Таинство священства в православии

Священство — это Таинство, в котором Дух Святой через рукоположение святительское поставляет служителя церковного совершать Таинства и пасти стадо Христово. Православное учение рассматривает Священство как одно из семи церковных Таинств. Его основой являются богоустановленность, историческая непрерывность и безусловная необходимость для соблюдения общего порядка уставной церковной жизни.

О величии христианского священнослужения свт. Иоанн Златоуст писал так:

Священнослужение совершается на земле, но по чинопоследованию небесному, и весьма справедливо, ибо ни человек, ни ангел, ни архангел и ни другая какая сотворенная сила, но Сам Утешитель учредил этот чин и людей, еще облеченных плотию, соделал представителями ангельского служения… Предстоит священник, низводя не огонь, но Святого Духа». Священство настолько важно для Православия, что на вопрос: «Когда поместная церковь является Церковью?», дается ответ: «Когда есть священник — есть и поместная церковь.

Церковь утверждает, что Она может быть без храмов и монастырей, без обрядов и церковной утвари, но не без священства. Таким образом, все поместные церкви сосредоточены вокруг своего пастыря, так как он только имеет право совершать Таинства и священнодействия.

История установления священства

Господь установил Священство еще в Ветхом Завете, как повествует нам Моисей:

И возьми к себе Аарона, брата твоего, и сынов его c ним, от среды сынов Израилевых, чтоб он был священником Мне, Аарона и Надава, Авиуда, Елиазара и Илифара, сынов Аароновых (Исх. 28.1)

Господь повелел Моисею, чтобы он поставил для служения при скинии колено Левино и определил к скинии первосвященника, священников и левитов, то есть прислужников. Первосвященник соответствовал нашим епископам (архиереям), священники — иереям, а левиты — диаконам и прислужникам.

В Новом Завете таинство христианского священства было установлено Самим Господом Исусом Христом через св. апостолов — ближайших учеников Его и сподвижников. Отсюда одним из важнейших канонических учений св. Церкви является положение об Апостольском преемстве, т.е. о том, что посредством схождения Св. Духа апостолы получили благодать для совершения церковных таинств, а также полномочие передавать эту высшую благодать и своим последователям.

«Апостольское преемство — богоустановленный способ сохранения и передачи иерархического служения в Церкви от святых Апостолов посредством Таинства Священства. Апостольское преемство предполагает не только видимое выражение в чреде епископских хиротоний (рукоположений), но и передачу благодатных даров Святого Духа, на которых основывается иерархическое служение Церкви.
По свидетельству Священного Писания, святые Апостолы, получившие полноту этого служения от Самого Господа, после сошествия Святого Духа (Ин. 20:21-23; Мф. 28:19-20; Мк.16:15-16; Лк.24:47-49; Деян.1:8) рукоположили первых епископов (Деян. 14:23; 20:28; 2 Тим.1:6 и др.) и заповедали передавать через Таинство епископского рукоположения всю полноту благодатных даров церковной иерархии (1 Тим. 5:22; Тит. 1:5). Апостольское преемство засвидетельствовано древнейшим церковным Преданием: св. Иринеем Лионским, св. Климентом Римским, блж. Иеронимом, Тертуллианом и др.». (Катехизис).

Считается, что идея апостольского преемства впервые была сформулирована Климентом Римским (I век, апостол от семидесяти) в его первом послании к Коринфянам:

И апостолы наши знали через Господа нашего Исуса Христа, что будет раздор о епископском звании. По этой самой причине они, получивши совершенное предведение, поставили вышеозначенных служителей, и потом присовокупили закон, чтобы когда они почиют, другие испытанные мужи принимали на себя их служение. Итак, почитаем несправедливым лишить служения тех, которые поставлены самими апостолами или после них другими достоуважаемыми мужами, с согласия всей Церкви, и служили стаду Христову неукоризненно, со смирением, кротко и беспорочно, и притом в течение долгого времени от всех получили одобрение. И не малый будет на нас грех, если неукоризненно и свято приносящих дары будем лишать епископства.

Иерархия

Весь церковный народ, составляющий Тело Церкви, подразделяется на духовенство и мирян, т.е. на клир и народ. К клиру Православной Церкви принадлежат священнослужители и церковнослужители, служение которых, с точки зрения литургической жизни, неравноценно, т.к. их иерархические полномочия имеют свои различия: одни из них поставлены по отношению к другим на более высокую ступень и наделяются в соответствии с этим большей духовной властью.

В Церкви с самого начала существует трехчинное священноначалие: епископский, пресвитерский и диаконский чины.

Высшую степень священства имеют епископы. Они освящают антиминсы, св. Миро, св. храмы (хотя освящение храмов могут поручить и иереям), и поставляют иереев и диаконов и других служащих при храме (стихарных). Все епископы равны между собою, но получают разные названия, смотря по величине областей, которыми они управляют, а также и по значению в гражданском отношении тех городов, где они живут. В этом смысле по степени старшинства различают патриархов, митрополитов, архиепископов и епископов.

Священники также равны между собою, но по некоторым заслугам и продолжительному служению св. Церкви именуются в мире: протоиереями, а во иноках: архимандриты, игумены и священноиноки.

Старший диакон в мире называется протодиакон, а иночествующий — архидиакон, оба служат только при епископе; низшие же прислужники при епископском священнослужении именуются иподиаконами.

Чин рукоположения в священные степени

Благодать Святого Духа непрерывно передается через рукоположение от епископов епископам и поставляемым ими священнослужителям от самых первых апостольских времен. Эта непрерывность преемственной связи благодатных даров и власти священства является необходимым условием действенности всех совершаемых Таинств. Рукоположение — акт сакраментальный; в нем, по словам свт. Иоанна Златоуста, «возлагает руку человек, а все делает Бог, и Его-то рука касается главы рукополагаемого, если рукополагается как должно».

Рукоположение в епископа, пресвитера и диакона совершается во время божественной литургии, но в разное время. Рукоположение в диакона совершается по освящении Святых Даров, так как диакон только служит при совершении таинств, но не имеет права совершать их. Рукоположение во священника совершается после великого входа, для того, чтобы новоосвященный мог принять участие в совершении Евхаристии. Рукоположение в епископы происходит в начале литургии, потому что епископ имеет право не только совершать таинства, но и рукополагать в степени священства. Кроме того, рукоположение в епископа совершается собором епископов (не менее двух), а рукоположение в пресвитера и диакона — одним.

Облачение священнослужителей

Священнослужители при своем посвящении, а затем и вообще при Богослужении, облачаются в священные одежды. Диакон облачается в стихарь, уларь (орарь) и поручи. Священник — в подризник (тот же стихарь), епитрахиль (сугубый уларь), пояс, поручи и ризу (или фелонь). Епископоблачается в те же одежды, что и священник, но вместо епитрахили епископ облачается в особую одежду, называемую амфор (омофор) — это длинная широкая лента, возлагаемая на плечи епископа так, что один конец ее спускается спереди, а другой — сзади. Митрополиты и архиепископы вместо фелони облачаются в саккос — одежда наподобие короткого стихаря с короткими рукавами. Митра — головное украшение епископов; панагия — небольшой круглый образ Спасителя или Божьей Матери, богато украшенный, который епископы носят на груди, как и крест. Посох или жезл — знак епископской власти. Во время богослужения, в определенные моменты, епископ становится на специальные круглые коврики — орлецы, на которых, соответственно названию, изображается летящий над городом орел. Это означает, что епископ своим учением и своею жизнью должен возвышаться над паствою и служить для нее примером стремления от земного к небесному, подобно орлу, парящему в воздухе.

Наставления свт. Григория Двоеслова к духовным пастырям

Пастырь, правящий духовным стадом Христовым, должен быть для него передовым примером во всех делах своих, так чтобы он самой жизнью своей указывал пасомым путь жизни, а словесное стадо его, последуя гласу и делам своего пастыря, поучалось и усовершенствовалось более из примера, нежели из слов его. Ибо если высота занимаемого им места вызывает на соответственную возвышенность слова, то та же высота требует и высоких подвигов. Притом и самая проповедь устная удобнее и вернее проникает в сердца слушателей, когда слова проповедника подтверждаются его примерной жизнью: словом он только убеждает и побуждает к делу, а примером он как бы помогает и участвует в деле. На гору высоку взыди, благовествуяи Сиону, — говорит Господь через пророка (Ис. 40, 9), внушая сим, что проповедующий о небесном должен возвыситься над уровнем дел земных и как бы стать на самом видном месте, чтобы тем удобнее было ему привлечь слушателей своих к себе и возводить их к совершенству, чем громче будет раздаваться сверху голос его святой жизни.

Пастырю, правящему духовным стадом Христовым, надлежит быть разборчивым и в молчании, и в словах, чтобы не говорить о том, о чем следует молчать, и не молчать о том, о чем следует говорить. Ибо как необдуманная речь может вводить слушателей в заблуждение, так неуместное молчание может оставлять их тоже в заблуждении; тогда как и в том, и в другом случае, при благоразумной разборчивости руководящего пастыря, они могли бы избавиться от этого. А между тем часто случается, что неблагоразумные и непредусмотрительные пастыри из опасения потерять благоволение у своих пасомых боятся и не решаются свободно высказывать истину; но это уже не пастыри добрые, которые душу свою полагают за овца, по словам самой Истины, а наемники, которые как бы бегают при виде волка грядуща, когда укрываются под предлогом молчания (ср.: Ин. 10, 11-13). О них-то с упреком говорит Господь чрез пророка: пси неми не возмогут лаяти (Исх. 56, 10); и в другом месте: Не сташа на тверди, ни поставиша стеною на дом Израилев: ни сопротивишася в бою в день Господень (Иез. 13, 5). Стоять же на тверди — значит свободно и бестрепетно защищать духовное стадо от всяких нападений и притеснений мира сего, и сопротивляясь в бою в день Господень — вести борьбу из любви к правде со всяким грешником, кто бы он ни был, несмотря ни на какие со стороны его сопротивления и противодействия.

А бояться высказывать правду из-за чего бы то ни было, и прикрываться молчанием — не то же ли для пастыря, что для военачальника обратиться в бегство с поля битвы без всякой борьбы? О таковых-то недостойных пастырях говорится и у пророка Иеремии: Священницы не рекоша: где есть Господь? …И пастыри нечествоваша на Мя, и пророцы пророчествоваша в Ваала и идолом последоваша (Иер. 2, 8). Пророками же называются иногда в Священном Писании и учители, у которых все пророчество ограничивается тем, что они, показывая тленность настоящего, внушают надежду на будущее. Слово Божие упрекает их за потворство суетности народа, которую они ясно видят, но не хотят или бояться указать на нее самим грешникам, усыпляя только их совесть своим ласкательством. Они не решаются быть обличителями своих подчиненных, чтобы тут же не обличить и самих себя, тогда как пастырское обличение служит самым действенным средством для вразумления и исправления даже закоренелых грешников: ибо, слушая благоразумные обличения своего отца духовного, со властью пастырскою их обличающего, они с сокрушением сердца и раскаянием сознаются в своих грехах, нередко и таких даже, которые для них самих были тайной.

Если же пастырь стоит грудью, тогда он ставит врагу преграду и есть оплот стаду дома Израилева. Всякий, кто вступает в пастырское служение, принимает на себя обязанность быть духовным глашатаем и выступать пред народом с громогласной трубой, чтобы приготовить его к сретению Верховного Судии в день Страшного Суда. Но если пастырь не силен словом, и пред паствой своей остается безгласен, то какой из него, немотствующего, может быть глашатай и провозвестник славы Божией? Для сего-то и на первых наших пастырей христианских (апостолов) сошел Дух Святой в виде огненных языков; и как только исполнились они Духа, тотчас стали проповедовать (Деян. 2, 2-4) («Правило пастырское», избранные выдержки, настольный календарь РПсЦ Кавказско-Донской епархии, 2014 г.).

Храм Владимирской иконы Божией Матери в Виноградове

В Таинстве священства правильно избранный человек через архиерейское рукоположение (по-гречески – хиротонию) получает благодать Святаго Духа для освященного служения Церкви Христовой.

Степеней священства три: диакон, пресвитер (священник) и епископ (архиерей). Есть и названия, обозначающие не новую степень, а только высшую честь: например, епископ может возводиться в архиепископа, митрополита и патриарха, иерей (священник) – в протоиерея, диакон – в протодиакона.

Посвящаемый во диакона получает благодать служить при совершении Таинств, посвящаемый во священника – совершать Таинства, посвящаемый во епископа – не только совершать Таинства, но и посвящать других для совершения Таинств.

Таинство священства – установление божественное. Св. апостол Павел свидетельствует, что Сам Господь Иисус Христос “поставил… иных пастырями и учителями, к совершению святых на дело служения, для созидания Тела Христова” (Ефес. 4, 1- 12). Апостолы, совершая это Таинство, через возложение рук возводили в диаконы, пресвитеры и епископы. В свою очередь, поставленные ими епископы хиротонисали предназначенных к священному служению людей. Так, словно огонь от свечи к свече, дошла до нас от апостольских времен чреда правильно рукоположенных священнослужителей.

Для недавно вошедших в Церковь людей целая проблема – как называть их? Священнослужителей в степени диакона и пресвитера обычно величают “отцами” – по имени: отец Александр, отец Владимир – или по должности: отец протодиакон, отец эконом (в монастыре). Существует в русском языке и особое, ласковое обращения: батюшка. Соответственно и супругу называют “матушкой”. К архиерею принято обращаться следующим образом: “Владыко!” или “Ваше Высокопреосвященство!”. Патриарха же называют “Ваше Святейшество!”. Ну, а церковнослужители, работницы храма простые прихожане? К ним принято обращаться так: “брат”, “сестра”. Впрочем, если перед вами человек много старше вас, не будет грехом сказать ему: “отец” или “матушка”, так же адресуются и к монашествующим.

Священство. Из книги Митрополит Илларион (Алфеев). «Таинство веры. Введение в православное догматическое богословие»

В понятии «таинства Священства» объединены три чинопоследования, каждое из которых по сути является самостоятельным таинством, — это чины посвящения в сан епископа, священника и диакона.

Епископ, по традиции Православной Церкви, избирается из числа монашествующих. В первоначальной Церкви были женатые епископы: апостол Павел говорит, что «епископ должен быть непорочен, одной жены муж» (1 Тим. 3:2). Впрочем, уже в ранние века предпочтение оказывалось неженатым: среди знаменитых Отцов Церкви IV века только святой Григорий Нисский был женатым, тогда как святые Афанасий Великий, Григорий Богослов, Василий Великий, Иоанн Златоуст и другие были монахами. Священники и диаконы в Православной Церкви могут быть как монахами, так и женатыми, однако вступление в брак разрешается только до принятия сана, и притом однажды — второбрачные не допускаются к священнослужению.

В Древней Церкви все кандидаты в священные степени избирались народом, так как народ участвовал в управлении Церковью и в решении всех важных вопросов. Святитель Иоанн Златоуст, например, был избран народом Константинополя вопреки своей воле . Однако такой порядок постепенно был заменен практикой избрания епископов и священников только представителями клира.

Таинство посвящения в духовный сан с апостольских времен совершается через рукоположение (греч. heirotonia ). Согласно церковным правилам, священника и диакона рукополагает епископ, а епископа — несколько епископов (не менее двух или трех). Таинство совершается во время Литургии: хиротония епископа бывает после пения «Святый Боже», священника — после Великого входа, диакона — после Евхаристического канона. Епископская хиротония отличается особой торжественностью: ей предшествует чин наречения, когда посвящаемый произносит присягу и исповедание веры. На Литургии посвящаемый вводится через царские врата и алтарь и трижды обходит вокруг престола, целуя его углы; в это время поются тропари таинства Венчания. Посвящаемый встает на колени возле престола, и все служащие епископы возлагают на него руки, а первенствующий архиерей (патриарх) произносит молитву посвящения: «Божественная благодать, всегда немощное врачующая и оскудевающее восполняющая, поставляет (имя) благоговейнейшего архимандрита, во епископа. Помолимся о нем, да придет на него благодать Всесвятого Духа». При тихом пении «Кирие элеисон» (Господи, помилуй) архиерей читает молитвы о ниспослании Святого Духа на рукополагаемого. Затем новопосвященного епископа облачают в архиерейские одежды. Народ возглашает «аксиос» («достоин»). После Литургии епископу вручается жезл как символ пастырской власти.

Хиротонии священника и диакона совершаются в том же порядке: посвящаемый вводится в алтарь, трижды обходит вокруг престола, встает на колени (диакон встает на одно колено), епископ возлагает на него руки и произносит молитвы посвящения, затем облачает его в священные одежды при пении «аксиос».

Пение тропарей из таинства Венчания и троекратное обхождение вокруг престола имеют глубокий символический смысл: они указывают, что епископ или священник обручается своей пастве, как жених невесте. Древняя Церковь не знала распространенной сейчас практики перемещения епископа с одной епархии на другую, а священника — с прихода на приход. Как правило, назначение на епархию бывало пожизненным. Константинопольский патриарх, например, избирался не из епископов Византийской Церкви, а из священников, в некоторых случаях даже из мирян.

Православная Церковь придает исключительное значение священному сану. О высоком достоинстве священства писал преподобный Силуан Афонский: «(Священники) носят в себе столь великую благодать, что если бы люди могли видеть славу этой благодати, то весь мир удивился бы ей, но Господь скрыл ее, чтобы служители Его не возгордились, но спасались в смирении… Великое лицо — иерей, служитель у Престола Божия. Кто оскорбляет его, тот оскорбляет Духа Святого, живущего в нем… Если бы люди видели, в какой славе служит священник, то упали бы от этого видения, и если бы сам священник видел себя, в какой небесной славе стоит он (совершает свое служение), то стал бы великим подвижником, чтобы ничем не оскорбить живущую в нем благодать Святого Духа» . Православный народ с большим благоговением относится к священнику, носителю благодати Христа: принимая благословение священника, люди целуют ему руку, как руку Самого Христа, потому что священник благословляет не своей силой, а силой Божьей. Это сознание святости и высоты священного сана ослаблено в инославных исповеданиях, а в некоторых протестантских деноминациях священник отличается от мирянина только тем, что имеет «licence to preach » (разрешение проповедовать в церкви).

Если таинство Священства бывает торжеством в жизни всей Церкви, то для самого посвящаемого оно является его личной Пятидесятницей, когда на него сходит Святой Дух и он получает многие благодатные дары. Некоторые святые воочию наблюдали сошествие Святого Духа во время таинства хиротонии. В Житии преподобного Симеона Нового Богослова говорится, что в момент его священнической хиротонии, «когда архиерей произносил молитву над головой его, а он стоял на коленях, он увидел Духа Святого, Который сошел, как некий простой и безвидный свет, и осенил всесвятую его голову; и схождение этого света он видел всегда, когда служил Литургию, во все сорок восемь лет своего священства» .

А известный богослов нашего века протоиерей Сергий Булгаков в своих автобиографических заметках говорит о диаконской и священнической хиротониях как о самых светлых днях своей жизни: «В день Святой Троицы я был рукоположен во диакона. Если можно выражать невыразимое, то я скажу, что это первое диаконское посвящение пережито мною было как самое огненное. Самым в нем потрясающим было, конечно, первое прохождение через царские врата и приближение к святому престолу. Это было как бы прохождение через огонь, опаляющее, просветляющее и перерождающее. То было вступление в иной мир, в Небесное царство. Это явилось для меня началом нового состояния моего бытия, в котором с тех пор и доныне пребываю… Переживания (священнического) рукоположения еще более неописуемы, чем диаконского, — «удобее молчание»» .

Священство в православии

Общие сведения

В Православных церквях три степени священства: диакон, пресвитер и высшая — епископ. При посвящении во диакона, ставленник (то есть посвящаемый в сан) получает благодать лишь служить при совершении таинств — только помогать предстоятелю (пресвитеру, епископу) при совершении таинств, но не стоять во главе собрания при совершении таинства. Посвящаемый во пресвитера человек получает благодать самому совершать большинство таинств, но только от лица правящего епископа. А при посвящении в епископа, ставленник получает благодать не только совершать все таинства, но и посвящать других для совершения таинств — то есть получает всю полноту апостольской власти.

Рукоположение во диакона или во пресвитера может совершать один епископ. Перед рукоположением ставленник совершает «ставленническую» исповедь, принимаемую епархиальным духовником за всю свою жизнь, и священническую присягу. После этой исповеди духовник говорит правящему епископу, достоин ли ставленник принять священный сан.

В современной Православной церкви все священнослужители обычно подразделяются на черное и белое духовенство. Первым безбрачным немонашествующим священником в современной Русской церкви был Александр Горский.

Архиепископ Фессалоникийский Симеон о рукоположении пишет следующее:

Рукоположение сообщает человеку власть и силу Создателя. Без Него не могло бы существовать ничто, что существует. Он Сам приходил на землю, чтобы и нас возвести к жизни блаженной. И вот эту-то силу Свою, возносясь от нас, даровал Он нам через установленное Им священство. Благодаря этому теперь у нас совершаются священнодействия. ибо без священников они невозможны. Так, когда-то поставив нас над всеми тварями, теперь Он делает нас через священство распорядителями всех благ. Об этом псалмопевец говорит: «Вместо отцов Твоих, будут сыновья Твои; Ты поставишь их князьями по всей земле.» (Пс. 44:17). Ибо Господь вручил нам ключи от Неба.

Любая хиротония совершается только во время Литургии. Конкретное время совершения хиротонии зависит от ступени священства, в которую посвящается ставленник.

Требования к кандидату во священство

Православная церковь при выборе ставленников во священство руководствуется прежде всего наставлениями апостола Павла:

Верно слово: если кто епископства желает, доброго дела желает. Но епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителен, не пьяница, не бийца, не сварлив, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив, хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией? Не из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом. Надлежит ему также иметь доброе свидетельство от внешних, чтобы не впасть в нарекание и сеть диавольскую. Диаконы также честны, не двоязычны, не пристрастны к вину, не корыстолюбивы, хранящие таинство веры в чистой совести. И таких надобно прежде испытывать, потом, если беспорочны, до служения. Равно и жены честны, не клеветницы, трезвы, верны во всем. Диакон должен быть муж одной жены, хорошо управляющий детьми и домом своим. Ибо хорошо служившие приготовляют себе высшую степень и великое дерзновение в вере во Христа Иисуса.
Рук ни на кого не возлагай поспешно
(1Тим. 5:22)

Для удобства разработана более подробная система канонических правил.

Препятствия к посвящению во священство:

  • Препятствия физического характера:
  1. женщины не допускаются в священный сан,
  2. возраст ставленника должен быть не моложе 18 лет и не старше 75 лет,
  3. глухота, слепота, немота, отсутствие руки, ноги, пальцев правой руки (невозможность в будущем преподавать благословение), эпилепсия, наркомания, пьянство, беснование, добровольное оскопление.

  • Препятствия духовного характера:
  1. недостаток твердости в христианской вере,
  2. малый срок после принятия крещения,
  3. тяжкие грехи: блуд, прелюбодеяние, содомия, убийство, шантаж, кража, гробокопательство, святотатство (6-е правило Григория Нисского), ересь, раскол.
Епископ должен быть непорочен, как Божий домостроитель, не дерзок, не гневлив, не пьяница, не бийца, не корыстолюбец, но страннолюбив, любящий добро, целомудрен, справедлив, благочестив, воздержан, держащийся истинного слова, согласного с учением, чтобы он был силен и наставлять в здравом учении и противящихся обличать.
(Тит. 1:7—9)
  • Препятствия социального характера:
  1. второбрачие,
  2. супружеская измена (своя личная или со стороны жены),
  3. брак на вдове, на разведённой, на блуднице, на рабыне, на актрисе, на неправославной, на близкой родственнице,
  4. нежелание оставить какую-либо государственную должность,
  5. неоконченная служба в армии,
  6. продолжающееся тюремное заключение,
  7. нахождение в рабстве,
  8. невыплаченные долги (кредиты).

Только при острой необходимости и ввиду особых качеств кандидата во священство, могут быть допущены некоторые отступления от указанных выше правил.

Рукоположение в диакона

Диаконская хиротония в Финляндской православной церкви Священническая хиротония

Посвящение во диакона совершается во время Литургии после освящения Святых Даров. Таким образом также знаменуется, что посвящаемый получает благодать служить при совершении таинств, но не совершать сами таинства.

Ставленник трижды обводится вокруг Престола, целуя его углы, затем встаёт перед Престолом на колено и кладёт на него свою голову, на которую епископ возлагает омофор и свои руки (отсюда и другое название и таинства и обряда — рукоположе́ние, также хиротония), что означает возложение рук Христа, читает особую молитву из Чиновника архиерейского священнослужения, призывая на посвящаемого благодать Святого Духа. Епископ молится об избрании человека священнослужителем при незримом присутствии Господа.

Далее епископ вручает новопосвященному диакону положенные диаконскому священнослужению атрибуты: поручи, орарь и рипиду. При этом вручение каждого атрибута диаконского священнослужения сопровождается возглашением епископом «Аксиос!» (греч. ἄξιος — «досто́ин»), на который сослужащие священнослужители, хор и всем присутствующие поочередно отвечают троекратным пением «А́ксиос!» («Аксиос! Аксиос! Аксиос!») Этим возгласом и таким его повторением церковное собрание и община свидетельствует о своём согласии на рукоположение ставленника как достойного быть посвященным во диаконы.

Рукоположение в пресвитера

Рукоположение во пресвитера совершается епископом за Литургией после Херувимской песни и перед освящением Даров, знаменуя этим, что посвящаемому во пресвитеры посвящением во пресвитеры преподается благодать совершать таинства.

Совершая собственно посвящение ставленника во пресвитера епископ завершает его, вручая новопоставленному священнику атрибуты пресвитерского священнослужения: епитрахиль, пояс, фелонь, наперсный крест и Служебник.

Посвященный во пресвитеры принимает на себя обязанность служить Богу и людям, как служил Сам Господь Иисус Христос в Своей земной жизни и апостолы. Пресвитер может совершать все таинства, кроме таинства священства.

Рукоположение во епископа

Посвящение во епископа, по Апостольским правилам, всегда совершается несколькими епископами — собором епископов. Оно совершается за литургией после малого входа и перед чтением Апостола, знаменуя этим, что посвящаемые во епископы через таинство священства получают всю полноту апостольской власти.

Рукополагающие епископы на главу посвящаемого возлагают раскрытое напрестольное Евангелие, обращая письмена на главу посвящаемого. Евангелие держат в своих руках все служащие епископы. Это символизирует, что епископ ставится самим Господом, а служащие епископы лишь исполнители его воли.

Священство в протестантизме

Основная статья: Всеобщее священство

В протестантском богословии рукоположение не рассматривается как таинство, а лишь как обряд призвания христианина на служение публичной проповеди. Основанием для этого является учение о всеобщем священстве верующих (1Петр. 2:9-10). При крещении человек получает дар Святого Духа и тем самым посвящается в священство, никакой «дополнительной» благодати по мнению протестантов уже не требуется. Исходя из этого последующее призвание на служение пастора, проповедника, пресвитера и т. д. является лишь способом поддержания внешнего порядка в церкви. Исключение составляет Англиканская церковь, в которой священство как таинство сохранилось. Согласно Библии слова епископ, пастор и пресвитер взаимозаменяемые, то есть в равной степени могут употребляться к рукоположенному человеку. Ввиду достаточного расхождения в обрядовости в протестантизме не может существовать какого-то строгого определения названию титулов. В некоторых случаях протестантский епископ является предстоятелем от многих приходов и общин, возглавляя региональное и/или общегосударственное объединение верующих.