Царевич Алексей Николаевич романов

Святой мученик Благоверный цесаревич Алексий

(30 июля / 12 августа; 4 / 17 июля)

Орудийный салют раскатился по всей России, из Кронштадта на Балтике, из Санкт-Петербурга и из Петергофа — в царской резиденции родился ребёнок. Четырежды за последнее десятилетие раздавались выстрелы этих орудий — интервалами в два года у царя Николая II и царицы Александры Федоровны родились четыре дочери. И вот, наконец, 12 августа 1904 года 300 выстрелов орудийного салюта возвестили России, что новорожденный — мальчик. Но вскоре подтвердились самые страшные опасения: царевич был болен неизлечимой гемофилией — заболеванием, которое выражается в склонности к кровотечениям в результате несвертывания крови.

Гемофилия постоянно вызывала кровоизлияние в суставы — они причиняли нестерпимую боль, превращая Алексея в инвалида. Во время торжеств, посвященных празднованию 300-летия дома Романовых, Наследника лишь проносили на руках по парадным залам. В свою комнату он возвращался в состоянии полного изнеможения. Родители считали его присутствие на торжествах необходимым. Но даже краткие появления царевича на церемониях вредили его здоровью. Один из сильнейших приступов болезни случился осенью 1911 года в Спале. Началось сильнейшее кровотечение, которое врачи остановить не могли. 19 октября температура поднялась до до 39°, через два дня она дошла до 40°. Этот случай казался врачам безнадёжным. Алексея соборовали, и в Петербург был отправлен бюллетень, составленный так, чтобы подготовить всех к сообщению о смерти царевича. Александра Фёдоровна послала телеграмму Г. Распутину и просила молиться за мальчика. На следующий день кровотечение прекратилось, и боли стали утихать…

Обострение в Спале нанесло ущерб не только его телу. Болезнь сломила его дух. Алексей стал задумчивым, замкнулся в себе. Летом 1911 года учителем французского и воспитателем у Алексея стал Пьер Жильяр. Так отзывался Жильяр о своём воспитаннике: «Алексию Николаевичу было тогда девять с половиной лет, для своего возраста он был довольно рослым. У него было продолговатое лицо с правильными, мягкими чертами, каштановые волосы с рыжеватым оттенком и большие серо-голубые глаза, как у матери. Он искренне наслаждался жизнью — когда она ему это позволяла — и был бодр и шаловлив… Он был очень находчив, и у него был проницательный, острый ум. Иногда я просто поражался его не по возрасту серьёзным вопросам — они свидетельствовали о тонкой интуиции. Мне не трудно было понять, что все окружающие, те, кому не нужно было принуждать его менять привычки и приучать к дисциплине, постоянно испытывали на себе его обаяние и были просто очарованы им…. я обнаружил ребёнка с характером по природе добрым, сочувствующим страданиям других именно потому, что сам он переживал страшные страдания…»

28 июля 1914 года Австрия объявила войну Сербии и, несмотря на то, что кайзер Вильгельм и император России обменялись телеграммами, вечером 1 августа Германия объявила войну России. Алексей сознавал, что война — это ужас, но его собственная жизнь стала значительно интереснее: матроски сменились на солдатскую форму, и ему подарили модель винтовки. В конце октября царь, Алексей и свита отбыли в Ставку в Могилёв. Александра Федоровна, как и Николай II, считала: если воины смогут лично видеть Наследника, это поднимет их боевой дух. Государь надеялся, что такая поездка расширит кругозор Цесаревича, и в дальнейшем он поймёт, чего стоила России эта война.

На смотре войск в Режице Жильяр наблюдал за Алексеем, не отходившим от отца и внимательно слушавшим рассказы солдат… «Присутствие Наследника рядом с царём очень взволновало солдат… Но самое большое впечатление на них производило то, что царевич был одет в форму рядового — это делало его равным любому юноше, находившемуся на военной службе», — пишет Жильяр в дневнике.

И. Степанов вспоминает: «Несколько раз в лазарете бывал Наследник. Здесь я не могу писать спокойно. Нет умиления передать всю прелесть этого облика, всю нездешность этого очарования. Не от мира сего. О нём говорили: „Не жилец!“ Я в это верил и тогда. Такие дети не живут. Лучистые глаза, чистые, печальные и вместе с тем светящиеся временами какой-то поразительной радостью».

Царевичу присвоили новое звание фельдфебеля, и он был награждён Георгиевским крестом за посещение госпиталей вблизи линии фронта…

2 марта 1917 года император Николай II подписал манифест об отречении от престола. Семье было объявлено, что они находятся под домашним арестом. В конце августа царское семейство было перевезено в Тобольск. У Алексея вновь обострилась болезнь — ни разу после кошмарных дней в Спале ему не было так плохо. «Мама, я хочу умереть. Я не боюсь смерти, я страшусь того, что с нами здесь могут сделать. Если будут убивать, то только бы не мучили…» — говорил Алексей.

К 20 мая 1918 года было решено, что Алексей достаточно окреп, и узников доставили под конвоем на новое место заключения — в Екатеринбург. Здесь царская семья впервые столкнулась со столь открытой враждебностью.

Когда Царская Семья оказалась в плену у безбожной власти, комиссары были вынуждены все время менять охрану. Потому что под чудесным влиянием святых узников, находясь с ними в постоянном контакте, эти люди невольно становились другими, более человечными. Покоренные царственной простотой, смирением и человеколюбием венценосных страстотерпцев, тюремщики смягчали свое отношение к ним. Однако, как только в уральском ЧК почувствовали, что охрана царской семьи начинает проникаться добрыми чувствами к узникам, тут же сменили ее новой — из самих чекистов. Во главе этой охраны встал Янкель Юровский. Он был постоянно на связи с Троцким, Лениным, Свердловым и прочими организаторами злодеяния. Именно Юровский в подвале Ипатьевского дома прочитал распоряжение Екатеринбургского исполкома и первый выстрелил прямо в сердце нашему святому Царю-мученику. Он стрелял в детей и добивал их штыком.

В ночь с 16 на 17 июля узников спустили в подвал под предлогом скорого переезда, затем внезапно появились солдаты с винтовками, был поспешно зачитан «приговор», и тут же охрана открыла огонь. Стрельба была беспорядочной — солдатам перед этим выдали водку – поэтому святых мучеников добивали штыками. Вместе с царской Семьей погибли слуги: врач Евгений Боткин, фрейлина Анна Демидова, повар Иван Харитонов и лакей Трупп, до конца сохранившие им верность. Картина была ужасна: одиннадцать тел лежало на полу в потоках крови. Убедившись, что их жертвы мертвы, убийцы стали снимать с них драгоценности.

После расстрела тела отвезли за город на заброшенную шахту в урочище Ганина яма, где их долго уничтожали с помощью серной кислоты бензина и гранат. Убийство было ритуальным, о чем свидетельствуют надписи на стенах комнаты, где страстотерпцы приняли смерть. Одна из них состояла из четырех кабалистических знаков. Она расшифровывалась так: «Здесь, по приказанию сатанинских сил. Царь был принесен в жертву для разрушения Государства. О сем извещаются все народы». Дом Ипатьева в 70-е годы был взорван.

Протоиерей Александр Шаргунов в журнале «Русский Дом» за 2003 г. пишет: «Мы знаем, что большинство среди верхушки большевистской власти, а также органов репрессий, таких как зловещее ЧК, были евреи. Здесь пророческое указание на явление из этой среды «человека беззакония», антихриста. Ибо антихрист, как учат святые отцы, будет по происхождению иудеем из колена Данова. И его появление будет подготовлено грехами всего человечества, когда темная мистика, разврат и уголовщина сделаются нормой и законом жизни.

АКАФИСТ

Кондак 1

Избранный воеводо ополчения, како возможем воззрети на тя, о чистоты источниче, страстьми и злобами нашими погребенны суще, но яко имущий венцы терпения, сострадания и кротости, подаждь нам крепость твою, да поем ти: Радуйся, царевиче Алексие, защитниче теплый целомудрия.

Икос 1

Ангелом предстателем за землю твою послан был еси ты Серафимом Божиим народу твоему. Оный же столпник Саровский провидя житие твое, ужасашеся, царевичу зовый таковая:

Радуйся, имже правда Божия возсияет;
Радуйся, имже льстивая прелесть исчезнет.
Радуйся, безнадежно падших воззвание;
Радуйся, студных скверн избавление.
Радуйся, высото девства и кротости;
Радуйся, глубино умнаго сердца.
Радуйся, на руку носимое Троицы обиталище;
Радуйся, Россию имущий в руце твоей.
Радуйся, звездо, являющая Солнце Втораго Пришествия;
Радуйся, сосуде домостроения Божия.
Радуйся, имже обновляется Святая Русь;
Радуйся, имже живи становимся.
Радуйся, царевиче Алексие, защитниче теплый целомудрия.

Кондак 2

Видяще Новый Израиль себе в блудной нечистоте, глаголет Создателю своему в мрачнем отчаянии: согрешихом на Небо и пред Тобою, и несмы достойни нарещися сыны Твои, обаче зря агнца русскаго, вземлющаго грехи народа, абие вопиет: Аллилуиа.

Икос 2

Разум недоразумеваемый разумети младенец ищай, горце вопияше: почто не можно есть быти ми, якоже и прочим чадом? Кто убо ответит ему? Мы же книгу Исайи разгнувше, слышим пророческое:

Радуйся, яко ты еси пред Богом яко корень в земли жаждущей;
Радуйся, яко не имаши вида, ни доброты.
Радуйся, яко в болезни умален паче всех сынов человеческих;
Радуйся, яко ты человек в язве сый и ведый терпети болезнь.
Радуйся, яко носиши наша грехи и о нас болезнуеши;
Радуйся, яко нами вменен быти в труде и язве от Бога и во озлоблении.
Радуйся, яко язвен бысть за грехи наша;
Радуйся, яко язвою твоею мы изцелехом.
Радуйся, иже яко овча на заколение ведеся;
Радуйся, иже яко агнец пред стригущим его безгласен.
Радуйся, яко во смирении твоем суд твой взятся;
Радуйся, яко вземлется от земли живот твой.
Радуйся, царевиче Алексие, защитниче теплый целомудрия.

Кондак 3

Сила Вышняго осени тогда к самоотречению супруг Богодохновенных царственных: егда видяще сына своего стесняема от пестунов страха ради смертнаго, паче убояхуся душевредия, неже страдания телеснаго, дерзновенно поюще: Аллилуиа.

Икос 3

Имея Богоприятное сердце Царевич, страданием многолетним удобренное, востече к венцу мученическому. Отрок же Авраамль, ему же имя Исаак, на лоне отца веселяся о царевичи, играньми, яко песньми вопияше сему:

Радуйся, яко тобою искушаше Бог отца твоего;
Радуйся, сыне единородный и паче всех возлюбленный.
Радуйся, яко ты еси всесожжение за грехи народа твоего;
Радуйся, яко на руку отца несенный на заколение.
Радуйся, наказание телесное народа твоего отменяяй;
Радуйся, наказание телесное на себе понесый.
Радуйся, возлюблен быв Отцем Иже на Небесех;
Радуйся, яко егоже любит Отец, наказует.
Радуйся, четыренадесять лет влекущий дрова, еже во всесожжение;
Радуйся, яко хврастие сие грех народа русскаго суть.
Радуйся, благоволение Божие Новому Сиону;
Радуйся, стено плача русскаго.
Радуйся, царевиче Алексие, защитниче теплый целомудрия.

Кондак 4

Бурю внутрь имея помышлений сумнительных о предании Царства сыну: достоит ли златницу сию дати князю мира сего: Дамы или не дамы? Осклабясь, вопрошаху иродиане новый: Дадите кесарю кесарево? Рече Государь: Сей же Божий есть человек, принесется Богови, Ему же поем: Аллилуиа.

Икос 4

Слышавше пастыря православнаго, иже прежде бяше чужестранный учитель твой, непреложность бытия Божия чрез житие твое осязавша, по венце же твоем ангельский образ приявшаго, восхвалим Христа Бога нашего, и камение преврашающа пети о царевичи:

Радуйся, агнче и пастыре;
Радуйся, кремль молящихся ти.
Радуйся, блудных бесов мучение;
Радуйся, дверей Царствия отверзение.
Радуйся, земная наша в Небесная превращаяй;
Радуйся, очи наши Небу отверзаяй.
Радуйся, младенцев безсловесных немолчная уста;
Радуйся, отроков о чистоте непреклонная дерзосте.
Радуйся, камене, Голиафа мысленнаго поражаяй;
Радуйся, адаманте диадимы Христовой.
Радуйся, имже рассыпаются страхования отцев;
Радуйся, тишина и покой для матерей.
Радуйся, царевиче Алексие, защитниче теплый целомудрия.

Кондак 5

Боготечною звездою явилося есть житие твое, дние его быша мали и зли: пождан был еси десять лет, пожил же еси вмале более, обаче озарил еси светом утешительным подвиг родителей твоих, иже именоваша тя, якоже матерь прежде, лучом солнечным, Бога благодаряще: Аллилуиа.

Икос 5

Видеша чужестраннии и инославнии на руку пестуна будущаго владыку державы русския, прошибахуся сердца их зрети славу Божию, в немощи совершающуюся, яко и пети сим:

Радуйся, егоже душа в руце Божией;
Радуйся, егоже души не прикоснется мука вечная.
Радуйся, непщеванный бысть во очесех безумных умрети;
Радуйся, яко вменися во озлобление исход твой.
Радуйся, яко аще и муку приял еси, упование твое безсмертия исполнено есть;
Радуйся, вмале наказан быв, великими благодетельствован был еси.
Радуйся, яко Бог искуси тя, и обрете тя достойна Себе;
Радуйся, яко Бог искуси тя, яко злато в горниле.
Радуйся, егоже Бог яко всеплодие жертвенное приял есть;
Радуйся, возсиявый во время посещения твоего.
Радуйся, яко Богосветлою искрою по стеблю лозы Христовой потекл еси;
Радуйся, яко в тебе воцарися Господь во веки.
Радуйся, царевиче Алексие, защитниче теплый целомудрия.

Кондак 6

Проповедник благовестный бысть воспитатель твой, Петр неколеблемый, возвратяся во отечество, скончав подвиг свой, и проповеда тя по обетованию Царства Христова наследника, всех пети научая сице: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиявый в вавилоне новем, прежней Руси Святей, истину Божию власти праведныя, тысящелетния плетения попрал еси: о тебе всякая лесть сия паде; мнози убо, не ведуще о тебе ничесоже, но токмо зряще лик твой, благосердый плач зачинают, поюще:

Радуйся, сыне великомучеников;
Радуйся, внуче царя — миротворца.
Радуйся, правнуче царя – освободителя;
Радуйся, наследниче крамолы победителя.
Радуйся, благословение старца Феодора;
Радуйся, страстотерпца Павла императора преемниче.
Радуйся, твердостию воли праотцу Петру Великому подобящийся;
Радуйся, тишайшему царю тезоименный.
Радуйся, материю основателя Дома твоего предреченный;
Радуйся, новый царевич углический.
Радуйся, Андрея Боголюбиваго сродниче;
Радуйся, Бориса и Глеба рождие.
Радуйся, царевиче Алексие, защитниче теплый целомудрия.

Кондак 7

Хотящу Иоанну, венчающему и затворяющему Град Божий на земли нашей от нынешняго века преставитися прелестнаго, озарил еси сего пренебесным Светом от купели твоея, младенче Царевиче, сей же умныма очима восприемля сие: Свет Христов просвещает всех, вопиял есть в сердци своем, в Горний Алтарь вознося Свет твой, поя, вопия, взывая и глаголя: Аллилуиа.

Икос 7

Новую мученицу Царицу Александру тобою показа Христос Бог, новаго человека Божия тя являя, Новую Землю и Новое Небо отверзая нам, пети понуждая сице:

Радуйся о Господе, облече бо тя в ризу спасения;
Радуйся, яко Бог возложи ти венец и украси тя красотою.
Радуйся, источающий благодать, яко миро на главе, сходящее на браду Аароню;
Радуйся, подающий благодать тебе молящимся.
Радуйся, сильне, препоясующий меч твой по бедре твоем;
Радуйся, наляцающий, успевающий, царствующий истины ради и кротости и правды.
Радуйся, непорочен бо путь твой, и на высоких поставляет тя Бог;
Радуйся, яко Бог прослави тя десницею крепости.
Радуйся, яко десница Божия о молитве к тебе сокрушает враги;
Радуйся, прежде рождения, по рождении и по смерти в руце Божией пребываяй.
Радуйся, побеждаяй, наследуяй Божия;
Радуйся, сыне Божий по благодати.
Радуйся, царевиче Алексие, защитниче теплый целомудрия.

Кондак 8

Странное чудо о тебе видевше, устранимся мира, ум на Небеса преложше: како до четвертаго рода по убиении твоем, в песнех, книзех, в мыслех и на сердци народа твоего, по запрещении помнити тя, очи твои, во образе некоего отрока, неотступно рекут нам: кровь твоя, о Царевиче, на нас и на чадех наших. О покаяния новаго, помилуй нас пети тобою: Аллилуиа.

Икос 8

Весь бе в Вышних, и нижних никакоже отступи, о капле последняя долготерпения Божия: нарцыте Алексием мя, рекл еси клевретом твоим, аще ли же пестунов узрите, глаголите: Алексий Николаевич, аще же узрите Царя, именуйте: Ваше Императорское Высочество. О Царевичу мучениче, ты сам веси имя коегождо от нас, помяни нас в молитвах Богу твоему, поющих:

Радуйся, непорочный во всем житии твоем, ходящий в законе Господне;
Радуйся, испытающий свидения Его, всем сердцем взыскавый Его.
Радуйся, юнейший, сохранивый словеса Божия, путь свой исправивый;
Радуйся, наученный оправданиям Божиим, за все благословивый Господа.
Радуйся, яко слово Божие бысть в страх твой;
Радуйся, утешенный во смирении твоем словом Божиим, живящим тя.
Радуйся, в нощи страданий твоих помянувый Имя Божие;
Радуйся, причастник всем боящимся Господа и хранящим заповеди Его.
Радуйся, смирен быв пред Господом, яко научися оправданием Его;
Радуйся, яко возвеселилися о тебе суть вси боящиися Господа.
Радуйся, яко присно жива душа твоя, и Господа хвалит;
Радуйся, взысканный Господом, о нем же радуются легионы ангелов.
Радуйся, царевиче Алексие, защитниче теплый целомудрия.

Кондак 9

Всякое естество ангельское удивися великому твоему смирению: егда извещен был еси об отречении святаго отца твоего, ниже единым словом вопросил еси о порфирородных правах твоих, человече Божий, обаче первое слово твое о России бысть, темже умоли Троицу Святую, Ейже предстоиши ныне, сохранити нам русскость нашу сиречь Православие, поюще Богу: Аллилуиа.

Икос 9

Вития многовещанныя, яко рыбы безгласныя, видим о тебе, Царевиче: хотяще оклеветати тя, якоже отца и матерь твоих, ничтоже успевают: Бог бо сохрани тя неприкосновенна от лести бесовския, темже молим ти ся сице:

Радуйся, яко аще не станут премудрии, яко ты, не внидут в Царство Небесное;
Радуйся, яко не избра Господь премудрии и сильнии, но тя избра.
Радуйся, суемудрыя студа исполняющий;
Радуйся, словоблудныя потоки изсушающий.
Радуйся, яко тобою лютые взыскателие посрамляются;
Радуйся, смрад новейших баснотворцев проявляющий.
Радуйся, иудейския плетения растерзающий;
Радуйся, души наша миром исполняющий.
Радуйся, неведение умное теплотою сердечною превращающий;
Радуйся, разум в вере неколеблем утверждающий.
Радуйся, чадо, отцев укрепляющее;
Радуйся, блудных сынов за покаяние отцовства сподобляяй.
Радуйся, царевиче Алексие, защитниче теплый целомудрия.

Кондак 10

Спасти хотя мир тысящелетний на земли сей устрояемый, многажды снисходил отец твой блудному народу: последи же тя в свое место предложил есть, да устыдятся сына; ты же в страдании навыкл еси, темже и страждущим и обремененным грехи многими заступник быти вожделел еси, Богу зовый: Аллилуиа.

Икос 10

Стена еси младенцем, отроком и отроковицам ты, о Царевиче, гной и смрад мерзостей содомских нетрудно изгоняющий, иго благое и бремя легкое в сердца водворяющий, глас хлада тонка, воню райскую слезоподательную нам туне дарствующий, да благодарим:

Радуйся, ратнаго отечестволюбия образе;
Радуйся, воинскаго целомудрия начертание.
Радуйся, из детска благородство являяй;
Радуйся, чад увечных царских венцев за терпение сподобляяй.
Радуйся, отроков воинов мучеников новых созидающий;
Радуйся, юнейший ратник в войске отца твоего.
Радуйся, архистратиже всех чад убиенных;
Радуйся, противу блудных прилогов поборствуяй.
Радуйся, угрожаемых от насилия сохраняяй;
Радуйся, тепле кающимся целомудрие возвращаяй.
Радуйся, иждивших безвинно детство в болезнех в невестник Христов претворяяй;
Радуйся, глумящихся материнству и девству страданием очищаяй.
Радуйся, царевиче Алексие, защитниче теплый целомудрия.

Кондак 11

Пение всякое побеждается, спростретися тщашеся простерту ти множицею лютою язвою твоею, наконец же простерту ти сущу в подклете дома ипатиева посреде державы твоея, надолзе закалаему, не могущу абие умрети. О чадо сладчайшее! О славо русская! О лепото неприступная! Како вдался еси христоненавистником, спростретися тщащийся на Кресте простерту Богу своему, Ему же поем: Аллилуиа.

Икос 11

Светоприемную свещу сущему во тьме скорби по убиенному сыну воеводе альбионскому зрим тя, Царевиче; невещественный бо вжигая огнь, состраждеши сему: не должно ти быти единому в час сей глаголеши, соседя ему, научая нас пети тебе:

Радуйся, во страдании жизнь свою истощивый;
Радуйся, сострадание нам источаяй.
Радуйся, великомучениче в житии твоем;
Радуйся, обретший очи зрети страдание ближняго.
Радуйся, царскую порфиру кровию твоею обагряяй;
Радуйся, в скиптра место крест приемляй.
Радуйся, кровь твою, яко алавастр мира Христу приносяй;
Радуйся, неисцельныя болезни легце исцеляяй.
Радуйся, за царство земное Небесное Царство приемый;
Радуйся, вразумляяй земное отечество любити, да Небеснаго сподобимся.
Радуйся, аще и пресечеся тобою род твой;Радуйся, рождая нас в Жизнь Вечную.
Радуйся, царевиче Алексие, защитниче теплый целомудрия.

Кондак 12

Благодать дати восхотев чадом, аще и неверным, Отец Небесный открывает нам сияние крестной славы твоея, да усрамимся новаго сего мученика — Царевича, сей же сквозе все житие распинаем быв грехми народа русскаго, присно поет: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще твое рождество третие, хвалим тя вси, храме одушевленный воскресения нашего: веселят бо страдания твоя нас ничесоже боятися кроме утраты любве Христовой, научающе в малых скорбех наших пети тебе:

Радуйся, младенческим незлобием мученический венец преукрасивый;
Радуйся, загражденными усты обличаяй жестосердие христоненавистников.
Радуйся, яко уверение истинныя веры являешися;
Радуйся, потоком крови твоея доныне заграждающий потоки беззакония.
Радуйся, древним седми Маккавеям твердостию души уподобивыйся;
Радуйся, мудре на отроковицы Веру, Надежду и Любовь взираяй.
Радуйся, истрезвляющий нас к безстрашному свидетельству Истины;
Радуйся, яко нам заступление суть честная страдания твоя.
Радуйся, яко ты еси израильтянин истинный, в нем же льсти несть;
Радуйся, яко сего ради убиен бысть за Христа.
Радуйся, долгоумиранием злобу жидовскую истощивый;
Радуйся, излиянием крови твоея Церковь благодатию наполняяй.
Радуйся, царевиче Алексие, защитниче теплый целомудрия.

Кондак 13

О страстотерпче четыренадесятолетний царевичу Алексие! Егда ты возсмеялся еси во тьме, самодвижныя картины созерцая, вси сущии окрест тебе обращашася во еже зрети тя: зане в страдании место радость осеняющая тя бысть якоже смех Сарры, якоже радость царицы Елены, егда обрете Честный Крест, и якоже радость матере твоея, егда родитися тебе. Помолися Владыце и Богу нашему не лишитися и нам радости оныя, слезами покаяния даруемой, да будет о нас радость ангелов вящщая неже о девятидесяти и девяти незаблуждших овцах, да и о нас ты возможеши пети Богу: Аллилуиа.

(Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос и 1-й кондак)

МОЛИТВА

О, страстотерпче святый Царевичу Алексие! Новый Димитрие царевичу, якоже и сей, Дом свой заключающий! Гавриилу Белостокскому и прочим младенцем, жидов обличителем, подобящийся. Артемию отроку, народом пренебрегаему, последующий. Известно нам, яко ополченное войско, мятежными окруженное, тобою из топи непроходимыя невозбранно изведено бысть. Сии же изводимии, священнику, дерзновением фесвитянину Илии подобному, запинаху молити тя о спасении, не сущу ти людьми прославленну. Се ныне зриши Царство твое, о нем же глаголал еси: Егда аз буду царь, не будет лжи окрест мене — днесь царство отца лжи является, за еже доселе не царствуеши ты в сердцах народа твоего. Сам убо, Царевичу, прииди и стани зде с нами, уцеломудри нас, аще и не ведящих: ты еси врач изрядный, ведящий более нас потребная ко спасению нашему. Вемы сострадание твое, вемы кротость твою, вемы любы твоя к народу твоему: помози в долгонедужии сущим людем твоим, не попусти любвеоставленней быти прежде Святей Руси, но сам яко веси, приими дерзновение во спасение наше. Аминь.

ТРОПАРЬ

Тропарь, глас 3

Святая отрасль Романова корене, страстотерпче цесаревичу Алексие, на земли болезними слезами, последи же кровьми своими увенчался еси, ныне предстоя на небеси Царю Христу, моли Его, да поставит законоположителя в стране Российстей и уразумеем, яко человецы есмы.

Ин.тропарь, глас 8

В помощи вышняго живый святый страстотерпче цесаревиче Алексие, кротости наставниче и милосердия поборниче, в земном житии своем радость и упование отечества российского, и по смерти твоей не оставляешь люди твоя, вкупе со благочестивым семейством твоим взывая к Богу: О, подателю всяческих! Яви милость твою людям отчаяным!