодарен. И не даром Откровение говорит, что в день гнева Агнца люди будут говорить «горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца» (Откр. 6:16)

Встреча с Христом лицом к лицу это и есть Страшный Суд для отдельного человека. Не нужны адвокаты, свидетели и обвинители. Книга совести раскрывает тайны, человек оказывается в Царстве света, и одни души этот свет начинает жечь, а другие – омывать и радовать.

«Царство света». Вслушаемся в это чудное словосочетание. Переведем взор на свечи, горящие в наших руках. Вот оно – простое и зримое указание на нашу веру. Это указание на то, что «Бог есть свет и нет в Нем никакой тьмы» (1 Ин. 1:5) Это также указание на то, что слаба и нежна, как пламя свечи, жизнь человеческая, что должна она неизбежно погаснуть здесь, но не исчезнуть, а зажечься там, в том Царстве света и на той «новой земле, на которой обитает правда» (2 Пет. 3:13)

Так, в обрядах Матери-Церкви нет ничего случайного или произвольного, но все рождено верой и все способно назидать.

Мы собираемся на молитву за усопшего для того, чтобы просить Христа о милости к усопшему человеку. Тайна отношений между душой и Богом для нас закрыта. А именно от этой тайны зависит вечность человека. Но не отнята у нас любовь и вера, молитва и сострадание. Мы дерзаем просить Страдавшего за нас, чтобы Он умножил милость и не вспоминал грехов и беззаконий новопреставленного раба Своего.

Если Господь захочет наказывать, то накажет всех, и будет, за что. Пророк говорит, что «не оправдается пред Тобой ни один из живущих» (Пс. 142)

Но если Господь помилует, то помилованы будем. И в евангельской истории ободряют нас те примеры, где Христос исцеляет бесноватую дочь по молитве матери, расслабленного человека – по вере тех, кто принес его пред очи Христовы. Одни молятся, другие получают милость. Вот, что ободряет нас и заставляет просить: Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего.

Мудрость одного из христианских народов сложила поговорку. И говорится в ней, что, когда человек рождается, то он плачет, а все радуются и говорят: здравствуй, дорогой. Когда же умирает человек, то он должен радоваться, а все вокруг – плакать и говорить: до свиданья, дорогой. До свиданья, потому, что «всем мы предстанем на суд Христов» (Рим. 14:10) Все друг друга увидим во свете Его лица. Со сладостью веры, поэтому, смешаем горечь разлуки и умножим молитвы о том, чтобы встреча души с Праведным Судьей была для души началом нескончаемой радости.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие братья и сестры!

Одному благочестивому монаху прихожане задали вопрос: «Почему иногда добрые и честные люди умирают худой смертью, а злые и порочные – смертью хорошей».

Задумался прежде монаха. «Что и говорить. Об этом только Бог и знает. А ему же откуда это знать, если Бог ему не откроет, почему так бывает в этой земной жизни?». Но, Бог открыл ему Свою тайну, потому что у Бога никогда, никаких тайн от человека не бывает. А открыл он монаху ответ на этот вопрос через вот такую притчу:

«Был пустынник, старец жизни святой. Послушник его в одно время отлучился в город, который был недалеко от их пустыни. В городе погребали тогда градоначальника, человека злого, порочного. Погребение, однако, было пышное: гроб был великолепный, провожало покойного все городское духовенство, народу было тьма, всякого звания и состояния. Послушник пустынника, посмотрев на погребение и сделав свои дела, возвратился в свою пустынь. Что же он увидел? Святого его старца растерзал лютый зверь. «Увы, Господи, где же правда? – возопил ученик. – Злой градоначальник умер так славно, погребен так пышно, а мой святой старец…» Когда он плакал так, взывая к Богу, пред ним предстал Ангел и сказал: «Что ты плачешь о лютой кончине своего учителя и завидуешь славной смерти градоначальника? Тот градоначальник, живя в грехах, однажды сделал одно доброе дело и в награду за то славно погребен на земле. Но за злые свои дела он понесет наказание: муки вечные ожидают его в будущей жизни. Твой же учитель, святой старец, всю жизнь делал угодное Богу. Но, как человек, однажды учинил некоторый малый грех и за этот-то грех умер такой лютой кончиной. Зато теперь он будет чист от своего греха и потому, несомненно, будет в раю».

Так вот почему иногда добрые и честные люди умирают злой и мучительной смертью, а злые и порочные умирают славной и по видимости спокойной кончиной. Вот как разрешает это недоумение святитель Афанасий Александрийский. Он говорит в одном месте, что благочестивые, умирающие горькой смертью, имели какой-нибудь малый грех, от которого такой бедственной смертью разрешились, чтобы удостоиться больших почестей. И потому, когда вы видите или слышите о лютой смерти праведного и славной кончине порочного, то не смущайтесь, а научайтесь из этого тому, как всегда правдивы неисповедимые суды Божии. У Бога никакое доброе дело не остается без награды и никакое худое дело не остается без наказания. В Боге нет лицеприятия: доброе и в порочном Бог оборачивается для нас добром, а зло и в праведнике оборачивается назиданием на будущее, что надо нам стремиться к покаянию и к исправлению своей христианской жизни.

Итак, не слишком радуйтесь, когда в вашей жизни все удается, когда во всем вы успеваете: быть может, Бог воздает вам за ваши труды в сей жизни, а для будущей ничего не оставит; все здесь получите, а там, для вас не будет ничего. И особенно бойтесь своего счастью, когда вы за свое счастье Бога не благодарите и ближних не делаете счастливыми. С увеличением вашего счастья непременно надобно вам умножать благодарение Богу и прибавлять заботы о счастье других. Бедственно для того счастье, кто не делает счастливыми других. А как нелегко, как трудно при счастье своем помнить о несчастье других! И потому, еще скажу: не слишком радуйтесь своему счастью. Но не предавайтесь излишней скорби и при несчастье. Всякое несчастье, и малое и великое, посылается нам от Бога в назидание, в исправление нашей христианской жизни. И Бог никогда не наказывает нас, потому что Бог – есть Любовь. Великая и бескорыстная Любовь, которой не бывает у людей. Любовь не наказывает. Он стремиться осчастливить нас, грешных и недостойных этой Любви.

В чем же счастье человеческое? На этот вопрос люди отвечают разно. Для одних счастье, это удовлетворение всех человеческих желаний. Для других семья, дети, карьера, здоровье. Но, для христианина счастье, когда он в мире с самим собой. И этот мир он приобрел от Бога. Когда он стремиться обрести вечность смирением, терпением, кротостью, верой и добрыми делами. Он верит, и вера его глубока, что эта жизнь мгновенье, а та жизнь вечность. И не в том суть, как погребут его тело в этом мире, а где будет душа его в том мире. Бог спасает нас, и все делает для этого. Но, спасем ли мы себя сами, с помощью Божией? Аминь.