Секуляризация церковных земель

Причины секуляризации

Определение 1

Секуляризацией называют изъятие государством церковной собственности.

В России секуляризация была болезненным вопросом на протяжении всего $XVIII$ в. Однако Екатерина II, действовавшая с оглядкой на запад, все же провела ее. В европейской политике Просвещенного абсолютизма секуляризация была обязательным моментом и проводилась жестко.

Замечание 1

Помимо желания идти в ногу со временем для проведения секуляризации в Российской империи были и более объективные причины, а именно желание наполнить казну, ведь церковь обладала слишком большим количеством земли, освобожденной от налога.

Ну и кроме того, разнообразные излишества, не раз становившиеся причиной социальных всплесков, не соответствовали религиозному принципу нестяжательства.

Еще Елизавета Петровна началась подготовкой этой болезненной для многих реформы в $1757$ г. После ее смерти, Пётр III повелел процесс разработки реформы ускорить и издал указ о передаче недвижимых церковных имуществ в ведомство Сената и о прекращении дотирования монастырей, которые не в силах себя обеспечивать.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Ход реформы

Заняв трон путем переворота, Екатерина II сначала оставила вопрос о секуляризации, т.к. пыталась использовать духовенство в своих целях. Но монастырских крестьян, страдавших от обилия несправедливых повинностей, было не остановить, начались волнения. Кроме того, дворянство, главная опора императрицы, также не скрывало положительного отношения к секуляризации, т.к. понимало важность наполнения казны.

В результате, в конце $1762$ г. вновь была создана комиссия по рассмотрению этой проблемы.

Замечание 2

Отметим при этом, что духовенство уже не имело политической силы, как ранее, например, еще в $XVII$ в. Никто из иерархов, несмотря на горечь и возмущение от проекта реформы, не выступил против нее. Только архиепископ Ростова Арсений Мацеевич сравнил в этой связи Екатерину II с Иудой.

$26$ февраля $1764$ года императрицей Екатериной II был издан указ о церковных владениях. Он предусматривал следующее:

  • Передача всех имений Священного Синода, монастырей и приходов государственной Коллегии экономии.
  • Отстранение церковных учреждений от управления имениями, монастырями и приходами.
  • Поручение крестьян, проживавших в церковных имениях, в ведение Коллегии экономии. Такие крестьяне стали именоваться «экономическими» и с $1764$ года обязаны были платить по $1,5$ руб. подушного оклада в государственную казну.
  • Выделение определенной суммы Коллегией экономии для содержания церковных учреждений. Монастыри и епархии разделялись на три класса по уровню данного содержания.

Так, в ходе секуляризационной реформы были упразднены $418$ монастырей, $226$ монастырей стали получать от государства деньги на содержание, еще $310$ монастырей должны были существовать на добровольные пожертвования. Такие монастыри назывались заштатные (монастыри за штатом).

После выхода следующего распоряжения $31$ марта $1764$ года, заштатные монастыри также были разделены на три класса: $20$ монастырей – первого класса, $56$ монастырей – второго и $85$ – третьего, и существовали за счет добровольных приношений или небольшой земли, обрабатываемой монахами лично. Остальные $149$ монастырей упразднились.

Секуляризация церковных земель

Манифест о секуляризации монастырских земель
Этот документ был принят Екатериной Второй в ходе реформы 1764 г. Целью реформы была секуляризация монастырских земель в пользу государства. Подписан 26 февраля (8 марта) 1764 г. и опубликован 29 (11марта) 1764 г.
Манифест объявил об изъятии земель и крепостных крестьян из монастырской собственности и передаче их в государственную казну. Отныне бывшим имуществом Синода, архиерейских кафедр и монастырей, во владении которых до тех пор находилось свыше 900 тысяч крестьянских душ мужского пола и 8,5 млн десятин земельных угодий, стала управлять Коллегия экономии. Монастырям были оставлены лишь небольшие сады, огороды и пастбища. Бывшие монастырские крестьяне были объявлены «экономическими» и обложены оброком, заменившим барщину, из которого Коллегия экономии выделяла определенную сумму на содержание монастырей, архиерейских домов и духовно-учебных заведений. Сумма определялась так называемым «штатом» монастыря.
Основной причиной секуляризации стало чрезмерное распространение беломестных (свободных от налога) церковных земель, снижавшее доходы казны. «Никакое новое государство не в силах было уже переваривать в своей полицейской и экономической системе то церковное землевладение, которое стало уже уродливым пережитком, оставшимся от древних удельных времен в организме нового централизованного государства», — пересказывал логику государства А.В.Карташев.
Противостояние церкви и государства началось с эпохи Петра I. При нем была проведена первая секуляризация монастырских земель. Стремление поставить Церковь на службу государству, а также острая нехватка средств для военных действий во многом определили политику монарха по отношению к Церкви и ее земельной собственности.
Таким образом, в начале XVIII в. идея полной секуляризации церковных имуществ уже появилась, однако воплотить ее в жизнь не удалось в связи с отсутствием продуманного плана реализации, поэтому правительство решило до времени перейти от полной к частичной секуляризации.
О подготовке реформы распорядилась в 1757 году богомольная императрица Елизавета, а её преемник ПетрIII потребовал ускорить подготовку манифеста. За три месяца до своего свержения он успел подписать указ, предусматривавший передачу недвижимых церковных имуществ вместе с Коллегией экономии в ведомство Сената, а также прекращение дотирования монастырей, не способных обеспечить себя самостоятельно. Этот указ предельно обострил отношения императора, вообще не особо уважительно относившегося к православию, с русской церковью.
Значение секуляризационной реформы 1764 г. было не только в завершении формирования русского абсолютизма, но в первую очередь, в освобождении почти двух миллионов крестьян от крепостного состояния. Недаром один из российских историков оценивал секуляризацию как пролог к освобождению крестьян в 1861 г. Значительная часть монастырских земель была отдана во владение бывших монастырских крестьян; излишки земли приходских храмов поступали в распоряжение прихожан (крестьян или посадских людей).

По донесению Синода от 1 января 1762 года, во всех епархиях России насчитывалось 954 монастыря, с имениями и без, с 11 153 монашествующими. После секуляризации 1764 года Синод постановил упразднить 418 монастырей. Из оставшихся 226 получали содержание от государства, остальные же 310 монастырей, отныне известные как заштатные, должны были существовать на доброхотные приношения народа.
Секуляризация монастырских имений принесла казне значительные выгоды. Только в великорусских губерниях за счет получаемого с бывших монастырских крестьян оброка казна имела 1,5 млн. руб., не считая доходов от сдачи в аренду монастырских земель и других «оброчных статей» (рыбных ловель, мельниц и пр.), в то время как на содержание штатных монастырей казна отпускала 208 тыс.руб. Кроме того, бывшие монастырские имения явились тем резервом, из которого Екатерина II и Павел I производили крупные «пожалования» населенных земель сановникам.
Секуляризация нанесла удар монастырям как духовным центрам и архитектурным историческим памятникам. Некоторые из них с трудом удалось отстоять. Так, при проведении штатов предполагалось закрыть Киевский Братский монастырь, в его зданиях устроить госпиталь, а находившуюся в монастыре Духовную академию перенести в Киево-Печерскую лавру. В 1764 г. знаменитая Нилова Сорская пустынь в Новгородской епархии была переведена в категорию приписного монастыря и в результате этого пришла в запустение. В 1786 г. Максаковский монастырь в Черниговской епархии был приспособлен для дома душевнобольных. В 1775 г. был закрыт древний Дивногорский монастырь Успения в Воронежской епархии (восстановлен лишь в 1827 г.). В 1787 г. в упраздненном киевском Межигорском монастыре была устроена фаянсовая фабрика.
Упразднялись даже некоторые штатные монастыри. В 1788 г. был закрыт состоявший по штатам в 1-м классе Симонов монастырь в Москве, а его здания отданы под военные казармы. Лишь благодаря ходатайствам Московского митрополита Платона (Левшина), московского губернатора Г1.Д.Еропкина и многих именитых жителей Москвы монастырь в 1789 г. был восстановлен, а казармы переведены в другое место. В полное запустение пришла Оптина пустынь. Когда по инициативе митрополита Платона в 1796 г. началось ее восстановление, в ней жили всего три престарелых монаха, здания стояли без крыш, а пахотные и лесные угодья обители были захвачены окрестными крестьянами.
«Введение штатов 1764 г., — отмечает проф. П.В.Знаменский, — произвело в монашестве сильное потрясение и на первых порах еще более расстроило его жизнь; никогда еще не было столько бегства монахов из обедневших монастырей и их бродяжничества, как несколько лет спустя после 1764 г.; кто искал себе лучшей жизни по разным монастырям, кто удалился в лес для пустынного жительства, а некоторые уходили даже за границу -в Молдавию или на Афон». Вследствие этого в штатных монастырях к 1771 г. оказалось 527 «вакантных мест».
Определённое реформой финансовое содержание штатных монастырей было зачастую слишком мало, его не хватало на содержание и питание монастырской братии. Строения монастырей постепенно разрушались, а настоятели не решались сообщать об этом Синоду, чтобы избежать упразднения монастыря. Чтобы избежать финансовых проблем, монастыри сокращали число монашествующих, предусмотренное им штатом, из-за чего стали безлюдеть и беднеть.

Бедственное положение монастырей и жалобы духовенства заставили правительство смягчить меры по отношению к ним. Уже при Екатерине II разрешалось открывать новые обители и возобновлять старые, но всякий раз по специальному разрешению императрицы. Существенно смягчил законодательство в отношении монастырей Павел I, и в его царствование началось постепенное их возрождение. До конца XVIII в. было восстановлено 29 упраздненных монастырей и вновь открыто 20.
В 1808 году насчитывалось 447 православных монастырей (353 мужских и 94 женских), а монашествующих обоего пола -около 5 тыс. В 1815 г. было 478 монастырей (387 мужских и 91 женский), монашествующих — 6600 (4900 монахов и 1700 монахинь). Более полные и точные сведения о числе мужских и женских монастырей, монашествующих и послушников мужского и женского пола (без учета женских общин, еще не преобразованных в монастыри) имеются с 1825 г. (см. Таблицу 4).
К 1917 г. насчитывалось 1257 монастырей, «насельников» в них 107035 (33463 монашествующих и 73463 послушника)75. Численность монастырей возрастала преимущественно за счет восстановления старых (упраздненных при секуляризации) обителей, учреждения новых, а также за счет пожалований от императоров разных угодий, что вновь превращало монастыри в крупных землевладельцев.
Только в 1916 г. Николай II распорядился безвозмездно передать монастырям и архиерейским домам из фонда казенных земель 3609 десятин пашни и леса.
В среднем на 1 монастырь приходилось по 709 десятин. Среди них выделялись крупные землевладельцы, владевшие тысячами и десятками тысяч десятин различных земельных угодий.
______________________________________________________________________________
История взаимоотношений церкви и государства отчетливо показывает две вещи. Когда государство нуждается в религии как основе идеологического воздействия на общество, оно вынуждено содержать церковь. В то же время рост богатства церковного, не дающего никакой прибыли государству рано или поздно приводит к конфликту между властью светской и духовной. Секуляризацию переживали все христианские государства в той или иной форме на протяжении последних пятисот лет.
И совершенно очевидно, что церковь не может существовать как мощная экономическая структура, если будет рассчитывать на верность паствы и ее материальную помощь. Как только в 1764 г. монастыри потеряли большую часть своих вотчин – земель вместе с крестьянами, упадок и запустение им были обеспечены.
Дела эти давние. Но о них стоит помнить, когда речь заходит о взаимоотношениях Советской власти и церкви. После 1917 г. с монастырями и приходами случилось то, что случалось с ними на протяжении столетий: лишенные государственных дотаций и дохода, они нищали и приходили в запустение.
Стоит задуматься нам с вами, что на самом деле означает возрождение монастырской жизни. Ведь слова о духовном спасении остаются только словами, если отсутствует экономическое или идеологическое оправдание. Решив возродить православие как идеологическую основу государственной власти, эта власть неизбежно будет вынуждена жертвовать монастырям, если не земли, то иные источники дохода. Спор вокруг Исаакиевского собора в Петербурге – это начало той политики, которая так печально закончилась в 1917 году.

Ни в действиях патриархии, ни в действиях Полтавченко нет никакой духовно-нравственной составляющей, никаких мыслей о сохранении музея или его упразднении. Все гораздо проще. Государству нужно дать материальную базу церкви. А за чей счет это будет сделано уже не важно.

Историческая подоплека секуляризации

Почему государство желало изымать земли из рук церкви? Ответ прост: церковь являлась одним из крупнейших землевладельцев всей России. До отмены Юрьева дня крестьяне часто становились монастырскими, так как условия жизни там были значительно лучше, церквям оставляли богатые завещания, что увеличивало их богатство, которое не дробилось, в отличие от феодальных вотчин. Государству, естественно, не нравилось, что в стране существует еще один монополист на землю. Очень важно отметить то, что церковь не платила никаких налогов, наоборот, в ее пользу платилась десятина.

Накопление богатств, стяжательство противоречат сути всего христианского учения. Церковь находила выход из этого положения следующим диалектическим утверждением, был выработан такой компромисс: у монаха отсутствует личная собственность, и он не имеет на нее права, но ему разрешено использовать собственность монастыря. Византийский церковный устав Номоканон призывал обитателей монастыря тратить минимальные средства на собственное содержание. Византийский кодекс наставлял церковников так, чтобы они предоставляли средства на возведение церквей, их реконструкцию и украшение, образование (создание церковно-приходских школ) и помощь страждущим.

В годы правления Василия III начинается спор между иосифлянами и нестяжателями. Иосифляне, руководимые Иосифом Волоцким, признавали возможность церковного землевладения. Нестяжатели, лидером которых был Нил Сорский, подобный способ обогащения отвергали. Эту ситуацию можно рассмотреть как попытку секуляризации церковью собственных владений. Если бы победили нестяжатели, то они бы отказались от накопленного богатства и ушли бы жить в монашеские скиты. Но победили иосифляне, и церковное землевладение сохранилось.

Наступление на церковную вотчину началось при Иване Грозном. На Стоглавом соборе 1551 года он постановил, что новые землевладения будут присоединяться, если царь на это даст согласие. В XVII веке, в годы правления Алексея Михайловича (1645-1676 гг.), сложилось большинство предпосылок к петровскому абсолютизму. Соборное уложение Алексея Романова не только юридически закрепило крепостное право, но и наложило запрет на дальнейшее расширение владений церкви. Реформа патриарха Никона, закончившаяся его поражением и образованием старообрядческой церкви, помогла светской власти еще больше утвердиться над духовной.

Деятельный царь, а затем и император Петр I добился титанического напряжения сил государства ради того, чтобы сокрушить шведов в Северной войне. Петр достиг поставленной цели. Однако отношения его с церковью существенно осложнились. Многие христиане звали Петра Антихристом за то, что он переплавлял колокола в пушки. Император ударил по церкви, поставив во главе ее гражданского чиновника (обер-прокурор Святейшего Синода). При Петре окончательно оформилось главенство светской власти.

Екатерининская секуляризация

В истории существуют два понятия, которые стоит между собой различать: первое — «Манифест о секуляризации церковных земель», а второе — реализованная секуляризационная реформа. Манифест был подписан Петром III, государем, властвовавшим всего лишь полгода. Эксцентричность императора озлобила дворянство, и элита общества возвела на престол жену Петра III Екатерину II. Петров манифест призывал изъять из церковных рук часть земель. Документ был подписан, но вследствие короткого правления императора не был реализован на практике.

Взойдя на престол, Екатерина сначала отменила указ бывшего мужа. Она пришла к власти из-за дворцового переворота, и ей нужно было лавировать между основными правящими группами, чтобы не повторить судьбу своего мужа. Не стоит забывать, что по происхождению Екатерина была немкой из небольшого княжества. Родившаяся в 1729 году, она перешла в православие лишь в 1744 году. Да и переход ее в другую веру был вызван не религиозным чувством, а желанием выгодно использовать политическую конъюнктуру. Она понимала, что нельзя править в России, исповедуя другую веру или попирая ценности православия. Неудачный пример Петра III это отлично подтвердил.

В 1764 году Екатерина все-таки подписывает секуляризационный манифест. Существовали объективные причины для изъятия церковных вотчин:

  • Крупное церковное землевладение являлось архаическим пережитком, доставшимся Российской империи еще от времен первых русских князей. Сотни лет прошло с тех пор, а подобная форма владения землей крайне устарела.
  • Церковь не являлась налогоплательщиком. Ее владения были огромные, а государство не получало от этого никакой экономической выгоды. У Екатерины были грандиозные планы, что вылилось в две русско-турецкие войны, поэтому деньги были нужны здесь и сейчас.
  • Реформа была еще одним поводом для светской власти, чтобы приуменьшить влияние церкви. Духовная власть призвана решать морально-этические вопросы, а не вмешиваться в политику, как она неоднократно делала до этого. Отчасти с этой мыслью была затеяна реформа.
  • Несоответствие жизни некоторых духовников учению Христа. Безусловно, нельзя судить все учение по людям, извращающим его смысл. Но такие отступники заставляют людей терять доверие, скептически относиться к учению. Христианство призывает к аскезе, а не к увеличению вотчинного землевладения, поэтому сам факт, что у церкви скопились богатства и земли, является не очень естественным и правильным.

Помимо лишения церкви большей части своих владений, реформа также создала новый класс крестьян, именуемый экономическим. Они были приписаны к коллегиям экономии, обладали личной свободой и должны были платить только оброк. Спустя несколько десятков лет эта категория крестьян была включена в состав государственных крестьян.

Государство стало владельцем бывших церковных имений, отстранило духовников от управления территориями, которые раньше принадлежали им, была юридически закреплена церковная иерархия: государство разделило епархии на три класса и каждому из них предоставило определенное материальное содержание. Монастырей в то время было действительно много, некоторые даже пустовали. Часть из них стала содержаться государством, а часть — должна была обеспечивать себе существование на добровольные пожертвования прихожан. Если к началу реформы было 954 монастыря на территории Российской империи, то к концу реформы осталось 387 монастырей на территории Великороссии.

Секуляризация церковных земель может оцениваться по-разному. Правительство обещало заниматься благотворительностью, но не смогло, ухудшились отношения между светской и духовной властью, вырос оброк, что отчасти повлекло к крестьянскому бунту Пугачева. Тем не менее, было и много хорошего. Была ликвидирована архаичная неприбыльная форма землевладения, экономические крестьяне получили землю и личную свободу, пока их не приписали к государственным, создались перспективы для более продуктивного развития капиталистических отношений.