Суррогатное материнство и церковь

Путь разрушения

— Владыка, известно, что Церковь отрицательно относится к суррогатному материнству. Почему? Уже слышны обвинения, что Церковь, «как обычно», против достижений науки…
— Есть много новых технологий, которые Церковь поддерживает. Церковь не против, скажем, трансплантации парных органов, не против донорства крови. Церковные люди призывают к тому, чтобы переливать кровь, чтобы быть донорами, хотя этого не было раньше. Но суррогатное материнство — это совсем другое. Оно нарушает нормальные отношения между людьми.
— То есть здесь дело в том, что непонятно, чей это ребенок?
— Здесь дело в том, что люди хотят иметь ребенка, но не могут его зачать и выносить, и они хотят сделать это каким-то иным путем. Но этот путь нарушает естественный ход рождения человека, который установлен Богом. Этот путь может разрушить семью. Суррогатное материнство лишает женщину, которая вынашивает ребенка, материнских чувств. Ведь это особое время в ее жизни — в ней живет другой человек, она с этим человеком делается одним существом: одна кровь течет по их телу, она чувствует сердцебиение ребенка, ребенок воспринимает все то, чем живет мать. Не зря беременным женщинам советуют слушать музыку, смотреть на что-то красивое, не делать каких-то тяжелых грехов, потому что ребенок все это чувствует. Мы знаем замечательное место из Евангелия, когда Иоанн Предтеча, который находился во чреве святой праведной Елизаветы, взыграл, когда к нему приблизилась Дева Мария, во чреве которой был Господь. Мы знаем рассказ о преподобном Сергии Радонежском, который даже вскричал во чреве своей матери. Ребенок в чреве, несомненно, чувствует, несомненно, реагирует на какие-то внешние раздражители. А в случае суррогатного материнства все это он переживает не внутри матери, которая потом будет его воспитывать, а внутри какой-то другой женщины, которая, являясь ему матерью, впоследствии от него откажется. Вот это и бесчеловечно, аморально.
Такие технологии появляются тогда, когда люди не смиряются с Промыслом Божиим. Когда люди чувствуют себя хозяевами жизни, когда они готовы весь этот мир изменить, перекроить, переделать на свой вкус, сделать его удобным для себя — попираются очень важные законы. Мы сейчас говорим о необходимости развития экологии как науки — потому что современная цивилизация разрушает землю. Суррогатное материнство разрушает не внешний мир, оно разрушает внутренний мир женщины, разрушает установившиеся в человечестве связи между отцом и матерью, между матерью и ребенком. Оно лишает эти отношения того, что должно в них быть.

Конечно, когда человек не знает Бога, не верит в то, что мир этот создан Творцом, что есть некий благой Промысел о нем, тогда он готов идти на все. Как, знаете, говорил один трансплантолог священнику: «Когда речь идет о жизни человека, как можно говорить о нравственности?» То есть, если у женщины умирает ребенок или если она не может иметь ребенка, она готова пойти на все, чтобы это изменить. Как некоторые женщины готовы пойти на блуд, зачать ребенка с каким-то чужим мужчиной, желая иметь ребенка у себя дома как некую игрушку. Ей скучно без ребенка, и она не думает о том, что у этого ребенка не будет потом отца. Так и с суррогатным материнством — основные законы бытия попираются людьми, которые не могут смириться с Промыслом Божиим.
— Но ведь лечиться Церковь не запрещает? Почему бы тогда и с болезнью не смириться, зачем нужны врачи?
— Не всякое лечение благословляется Богом. Нельзя лечиться при помощи заговоров, нельзя лечиться у экстрасенсов, нельзя применять лекарства, сделанные из абортивного материала.
Нельзя лечиться от бесплодия, понуждая другую женщину выносить вашего ребенка и отказаться от него, повредив тем самым своей душе, разорвав естественную связь, сложившуюся в течение девяти месяцев беременности. Можно лечиться от бесплодия, усыновив ребенка чужой женщины, которая отказалась от него.

Ребенок не виноват

— Но бездетные родители говорят, что у них отбирают таким образом последнюю надежду. Может быть, усыновление для таких родителей более правильный шаг?
— Я думаю, что правильный шаг для человека на земле — искать Волю Божию о себе, а не утверждать и не устанавливать свою волю как краеугольный закон для себя и других людей, которые его окружают.
Никто не даст нам избавленья,
Ни Бог, ни царь и ни герой,
Добьемся мы освобожденья
Своею собственной рукой, —
пели люди, которые разрушили российскую государственность, люди, которые покусились уничтожить Церковь в России; и мы до сих пор пожинаем плоды этих безумных действий. И если будет развиваться эта технология суррогатного материнства, то плоды будут еще более страшными.
— А что делать, если уже родились дети в результате суррогатного материнства? Как Церковь относится к таким детям?
— Ну, бывает, что дети рождаются в результате каких-то страшных грехов, например изнасилования. Ребенок ведь в этом не виноват. Конечно же, этих детей нужно воспитывать, Церковь готова этих детей брать на воспитание, готова помогать расти таким детям.

Меньшее из зол

— Законопроект «Об основах охраны здоровья граждан» содержит много положений, с которыми Церковь не может согласиться. Одновременно Церковь подписывает соглашение о сотрудничестве с Минздравсоцразвития, которое является разработчиком законодательства…
— Сотрудничество Церкви с государственными структурами всегда было сложным, всегда было неоднозначным, всегда оценивалось разными церковными деятелями по-разному, всегда это вызывало какие-то споры. До каких пор Церковь может идти на соглашение с государством, которое не принимает тех правил, которые Церковь считает вечными, незыблемыми, установленными Богом? Где та грань, за которой всякие отношения нужно прекращать? Есть ли эта грань? Мы собирались вместе с замечательными священниками, богословами и обсуждали новый закон «Об основах охраны здоровья граждан». И мы пришли к мнению, что нынешний закон, который мы не можем принять во всех его аспектах, все-таки лучше того закона, который был прежде. С одной стороны, Церковь обвиняют в том, что она не принимает современные технологии — но это неправда, в Церкви есть люди, которые как раз новейшие технологии внедряют в жизнь. Например, в социальной работе, в науке. Очень много ученых, замечательных, умных людей, которые как раз двигают вперед науку — и во все времена так было. С другой стороны, Церковь обвиняют в том, что она идет на соглашательство с государством там, где это нельзя делать. Церковь идет на подписание этого закона, потому что это меньшее зло, чем тот закон, который был. Если бы был закон, по которому из десяти человек пять нужно убивать, и после этого принимается закон, по которому убивать будут только одного, то Церковь, я думаю, будет говорить, что надо проголосовать за него. Мы свидетельствуем, что аборт — это абсолютное зло в любом случае, но мы поддерживаем снижение показаний к аборту, поддерживаем введение ограничения абортов, поддерживаем работу с женщинами для того, чтобы они не делали аборт: это и работа психологов, визуализация плода, прослушивание сердцебиения ребенка, неделя тишины — когда аборт можно сделать не раньше чем через семь дней после обращения и у женщины есть время передумать.

Церковь готова разъяснять свою позицию по этим острым вопросам, она готова беседовать с людьми, которые думают и чувствуют, — потому что, если человек только думает, но не имеет сердца, с ним говорить бесполезно. С людьми, у которых есть сердце, которые понимают, что есть добро и зло, мы готовы вести диалог.

Юлия ДАНИЛОВА

Из Основ социальной концепции Русской Православной Церкви:
«Суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоционально-духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности. «Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания.

Версия для печати

Тэги: Семья Беременность и роды Бездетность

Бесплодный брак и бездетность — беда многих семей, равно как и людей, своих семей не создавших. Потому в мире так востребованы вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ), широкий спектр которых предлагает современная медицина.

Почему же Церковь так активно выступает против суррогатного материнства?

Почему Церковь против суррогатного материнства?

Суррогатное материнство — вспомогательная репродуктивная технология, при применении которой женщина добровольно соглашается забеременеть с целью выносить и родить биологически чужого ей ребёнка, который будет затем отдан на воспитание другим лицам — генетическим родителям. Они и будут юридически считаться родителями данного ребёнка, несмотря на то, что его выносила и родила суррогатная мать.

Как отмечается в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви

Применение новых биомедицинских методов во многих случаях позволяет преодолеть недуг бесплодия. В то же время расширяющееся технологическое вмешательство в процесс зарождения человеческой жизни представляет угрозу для духовной целостности и физического здоровья личности. (…)

В молитвах чина венчания Православная Церковь выражает веру в то, что чадородие есть желанный плод законного супружества, но вместе с тем не единственная его цель. Наряду с «плодом чрева на пользу» супругам испрашиваются дары непреходящей взаимной любви, целомудрия, «единомыслия душ и телес». Поэтому пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными. (…) К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.

Манипуляции же, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является «плотью от плоти» анонимных доноров. Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребенка, помимо «социальных», еще и так называемых биологических родителей. «Суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности.

«Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью (см. ХII.2).

Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация «репродуктивных прав» одиноких мужчин, а также лиц с так называемой нестандартной сексуальной ориентацией, лишает будущего ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности.

Почему Церковь против суррогатного материнства?

В России суррогатное материнство регламентируется следующими законодательными актами и нормативными документами:

  1. Семейный Кодекс РФ, ст. 51-52.
  2. Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22.06.93. № 5487-1, ст. 35 «Искусственное оплодотворение и имплантация эмбриона».
  3. Закон «Об актах гражданского состояния» от 15.11.97. № 143-ФЗ, ст. 16
  4. Приказ Минздрава РФ от 26.02.03. № 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия».

Для регистрации ребенка (детей), рожденного суррогатной матерью, родители должны предоставить в органы ЗАГС следующие документы: медицинское свидетельство о рождении, согласие суррогатной матери, справку из клиники ЭКО.

Сейчас при отсутствии или выраженной неполноценности матки бесплодной женщины для вынашивания беременности привлекается другая женщина — так называемая «суррогатная мать». Уже само это именование является формой дискриминации женщины, вынашивающей беременность. Иногда суррогатную мать сравнивают с кормилицей, помогающей нуждающейся семье из альтруистических соображений, однако не стоит забывать о том, что все же слишком велико «различие в интенсивности отношений между суррогатной матерью и плодом и няней и ребенком».

Появляется опасность превратить суррогатное материнство в профессию. В процессе вынашивания беременности мать и ребенок находятся в состоянии непрестанного взаимообщения, между ними возникает глубинная психосоматическая связь, разрыв которой, обусловленный контрактными обязательствами, может привести к тяжелым душевным недугам.

К чему приводит законодательное разрешение суррогатного материнства?

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон ранее комментировал законодательное регулирование вопроса о суррогатном материнстве.

Почему Церковь против суррогатного материнства?

“Суррогатное материнство приведет к дальнейшему разрушению семьи, которая как никогда нуждается сейчас в поддержке и заботе. Законодательные нормы о суррогатном материнстве сделают более циничным отношение к рождению детей. Будут разрушаться естественные чувства у матери, которая вынашивает детей на продажу.

Понятно, что нужда иногда заставляет людей совершать безнравственные поступки, но законодательно закреплять их право на это неверно. Вот почему законодательные нормы о суррогатном материнстве негативно повлияют на институт семьи в нашем обществе. К несчастью, создание подобных законов не чья-то злая воля, а продукт дезориентированного сознания нашего общества”.

Может ли суррогатная мать оставить себе своего ребенка?

Доктор философских наук, заведующая кафедрой биомедицинской этики Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова Ирина Васильевна Силуянова рассказывает, что

“В настоящее время мы находимся в состоянии противоречия между двумя действующими законами – Семейным кодексом Российской Федерации, где за суррогатной матерью сохраняется право оставить себе ребенка, и нового закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», по которому у матери нет такого права. Деторождение явно выталкивается в пространство товарно-рыночных отношений: заключен договор, соблюдается финансовая сторона, но исключается из поля зрения эмоциональное состояние суррогатной матери”.

Почему суррогатное материнство безнравственно?

Почему Церковь против суррогатного материнства?

Как считает протоиерей Димитрий Смирнов,

«Суррогатное материнство сродни проституции. Потому что женщина свое тело использует для того, чтобы кому-то родить дитя, ну, для его удовольствия. Удовольствия быть отцом, матерью. Поэтому, естественно Церковь не может быть за проституцию. Она всегда, испокон веков была против.

Суррогатное материнство также как и просто проституция человека – и мужчину, и женщину – унижает. Дело в том, что Бог создал человека не как орудие удовольствия других людей. В этом случае они ставятся в неравное положение – получается, что один платит другому не за его труд, не за его талант, а за эксплуатацию того, что ему дано от Бога – его собственное тело. Человек используется как некая ферма для выращивания людей. Это, конечно, совершенно Богопротивная вещь».

Так как к проблеме примешивается тема социального неравенства, т.к., по мнению протоиерея Димитрия Смирнова,

«суррогатное материнство – это, конечно, технология, по которой богатые эксплуатируют бедного. Потому что этот договор, эти процедуры и обеспечение медицинской помощи – это все дорогостоящий многомесячный процесс. Получается беспощадная, наглая и бессовестная эксплуатация богатыми бедных. Если мы живем в социальном государстве – у нас не должно этого быть.

Еще 100-200 лет назад люди говорили, что проституция – это есть эксплуатация бедных богатыми, потому что из богатых слоев люди в проститутки не идут. Здесь то же самое. Трудно себе представить, что дочка президента большой компании пошла бы и стала суррогатной матерью. Нет, это удел молодых, хороших, но не очень, может, развитых интеллектуально девушек из деревни, из каких-то рабочих предместий и так далее».

Почему ЭКО – бесчеловечная технология?

Церковь уже с момента зачатия зародыша считает его человеком, имеющим бессмертную душу.

«Пусть этот человек еще не оформился, но это уже человек с бессмертной душой. И он продолжает жить в вечности», — отмечает епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон.

Технология ЭКО требует, чтобы огромное количество эмбрионов находилось в замороженном состоянии в холодильниках.

«Очень страшно, что так много детей, у которых есть душа, в каком-то состоянии находятся в холодильниках. И неизвестно, что с ними будет дальше: они могут так никогда и не стать людьми. Эта технология страшная и бесчеловечная».

Разве Богу неугодно счастье родителей, получивших ребенка от суррогатной матери?

Протодиакон Андрей Кураев комментировал ситуацию относительно известных людей, которые завели ребенка от суррогатной матери:

“Главный догмат их секты: «Если мне что-то удалось, значит, Бог именно этого и хотел, а я исполнил просто свою, но и Его волю!». Ну да, Берии и Геббельсу удалось обустроить концлагеря – это что, тоже Божья воля? Чикатило удалось осуществить не один десяток своих мерзких планов. Тоже исполняя Божью волю?

Богословие различает понятия «Божья воля» и «Божье попущение». Есть то, что Господь желает, а есть то, что Он терпит, становясь «бессильным» перед нашей тупой и эгоистической волей: «Сколько раз хотел Я,.. и вы не захотели!» (Мф. 23,27). Но это слишком сложная концепция для их ухоженных головок.

Когда им удобно – они вспоминают про Библию. Когда им удобно – дают совершенно идиотские толкования библейских текстов (Лолита заявила, что Дева Мария зачала Христа от голубя; мало того, что это зоофилический бред, так и по сути: разве Мария поступила как суррогатная мать – продала своего Сына Ироду?)”.

Правильно ли крестить младенца, который родился от суррогатной матери?

Мнения священников по этому поводу различны, однако большинство склоняется к тому, что крестить ребенка людей, сознательно совершающих грех, не желающих исправляться и не собирающихся воспитывать дитя христианином – нельзя.

Почему Церковь против суррогатного материнства?

“Ни в одном из этих случаев — если родители получили ребенка с помощью суррогатной матери, если один родитель получил ребенка с помощью суррогатной матери, если ребенок принадлежит гомосексуальной паре — ребенка крестить нельзя, пока родители не раскаются, потому что крещение возможно только в том случае, если родители ребенка сами являются членами Церкви, исповедуют православную веру и следуют заповедям”, – считает иеромонах Димитрий Першин.

“Если ребенок вырастет и сам, будучи уже сознательным, обратится к Богу, то никто не может воспрепятствовать этому его свободному решению. Если же родители не собираются вести непорочную жизнь и следовательно не могут воспитывать своего ребенка в православной вере, то крещение нужно отложить до благоприятных обстоятельств: либо родители покаются, либо сам ребенок вырос и пожелал креститься”, – отмечает протоиерей Александр Ильяшенко.