Псалом 41 читать

Детально: псалом 41 на русском языке текст — со всех открытых источников и разных уголков мира на сайте 1000-molitv.ru для наших уважаемых читателей.

Оглавление

В конец, в разум сынов Кореовых, псалом Давиду, не надписан у еврей

К исполнению. В научение, сынам Кореевым. Псалом Давида, не надписанный у евреев.

1 Имже образом желает елень на источники водныя, сице желает душа моя к Тебе, Боже.

1 Так же, как олень стремится к источникам вод, так стремится душа моя к Тебе, Боже.

2 Возжада душа моя к Богу Крепкому, Живому: когда прииду и явлюся лицу Божию?

2 Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому: “Когда я приду и явлюсь лицу Божию?”

3 Быша слезы моя мне хлеб день и нощь, внегда глаголатися мне на всяк день: где есть Бог твой?

3 Были слёзы мои мне хлебом день и ночь, когда говорили мне всякий день: “Где Бог твой?”

4 Сия помянух и излиях на мя душу мою, яко пройду в место селения дивна, даже до дому Божия, во гласе радования и исповедания шума празднующаго.

4 Это вспомнил я и изливал в себе душу мою, ибо пройду я в месте обители дивной, до дома Божия, при звуке радости и славословия, шума праздничного.

5 Вскую прискорбна еси, душе моя? И вскую смущаеши мя? Уповай на Бога, яко исповемся Ему, спасение лица моего, и Бог мой.

5 Что прискорбна ты, душа моя, и что смущаешь меня? Уповай на Бога, ибо я прославлю Его; Он – спасение лица моего и Бог мой!

6 Ко мне самому душа моя смятеся: сего ради помянух Тя от земли Иордански и Ермониимски, от горы малыя.

6 Взволновалась внутри меня душа моя; потому я вспомню о Тебе с земли Иорданской и Ермониимской, с Малой горы.

7 Бездна бездну призывает во гласе хлябий Твоих, вся высоты Твоя и волны Твоя на мне преидоша.

7 Бездна бездну призывает в шуме водопадов Твоих; все валы Твои и волны Твои прошли надо мною.

8 В день заповесть Господь милость Свою, и нощию песнь Его от мене, молитва Богу живота моего.

8 Днём явит Господь милость Свою, и ночью песнь Его у меня, молитва Богу жизни моей.

9 Реку Богу: Заступник мой еси, почто мя забыл еси? И вскую сетуя хожду, внегда оскорбляет враг?

9 Скажу Богу: “Заступник мой Ты, почему Ты забыл меня? И для чего я, сетуя, хожу, когда притесняет враг?”

10 Внегда сокрушатися костем моим, поношаху ми врази мои, внегда глаголати им мне на всяк день: где есть Бог твой?

10 Когда сокрушались кости мои, поносили меня враги мои, когда говорили мне всякий день: “Где Бог твой?”

11 Вскую прискорбна еси, душе моя? И вскую смущаеши мя? Уповай на Бога, яко исповемся Ему, спасение лица моего, и Бог мой.

11 Что прискорбна ты, душа моя, и что смущаешь меня? Уповай на Бога, ибо я прославлю Его; Он – спасение лица моего и Бог мой!

Имже образом желает елень на источники водныя, сице желает душа моя к Тебе, Боже. Возжада душа моя к Богу Крепкому, Живому: когда прииду и явлюся лицу Божию? Быша слезы моя мне хлеб день и нощь, внегда глаголатися мне на всяк день: где есть Бог твой? Сия помянух и излиях на мя душу мою, яко пройду в место селения дивна, даже до дому Божия, во гласе радования и исповедания шума празднующаго. Вскую прискорбна еси, душе моя? И вскую смущаеши мя? Уповай на Бога, яко исповемся Ему, спасение лица моего, и Бог мой. Ко мне самому душа моя смятеся: сего ради помянух Тя от земли Иордански и Ермониимски, от горы малыя. Бездна бездну призывает во гласе хлябий Твоих, вся высоты Твоя и волны Твоя на мне преидоша. В день заповесть Господь милость Свою, и нощию песнь Его от мене, молитва Богу живота моего. Реку Богу: Заступник мой еси, почто мя забыл еси? И вскую сетуя хожду, внегда оскорбляет враг? Внегда сокрушатися костем моим, поношаху ми врази мои, внегда глаголати им мне на всяк день: где есть Бог твой? Вскую прискорбна еси, душе моя? И вскую смущаеши мя? Уповай на Бога, яко исповемся Ему, спасение лица моего, и Бог мой.

Текст христианского 41 псалма припевом «Что унываешь, душа моя?» символически разделяется на две части: в первой автор изливает Богу свое страдание от оставленности Всевышним, а во второй – выражает надежду на скорейшее избавление себя от выпавших на его долю несчастий. Смысл этого псалма очень тесно связаны с 42 псалмом, а повторяющийся припев дает повод предполагать, что когда-то это были две части одной песни, разделенные в более позднее время.

Авторство текста 41 псалма приписывают сыновьям Кореевым, привратникам иерусалимского храма, а надписание «псалом Давиду» свидетельствует о том, что песнь эта посвящена израильскому царю и перенесенным им трудностям.

В каких случаях помогает 41 псалом?

Сыновья Кореевы – верные приближенные Давида, сопровождавшие его во время бегства от бунта, организованного царским сыном Авессаломом. Видя воочию глубокую веру и смирение царя, которые не покидали его даже в самых тяжелых жизненных обстоятельствах, они посвятили ему 41 псалом, в православной традиции воспринимаемый, как песнь изгнанника. Читать и слушать онлайн текст 41 псалма толкователи особенно советуют тем, кто страдает от неразделенной любви.

Читать текст молитвы псалом 41 на русском языке

Начальнику хора. Учение. Сынов Кореевых.

Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому: когда приду и явлюсь пред лице Божие! Слезы мои были для меня хлебом день и ночь, когда говорили мне всякий день: «где Бог твой?» Вспоминая об этом, изливаю душу мою, потому что я ходил в многолюдстве, вступал с ними в дом Божий со гласом радости и славословия празднующего сонма. Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога, ибо я буду еще славить Его, Спасителя моего и Бога моего. Унывает во мне душа моя; посему я воспоминаю о Тебе с земли Иорданской, с Ермона, с горы Цоар. Бездна бездну призывает голосом водопадов Твоих; все воды Твои и волны Твои прошли надо мною. Днем явит Господь милость Свою, и ночью песнь Ему у меня, молитва к Богу жизни моей. Скажу Богу, заступнику моему: для чего Ты забыл меня? Для чего я сетуя хожу от оскорблений врага? Как бы поражая кости мои, ругаются надо мною враги мои, когда говорят мне всякий день: «где Бог твой?» Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога, ибо я буду еще славить Его, Спасителя моего и Бога моего.

Псалтырь, православный текст псалма 41 на церковно славянском языке

Имже образом желает eлень на источники водныя, сице желает душа моя к тебе, Боже. Возжада душа моя к Богу крепкому, живому; когда прiиду и явлюся лицу Божiю? Быша слезы моя мне хлеб день и нощь, внегда глаголатися мне на всяк день; Господе eсть Бог твой? Сiя помянух, и излiях на мя душу мою; яко пройду в место селенiя дивна, даже до дому Божiя, во гласе радованiя и исповеданiя, шума празднующаго. Вскую прискорбна eси, душе моя? и вскую смущаеши мя? уповай на Бога, яко исповемся eму, спасенiе лица моего и Бог мой. Ко мне самому душа моя смятеся; сего ради помянух тя от земли ioрдански и eрмонiимски, от горы малыя. Бездна бездну призывает во гласе хлябiй твоих; вся высоты твоя и волны твоя на мне преидоша. В день заповесть Господь милость свою, и нощiю песнь eго у менe, молитва Богу живота моего. Реку Богу; заступник мой eси, почто мя забыл eси? и вскую сетуя хожду, внегда оскорбляет враг? Внегда сокрушатися костем моим, поношаху ми врази мои, внегда глаголати им мне на всяк день; Господе eсть Бог твой? Вскую прискорбна eси, душе моя? и вскую смущаеши мя? уповай на Бога, яко исповемся eму, спасенiе лица моего и Бог мой.

Псалом 41 Псалом 41 1 В коне́ц, в ра́зум сынов Кореовых, псалом Давиду, не надписан у еврей 1 К исполнению. В научение, сынам Кореевым. Псалом Давида, не надписанный у евреев. 2 И́мже о́бразом жела́ет еле́нь на исто́чники водны́я, си́це жела́ет душа́ моя́ к Тебе́, Бо́же. 2 Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! 3 Возжада́ душа́ моя́ к Бо́гу Кре́пкому, Живо́му: когда́ прииду́ и явлю́ся лицу́ Бо́жию? 3 Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому: когда приду и явлюсь пред лице Божие! 4 Бы́ша сле́зы моя́ мне хлеб день и нощь, внегда́ глаго́латися мне на всяк день: где есть Бог твой? 4 Слезы мои были для меня хлебом день и ночь, когда говорили мне всякий день: «где Бог твой?» 5 Сия́ помяну́х и излия́х на мя ду́шу мою, я́ко пройду́ в ме́сто селе́ния ди́вна, да́же до до́му Бо́жия, во гла́се ра́дования и испове́дания шу́ма пра́зднующаго. 5 Это вспомнил я и изливал в себе душу мою, ибо пройду я в месте обители дивной, до дома Божия, при звуке радости и славословия, шума праздничного. 6 Вску́ю приско́рбна еси́, душе́ моя́? И вску́ю смуща́еши мя? Упова́й на Бо́га, я́ко испове́мся Ему, спасе́ние лица́ моего́, и Бог мой. 6 Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога, ибо я буду еще славить Его, Спасителя моего и Бога моего. 7 Ко мне самому́ душа́ моя́ смяте́ся: сего́ ра́ди помяну́х Тя от земли́ Иорда́нски и Ермонии́мски, от горы́ ма́лыя.

7 Взволновалась внутри меня душа моя; потому я вспомню о Тебе с земли Иорданской и Ермониимской, с Малой горы.

8 Бе́здна бе́здну призыва́ет во гла́се хля́бий Твои́х, вся высоты́ Твоя́ и во́лны Твоя́ на мне преидо́ша.

8 Бездна бездну призывает голосом водопадов Твоих; все воды Твои и волны Твои прошли надо мною.

9 В день запове́сть Госпо́дь ми́лость Свою, и но́щию песнь Его от мене́, моли́тва Богу живота́ моего́.

9 Днем явит Господь милость Свою, и ночью песнь Ему у меня, молитва к Богу жизни моей.

10 Реку́ Бо́гу: Засту́пник мой еси́, почто́ мя забы́л еси́? И вску́ю се́туя хожду́, внегда́ оскорбля́ет враг?

10 Скажу Богу, заступнику моему: для чего Ты забыл меня? Для чего я сетуя хожу от оскорблений врага?

11 Внегда́ сокруша́тися косте́м мои́м, поноша́ху ми врази́ мои́, внегда́ глаго́лати им мне на всяк день: где есть Бог твой?

11 Как бы поражая кости мои, ругаются надо мною враги мои, когда говорят мне всякий день: «где Бог твой?»

12 Вску́ю приско́рбна еси́, душе́ моя́? И вску́ю смуща́еши мя? Упова́й на Бо́га, я́ко испове́мся Ему, спасе́ние лица́ моего́, и Бог мой.

12 Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога, ибо я буду еще славить Его, Спасителя моего и Бога моего.

Церковнославянский № Русский №. Въ конeцъ, въ рaзумъ сынHвъ корeовыхъ, pал0мъ дв7ду, м7а. 1. Начальнику хора. Учение. Сынов Кореевых. в7. И$мже w4бразомъ желaетъ є3лeнь на и3ст0чники водны6z, си1це желaетъ душA моS къ тебЁ, б9е. 2. Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! G. ВозжадA душA моS къ бGу крёпкому, жив0му: когдA пріидY и3 kвлю1сz лицY б9ію; 3. Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому: когда приду и явлюсь пред лице Божие! д7. Бhша слeзы мо‰ мнЁ хлёбъ дeнь и3 н0щь, внегдA глаг0латисz мнЁ на всsкъ дeнь: гдЁ є4сть бGъ тв0й; 4. Слезы мои были для меня хлебом день и ночь, когда говорили мне всякий день: “где Бог твой?” є7. Сі‰ помzнyхъ, и3 и3зліsхъ на мS дyшу мою2: ћкw пройдY въ мёсто селeніz ди1вна, дaже до д0му б9іz, во глaсэ рaдованіz и3 и3сповёданіz, шyма прaзднующагw. 5. Вспоминая об этом, изливаю душу мою, потому что я ходил в многолюдстве, вступал с ними в дом Божий со гласом радости и славословия празднующего сонма. ѕ7. Вскyю приск0рбна є3си2, душE моS; и3 вскyю смущaеши мS; ўповaй на бGа, ћкw и3сповёмсz є3мY, сп7сeніе лицA моегw2 и3 бGъ м0й. 6. Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога, ибо я буду еще славить Его, Спасителя моего и Бога моего. з7. Ко мнЁ самомY душA моS смzтeсz: сегw2 рaди помzнyхъ тS t земли2 їoрдaнски и3 є3рмwніи1мски, t горы2 мaлыz. 7. Унывает во мне душа моя; посему я воспоминаю о Тебе с земли Иорданской, с Ермона, с горы Цоар. }. Бeздна бeздну призывaетъ во глaсэ хлsбій твои1хъ: вс‰ высоты6 тво‰ и3 вHлны тво‰ на мнЁ преид0ша. 8. Бездна бездну призывает голосом водопадов Твоих; все воды Твои и волны Твои прошли надо мною. f7. Въ дeнь заповёсть гDь млcть свою2, и3 н0щію пёснь є3гw2 °t менE, моли1тва бGу животA моегw2. 9. Днем явит Господь милость Свою, и ночью песнь Ему у меня, молитва к Богу жизни моей. ‹. РекY бGу: застyпникъ м0й є3си2, почто2 мS забhлъ є3си2; и3 вскyю сётуz хождY, внегдA њскорблsетъ врaгъ; 10. Скажу Богу, заступнику моему: для чего Ты забыл меня? Для чего я сетуя хожу от оскорблений врага? №i. ВнегдA сокрушaтисz костeмъ мои6мъ, поношaху ми2 врази2 мои2, внегдA глаг0лати и5мъ мнЁ на всsкъ дeнь: гдЁ є4сть бGъ тв0й; 11. Как бы поражая кости мои, ругаются надо мною враги мои, когда говорят мне всякий день: “где Бог твой?” в7i. Вскyю приск0рбна є3си2, душE моS; и3 вскyю смущaеши мS; ўповaй на бGа, ћкw и3сповёмсz є3мY, сп7сeніе лицA моегw2 и3 бGъ м0й. 12. Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога, ибо я буду еще славить Его, Спасителя моего и Бога моего.

Объяснение священной книги псалмов

Сей 41-й псалом имеет следующее надписание: В конец, в разум сынов Кореовых псалом Давиду. Надписание это, составляющее 1-й стих, дает знать, что псалом этот составлен одним из сынов Кореевых. Под именем сынов Кореевых, в царствование Давида и позднее, известно было одно левитское семейство певцов (1Пар.6:22, 9:19, 33). Некоторые члены этого семейства были не только певцами псалмов, но и составителями их. А так как предметом псалма служит все-таки бежавший от Авессалома Давид, в чем по многим внутренним признакам нельзя сомневаться, то ученые толковники этого псалма и полагают за достоверное, что в числе немногих оставшихся верными Давиду и сопровождавших его в изгнание был кто-либо из певцов-левитов Кореевой фамилии, который и написал как сей 41-й, так и следующий за ним и составляющий его продолжение Пс.42. В сердечном участии к тяжко скорбной участи изгнанного царя он живо представлял себя в его положении, в его душевном настроении, и из души его, следовательно некоторым образом во имя Давида, вылилась эта песнь, одна из прекраснейших в Псалтири.

Пс.41:1

Составляет надписание, о котором сказано выше.

Пс.41:2 Имже образом желает елень на источники водныя, сице желает душа моя к Тебе, Боже.

Елень, по-русски – «лань», или «горный олень», животное быстроногое и неспособное переносить продолжительную жажду, и когда возжаждет, то стремительно несется по горам и утесам, разыскивая источники воды, в которых могло бы удовлетворить свою жажду. С этим животным в состоянии сильной его жажды сравнивает здесь себя благочестивый певец псалма, всегда горевший любовью к Богу и святому жилищу Его (ср. Пс.25:6–8, 26:4, Пс.60 и др.), стремившийся в многочисленном сонме торжествующего народа в дом Божий, чтобы там пред жертвенником на гуслях воздавать славу всегдашнему своему Заступнику и Спасителю, Богу радости и веселия своего (ниже ст. 5, 6; Пс.42:3, 5), но который, при совершенной безопасности от внешних врагов и вполне цветущем религиозном и гражданском состоянии Израиля, подвергнется гонению от внутренних личных врагов, от человека лукавого и несправедливого, от народа недоброго (Пс.42:1, 41:10, 54:13–14); так что находит себя вынужденным бежать из святого города (2Цар.15:14) и, преследуемый их оскорблениями и ругательствами (ниже ст. 4, 10, 11), укрывается за Иорданом, при горах Ермонских (ст. 7, ср. 2Цар.17:22–24). Это и есть сам царь Давид, который во время восстания сына своего Авессалома принужден был удалиться из Иерусалима и пребывать вдали от жилища Божия, в восточной Иорданской стране, в Маханаиме (или Манаим) – левитском городе, Галаадской области (Нав.21:38; 2Цар.2:8–9), примыкавшей северною своею границей к юго-восточным оконечностям хребта Ермонского.

Пс.41:3 Возжада душа моя к Богу крепкому, живому: когда прииду и явлюся лицу Божию?

Сильное стремление души к Богу псалмопевец называет жаждою души своей. Бог крепкий значит то же, что «всесильный, всемогущий», Который в состоянии содействовать псалмопевцу против врагов его. Бога называет он еще живым, в противоположность ложным божествам язычников – идолам, которые суть не что иное, как бездушные истуканы «дела рук человеческих» (Пс.134:15). Живый Бог есть источник жизни естественной и духовной, и потому может подать утешение в скорби и спасти от бед. Явиться лицу Божию значит – служить Богу по установлению законному, а такое служение было ограничено одним местом, в Иерусалимском храме. Удаленный из Иерусалима, псалмопевец чувствует необыкновенное желание, подобное сильной жажде еленя, видеть скинию Господню, алтарь, жертвоприношения, с которыми верные являлись пред лице Господне, и другие обряды, которые установил Бог для засвидетельствования милости Своей к еврейскому народу. Тяжелее всего было для него претерпевать это невольное удаление от святилища Божия, эту вынужденную невозможность посещать его, чтобы явиться лицу Божию: ему казалось, что это удаление от священного места служит знаком немилости Божией к нему, и вот он вопиет, возжадала душа моя к Богу, Всесильному Живодавцу: когда я приду к святилищу, ко храму Его святому и явлюсь там пред лице Божие?

Пс.41:4 Быша слезы моя мне хлеб день и нощь, внегда глаголатися мне на всяк день: где есть Бог твой?

От сильной скорби душевной, причиняемой удалением от святилища Господня и невозможностью являться пред лице Божие, псалмопевец не мог употреблять пищи и в состоянии был только плакать день и ночь, так что слезы служили ему вместо хлеба. Эту скорбь душевную, отразившуюся несомненно и на телесном здоровье псалмопевца, усиливали еще больше злобные и нечестивые люди, которые с насмешкой спрашивали его: не напрасно ли твое упование на Бога? Где есть Бог твой? Не видишь ли, что Он отвратился от тебя? Притом же, нет сомнения, чтоб и сатана, этот невидимый, но злобный враг рода человеческого, не нападал на него постоянно (на всяк день) с такими же вопросами, которыми возможно довести до отчаяния и самого твердого в вере человека. И только одна милость Божия с Его всесильной благодатью могла охранить псалмопевца от отчаяния и совершенного падения. Поэтому он и говорит, что ни в чем не находит себе утешения, как только в слезах, которыми питался, как хлебом, и притом днем и ночью: и слезы мои были для меня хлебом днем и ночью, когда мне говорили всякий день: где есть Бог твой?

Пс.41:5 Сия помянух, и излиях на мя душу мою: яко пройду в место селения дивна, даже до дому Божия, во гласе радования и исповедания шума празднующаго.

Славянское – селение употребляется чаще всего, как и здесь, в значении: «скиния, шатер, жилище». Выражение: сия помянух относится не к предыдущему, а к последующему: яко пройду. Псалмопевец выражает скорбь свою при воспоминании прежних дней счастья, когда он, как царь и пророк, впереди всего многочисленного сонма празднующего народа, приходил в дом Божий, в это дивное место селения славы Божией, при торжественных хвалебных и радостных песнопениях, раздававшихся из уст многочисленных жертвоприносителей, громогласно выражавших праздничное ликование. Не могу, как бы так говорит он, без душевного волнения, без пролития слез вспоминать о тех счастливых днях моей жизни, сердце мое обливается кровью, вся душа моя изливается от скорби, когда вспомню (сия помянух), как, бывало, я пойду в дом Божий, в дивную скинию Господню, окруженный многочисленным сонмом празднующего народа, оглашающего воздух радостным пением хвалебных песнопений во славу Божию.

Пс.41:6 Вскую прискорбна еси, душе моя; и Вскую смущавши мя; уповай на Бога, яко исповемся ему, спасение лица моего и Бог мой.

Глубокую скорбь испытывает душа псалмопевца в удалении от святилища Божия и под гнетом сей скорби тяжело страдает и невольно подвергается колебаниям, близким к отчаянию. Но вот над колебаниями уповающей души внезапно возвышается сильный верою дух его и взывает к ней, зачем она предается такому унынию (Вскую прискорбна еси, душе моя) и почему не надеется на Бога? Вскую прискорбна еси, душе моя; что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься скорбными чувствами и мыслями? Уповай на Бога, не думай, что Он отвратился и удалился от тебя: «близ Господь всем призывающим Его» (Пс.144:18). И я призову Его и исповемся Ему, я поведаю Ему: Ты спасение лица моего и Бог мой. Изрекая в своем сердечном исповедании Богу такие слова: Ты спасение лица моего и Бог мой, псалмопевец выражает тем, что спасение его и избавление от тяжких скорбей недалеко от него, и что он готов претерпевать эти скорби до конца.

Пс.41:7 Ко мне самому душа моя смятеся: сего ради помянух Тя от земли Иордански и Ермониимски, от горы малыя.

В сем стихе псалмопевец, продолжая выражать угнетенное скорбью и смущенное состояние души своей, указывает местонахождение свое в бегстве от врагов своих, в котором он вынужден был терпеть эти скорби и где он с упованием вспоминает о Боге, Спасителе своем и Избавителе от всех скорбей, без сомнения, для того, чтобы в этом воспоминании почерпать утешение и еще большую надежду на милость Божию. Так как душа моя была в сильном смятении во время моего изгнания, то я для ободрения моего стал часто вспоминать о Тебе, Господи: помянух Тя от земли Иордански, т.е. в восточной Заиорданской области (близ потока, называемого Иаббок), и Ермониимски, от горы малыя. Горы Ермонские, простираясь по восточной стороне реки Иордан, в северном течении последнего, составляли в то же время и крайнюю границу земли обетованной на севере. Вот здесь-то, на одном из небольших отрогов Ермонского хребта (гора малая), примыкавших к северной части Заиорданской области, и находился Давид, укрываясь от преследования врагов своих, и здесь-то в тяжелые минуты глубокой скорби и душевного смущения вспоминал он о Боге, Спасителе своем.

Пс.41:8 Бездна бездну призывает во гласе хлябий Твоих: вся высоты Твоя и волны Твоя на мне преидоша.

Бездна (от слов «без» и «дно») значит: «бездонная пропасть», неизмеримая глубина морская, или вообще – водная. Хлябий (мн.ч.), от слова хлябь, значит: «водопад», такое изобильное падение или течение воды, которое иначе называется – ливень. О таковых хлябях упоминается в библейском повествовании о потопе: «И хляби небесныя отверзошася… И заключишася источницы бездны и хляби небесныя» (Быт.7:11, 8:2). В этом стихе в образной, или метафорической, речи, изложена жалоба псалмопевца на новые скорби и страдания, которые одно за другим наступают на него и одно другого больше теснят его душу. Бездна, или, что то же, неизмеримая глубина водная, служит здесь символом безмерных страданий, которые угрожают человеку погибелью. Бездна бездну призывает, так что если исчезает одна, тотчас за нею следует другая. Эти бездны, эти глубины происходят от водопадов (хлябий небесных), которые Бог изливает с неба (как при потопе) с сильным шумом (во гласе хлябий). «Вся высота Твоя и волны Твоя» (как и в Пс.92:5), т.е. высокие волны морские пронеслись надо мной, на мне преидоша. Как во время волнения моря одна волна следует за другою, так одно бедствие вслед за другим постигает и поражает меня. Сильные несчастья как бури разразились надо мной, как волны морские покрыли меня.

Пс.41:9 В день заповесть Господь милость Свою, и нощию песнь Его от Мене, молитва Богу живота моего.

Заповесть значит: «явит, приложит», от слова заповедати – «предложить, повелеть, приказать». «Днем явит Господь милость Свою». Конечно, и ночью Бог не лишает людей милости Своей и являет нам щедроты Свои, но днем мы видим более щедрот Его милости. С милостями Божиими мы везде встречаемся: милость Божия в успешном совершении дел, милость в любви благочестивых людей, милость в прощении грехов, которые, можно сказать, неизбежны при дневной деятельности. И потому не нощию только мы должны возносить песнопение Господу, но и днем. И песнопение это должно быть соединено с усердною молитвой к Богу, подателю и хранителю жизни нашей (Богу живота моего), – молитвой благодарственной и просительной. Но псалмопевец для того предоставил нощи песнопение Господу, что днем человек занят делами житейскими, и молитва невольно прерывается различными неизбежными встречами, а ночью человек успокаивается от дел своих, и в возношении молитвы тогда удобнее ему сблизиться с Господом. Днем получает он благодеяния и милости, а ночью за них благодарит, днем грешит, а ночью омывает грех покаянием, днем познает нужды свои и братии своих, а ночью молится о восполнении их.

Пс.41:10 Реку Богу: заступник мой еси, почто мя забыл еси? И Вскую сетуя хожду, всегда оскорбляет враг?

В предыдущих стихах высказав жалобу на скорби и на страдания свои, а также и уверенность свою в том, что Господь скоро может явить ему милость Свою, псалмопевец говорит, что у него готовы песнопение и молитва к Богу живота, а здесь, в этом 10-м стихе, он выражает и самую эту молитву. Он как бы так говорит: я ведь уже много милости видел от Бога, и нет у меня другого такого сильного заступника, как Он, а потому я стану опять молиться Ему и в молитве скажу Ему: Господи, Ты мой заступник, – зачем же Ты теперь забыл меня? Для чего я сетуя хожу, когда оскорбляет меня враг, – для чего попустил Ты врагу так оскорблять меня, что я не могу равнодушно переносить эти оскорбления и принужден ходить с печальным видом и в сетовании в слезах?

Пс.41:11 Внегда сокрушатися костем моим, поношаху ми врази мои, внегда глаголати им мне на всяк день: где есть Бог твой?

Оскорбления, причиняемые псалмопевцу врагами его, были столь тяжки и невыносимы для него, что он сравнивает их с сокрушением костей от тяжких палочных ударов, потому что эти оскорбления посягали на самое святилище души его: на его веру и упование на Бога. Псалмопевец находится в изгнании, лишен возможности посещать дом Божий и, скорбя о том, с великим терпением и упованием ждет милости от Бога; а враги его, смеясь над его терпением и упованием, каждодневно приступают к нему с нахальными вопросами: где есть Бог твой! и чего тебе ждать от Него? Выражая эти скорбные чувства, он говорит: как бы поражая кости мои, ругаются надо мною враги мои, когда говорят мне всякий день: где Бог твой?

Пс.41:12

есть дословное повторение 6-го стиха, которое показывает, что все еще неспокойная душа псалмопевца снова возбуждается и ободряется к надежде на Бога и к уверенности в скорой помощи, и что он не вдруг, но долговременным подвигом терпения победил посланные на него искушения. А из этого примера псалмопевца и мы все должны научиться не ослабевать в подвиге терпения и других добродетелей, хотя бы враг нашего спасения диавол никогда не переставал причинять нам свои напасти.

О человеке и обществе в псалмах

Концепции спасения в Псалтыре отведена главенствующая роль. Человек при этом выглядит весьма нелицеприятно – он представлен этаким гнездилищем зла и порока. Грех сопровождает его с самого момента рождения и сопровождает до самого ухода в мир иной. На протяжении всей жизни грех так же является постоянным спутником человека, парализуя его душу и тело, отбирая волю и душевный мир. То, что люди становятся друг другу врагами – тоже пагубное воздействие того же греха, постоянного спутника человека.

Во многих псалмах взаимоотношениям между людьми уделяется очень большое значение. Но уже с самого начала становится понятно, что без присутствия Бога человечество представляло бы собой толпу злобных, агрессивных и лживых существ. В псалмах такие люди, живущие вне веры в Бога, называют врагами. Враги притесняли авторов псалмов, жаждали их поражения и смерти. Для врагов самой благоприятной атмосферой является атмосфера лжи, клеветничества, суеты и хаоса.

Этих безбожников можно определить уже по их образу жизни – они ни от чего не испытывают страданий, им сопутствует странная удача, на человеческой работе они не трудятся, нападок со стороны окружающих не испытывают. Из черт характера у них присутствует гордыня, дерзость, непреодолимая любовь к сплетням, презрение к окружающим. Здесь же отдельно упоминается, что предателем может стать даже самый близкий друг, человек, которому было оказано безграничное доверие. И это еще хуже, чем происки самых лютых врагов.

Итогом всего этого является то, что автор псалмов становится изгоем, одиночество в толпе – его удел, ведь праведник всегда один. Даже в тех псалмах, где об этом напрямую не упоминается, видно, что ощущение одиночества всегда сопровождает автора. У него нет никакой опоры и защиты. Если где-то и говорится о собрании праведных, то это только моменты присутствия на богослужениях, где проповедуется слава Божья. Но даже здесь просматривается полное отрешение от теплоты, душевности, хорошей здоровой эмоциональности, отсутствие поддержки и дружеского участия.

Только в единственном псалме под номером 127 описана идиллия семейной жизни, а в 132 – дружная жизнь двух братьев. Нет ничего удивительного, ведь и в Библии говорилось – «ищи врага в доме твоем» — это обозначает то, что и в семье всегда может затесаться предатель и враг.

Во многих псалмах прослеживается полнейшее отчаяние и мрак, враждебность окружающих, но ведь такова реальность. Автор описывает ловушки и западни, в которые желают заманить его враги, они клевещут, судачат о нем.

Автор обращает все свои переживания и горестные мысли в молитву, всем этим выражая, что Бог – это его единственная возможная защита и опора. И не только его.

Нередко в псалмах дается понять, что даже в таком беспросветном мраке можно сохранять святость и праведность. Однако автор понимает, что не может надеяться быть оправданным Богом, он просто уповает на это. Это выражается в семи покаянных псалмах, где автор выражает надежду получить прощение не по заслугам, а по благодати.

После покаяния жизнь автора представляется усилиями по поддержанию своей праведности. Он понимает, что поддержки Божьей можно ждать только тогда, когда сам поступаешь праведно в отношении окружающих людей, пусть даже настроенных враждебно.

В псалмах часто прослеживается тема свободы выбора для человека. Отдельно и очень отчетливо так же подчеркивается его ответственность за совершенный выбор.

Конец света и загробная жизнь в псалмах

В псалмах очень часто упоминаются термины – благодарение и хвала. Не каждый человек способен разграничить эти понятия, считая их синонимичными. Однако, это достаточно просто. Благодарение поступает от человека к Богу за какие-то Его дары, в то время, как хвала — это безусловное поклонение Ему, почти экстаз. Благодарение воспевает Всевышнего за какие-то блага, хвала – за то, что это Бог.

В Книге Хвалений очень загадочно описана тема загробной жизни, можно сказать – это наиболее таинственная тема здесь. Жизнь после смерти в ней покрыта завесой тайны. Даже сам автор задавал Господу вопрос – кто же буде его славить после смерти псалмопевца? Этот момент дал повод тому, что долгое время в Израиле отсутствовала вера в наличие загробной жизни. Она представлялась людям в виде небытия.

В псалмах часто поднимается именно тема небытия. Даже в Ветхом завете тема загробной жизни раскрыта не полностью, пророками даже не было установлено то конкретное место, где будут обитать человеческие души после смерти. В Псалтыре так же нет привычного всем рая и ада, вместо этого – некое царство мертвых Шеол – страна забвения, молчания. Туда попадают те, о ком Господь более не вспомнит никогда, те, кто не мог Его восславить.

Исследователи в своих рассуждениях утверждали, что Шеол нельзя назвать полнейшим небытием, слабая форма жизни там все же присутствует. Она бесполезная, безрадостная, бесцельная, но она есть. Это должно показаться многим страданием еще более ужасным, чем полное небытие. Следовательно, каждый должен еще при жизни делать все зависящее, чтоб избавиться в дальнейшем от власти Шеола.

Псалом 41

В псалме 41 есть две части, которые отделяются друг от друга припевом «Что унываешь, душа моя?» Автор показывает в первой части свои душевные страдания от того, что господь покинул его. Во второй же — его надежда на то, что скоро он будет избавлен от всех несчастий.

Авторство этого псалма приписывается сыновьям Кореевым, которые били привратниками Иерусалимского храма. Однако, существующая надпись «псалом Давида» многих сбивает с толку. На самом деле, псалом посвящен царю Давиду и всем трудностям, которые выпали на его жизненном пути.

Сыны Кореевы являлись так же приближенными и верными спутниками Давида, которые не отвернулись от него даже в трудную минуту бегства от бунта. Они посвятили ему этот псалом, который стал считаться в православии песнью изгнанника. В песне Давид сетует на то, что стал изгнанником за пределами своей страны. При всем своем отчаянии, царь не теряет веры в Бога и только это удерживает его от отчаяния на чужбине.

Поэтому, читать псалом 41 рекомендуется тем, кто в данный момент находится на чужбине и страдает от разлуки с родной стороной. Помимо этого, псалом 41 помогает всем тем, кто страдает от неразделенной любви.

Псалом 42

Данный текст является самым коротким во всем Псалтыре. Есть рассуждения, что 41 и 42 псалмы – это на самом деле один псалом. Авторство так же принадлежит сынам Корея, а посвящен он так же – царю Давиду. Охватывает он тот период жизни царя, когда происходило восстание его сына Авессалома. То есть, это был один из самых сложных моментов его жизни, когда от него отвернулись многие, казалось бы, верные люди.

Сыновья же Кореевы были из тех, кто оставался с Давидом до конца. Их отец считался известным бунтарем, ему приписывали разжигание неудачного бунта против Моисея. Он был богачом, правление Моисея презирал и был всегда чем-то недоволен. Существует мнение, что авторы псалмов не являлись именно его сыновьями, а их родителем был какой-то другой Корей, но доподлинного подтверждения этому нет.

42 псалом чаще всего читается за освобождение пленников.

Как уже упоминалось, псалом 42 является дополнением 41, а в некоторых манускриптах они представляют собой единое целое. Но чаще 41 псалом рассматривают, как самостоятельную песнь.

  1. Псалмопевец молит Бога о помощи против народа, замышляющего недоброе против него.
  2. Стих 3 содержит надежду и мольбу о возвращении в Иерусалим, на гору Сион. Свет, описанный в псалме, является символом жизни и понимания, а истина – это слово Божье. В окончании – выражение надежды и тот же рефрен, что и в предыдущем псалме.
  1. Как представляется общество вообще и человек в частности в видении псалмопевцов.
  2. Тема конца света и загробной жизни в псалмах.
  3. Псалом 41 состоит из двух частей, выражающих страдание и надежды Давида.
  4. Псалом 42 – самый короткий во всем Псалтыре.