Церковная реформа Петра 1

Церковная организация и церковное право

Церковная организация во второй половине XVI в. складывалась из приходов и монастырей, которые включались в церковно-административные округа. Совокупность последних представляла епархию. В Русскую поместную церковь в середине XVI в. входило 16 епархий (к концу века их количество увеличилось в несколько раз, а с введением патриаршества появились еще и митрополии). Монастыри были мужскими и женскими, общежитийными и необщежитийными. В общежитийных монастырях, в отличие от необщежитийных, гражданская правоспособность монахов была ограничена, и они не могли иметь собственности. Однако сами монастыри являлись крупнейшими феодалами и обладали значительными массивами земель. Основой прихода являлся храм с причтом (церковными служащими).

Высшим органом церковного управления являлся церковный собор, на нем избирались митрополит (с 1589 г. – патриарх) и епископы. Созывались соборы, как правило, один раз в год, их состав определялся царем, члены собора приглашались специальными царскими грамотами. Повестка дня и план работы собора по указанию монарха определялись Боярской думой, равно как и проекты постановлений (приговоров) собора, которые заранее готовились специальными комиссиями Думы. Таким образом, церковные соборы были простыми совещательными учреждениями при паре, органами царского законодательства по церковным делам.

Учреждение патриаршества в 1589 г. не изменило положения Церкви, она только стала копировать византийскую модель как в самой церковной организации, так и во властеотношениях с государством. Патриархи формально избирались соборами, но кандидатуру по предложению Боярской думы указывал царь. Так, при избрании первого патриарха из трех кандидатов царь выбрал Иова. Так же «избирались» и епископы. Выборы местных священников осуществлялись под контролем воеводы и по его решению.

В руках патриарха была сосредоточена высшая церковно-судебная власть. Ему подчинялись все духовные лица, он вправе был их лично судить и наказывать, в крайних случаях, как правило при разборе дел высших иерархов, для этой цели мог созываться церковный собор. На суде патриарха разбирались наиболее важные дела, касавшиеся чистоты веры и Церкви, а также дела, поступавшие по апелляции из епархиальных судов епископов.

Патриаршее управление состояло из трех приказов: дворового, казенного и судного. Епископы в своих епархиях также имели орган наподобие дворового приказа и судных бояр. Начальники приказов и судные бояре до конца XVI в., согласно Стоглаву, формально назначались и увольнялись архиреями, однако с 1613 г. было установлено, что патриаршие и епископские бояре, дворецкие и дьяки «даются от государя».

Таким образом, Церковь ввиду своего экономического и финансового могущества и идеологического значения являлась второй властью в государстве и выполняла целый ряд общегосударственных функций. Настаивая на соблюдении в государственной, общественной и частной жизни церковных установлений, основанных на божественных заповедях, она во многом влияла на государственную политику. Вместе с тем она все больше становилась в подчиненное положение к государству. Царь зачастую издавал религиозные установления о соблюдении постов, о служебных молебнах, о «житии монахов», о порядке в церкви и т.д., возлагая контроль за их исполнением на воевод, которым предписывалось наказывать нарушителей «без всякия пощады».

Об отношениях Церкви и государства можно судить по содержанию Книги степенной царского родословия (от Рюрика до 1559 г.), или сокращенно Степенной книги, составленной по поручению митрополита Макария царским духовником Андреем. В книге наряду с родословной великих князей дается родословная всех русских митрополитов и описываются их деяния, направленные на пользу государства и общества, чем подчеркивается необходимость союза государственной и церковной власти. По существу, в Степенной книге параллельно описывается история государства и Церкви, включая завоевание казанского и астраханского ханств, показываются различные «чудеса», «видения», наставления канонизированных святых, которые влияли на принятие государственных решений.

Церковная жизнь регламентировалась церковным и частично светским правом. Основными источниками церковного права во второй половине XVI в. являлись царские жалованные грамоты, Судебники 1550 и 1589 гг., постановления церковных соборов, главное место среди которых принадлежит Стоглаву, соборные наказы епархиальным архиереям, Кормчая книга, Правосудье митрополичье.

Стоглав, сборник церковных и светских правил, состоявший из ста глав, по которому Церковь управлялась до 1667 г., был принят на Московском соборе 1551 г. Он в наибольшей степени характеризует отношение Церкви и государства во второй половине XVI в. В Стоглав вошли 37 вопросов царя, требовавших своего разрешения в соборном приговоре, и ответы церковных иерархов.

Наибольший интерес в Стоглаве представляют нормы церковно-светского характера, которые исследователи делят на разделы: о святительском суде и управлении, о поповских старостах, о священниках и притче, о монастырях, о монастырских и церковных имениях, о писании святых икон и книг, о благотворительности, об училищах, о праздниках и суевериях.

Стоглав определил состав церковных судов и порядок судопроизводства. Он передал в юрисдикцию святительского суда епископов все дела священников и мирян, живших на церковных землях, кроме татебных, разбойных и душегубных. Святительский суд делился на церковный и мирской. В юрисдикцию первого вошли дела «греховные» церковных и светских людей. Этот суд должен был вершить сам епископ, на него не допускались светские лица, за исключением истца. К юрисдикции мирского суда были отнесены гражданские дела всех лиц, подведомственных Церкви, а также дела по завещаниям. Производство в этом суде осуществляли архиерейские бояре вместе с поповскими и городскими старостами (впоследствии с губными и земскими), целовальниками, земским дьяком и недельщиками. Низшую инстанцию церковного суда представляли «поповские избы» во главе с выборными «поповскими» старостами.

Стоглав закрепил за государством право контроля над монастырской казной, которая должна была находиться в управлении царских дворецких, равно как и монастырские села. Игуменам и епископам под страхом лишения сана запрещалось впредь отчуждать вотчины данные монастырям и церквям на помин души, за исключением отданных до выкупа их родственниками, и указана была выкупная цена. Кроме того, монастырям и епископам впредь запрещалось заводить новые слободы в городах.

В Стоглаве содержались также нормы, регламентировавшие состояние монастырей и богослужения, об учреждении духовных училищ в домах «священников… благочестивых», о «не по чипу» крестящихся, об иконописи и т.д.

Кормчая книга (Номоканон) является одним из главных источников русского церковного права и представляет собой сборник церковных правил и государственного законодательства о Церкви, заимствованных из Византии. Название Кормчей книги не связано с кормлениями, оно происходит от слова кормчий, который управляет кораблем. Книга призвана была служить руководством для управления Церковью.

Первая русская Кормчая была составлена еще при Ярославе Мудром (болгарский сборник), второй сборник (из Сербии) появился в XIII столетии. Обе Кормчих неоднократно переписывались, в них вносилось множество дополнений и изменений, поэтому в XV в. стали предприниматься попытки создания общей «сводной» книги. В нее вошли каноны, правила вселенской церкви, установления святых апостолов, вселенских и поместных соборов, положения греческих Номоканона, Эклоги и Прохирона, нормы из законодательства византийских императоров (Закона судного людем, Закона градского и др.). В нее были включены и отечественные источники права: церковный устав князя Владимира, устав о церковных судах Ярослава Мудрого, уставные грамоты новгородского и смоленского князей XII в. о церковном судоустройстве, ханские ярлыки, а также княжеские и царские грамоты о привилегиях Церкви и церковной юрисдикции.

Правосудье митрополичье помещено в «Цветнике» – церковном сборнике XVI в. Точное время его написания неизвестно, но, по мнению С. В. Юшкова и Б. Д. Грекова, оно не могло возникнуть ранее XIV в. Правосудье составлено на основе церковных уставов князей Владимира и Ярослава Мудрого, а также Русской Правды. Оно использовалось в практике митрополичьего и архиерейских судов.

Сборник состоял из 36 статей и содержал нормы, регламентирующие наказания за наиболее типичные для того времени «дела греховные» и светские правонарушения, разбиравшиеся в церковном суде. В нем содержались нормы о бесчестии (ст. 1–3), об основаниях развода (ст. 4), предусматривались наказания за воровство скота и птицы (ст. 5), изнасилование (ст. 7), оскорбление действием («…кто кому пострижетъ браду…» – ст. 9), убийство («…душегубца казнити градским законом…» – ст. 12), татьбу без поличного (ст. 13). Ряд норм содержал процессуальные правила, например, «дети отцу не послуси» (ст. 25), а «поп, игумен, дьякон никому не послуси» (ст. 26). Нормы определяли наказание за убийство холопа (ст. 28, 29), убийство собак и кошек (наказание – гривна, ст. 22), убийство женой мужа (ст. 34), имелись нормы о двоеженстве (ст. 31, 33), о кровосмешении и скотоложстве (ст. 32). Несмотря на то что правовой материал в Правосудие расположен бессистемно, многие нормы неконкретны и их сложно понять, в целом данный сборник мог служить достаточно надежным пособием для разбирательства дел в церковных судах.

Коллегии при Петре 1

Коллегии при Петре Первом начали создаваться в 1717 году. Все они имели единую систему управления: 1 президент, 1 вице-президент, 4 советника (генералы) и 4 асессора (полковники). Каждая коллегия имели широкие полномочия. В частности, им разрешалось выступать в качестве законодательного органа. При Петре 1 было создано 12 коллегий: военная, адмиралтейская, чужестранных дел, берг, мануфактур, главный магистрат, вотчинная, юстиц, камер, штатс-контор, ревизион, коммерц. С 1721 года ликвидируется патриаршество. Взамен создается 13-ая коллегия — Духовная. В дальнейшем ее трансформировали в Синод.

Создавая новую систему управления страной, Петр фактически ликвидировал систему Приказов, функционировавших ранее. При этом Петр занимался любимым делом — проводил реформы на западный манер. Большинство коллегий создавались не в виду острой необходимости, а по причине желания перенять еще что-то у запада. Например, 3 финансовые учреждения (камер, штатс-контор и ревизион) были полной копией аналогичных шведских коллегий. Тем не менее большинство коллегий просуществовали достаточно долго. Они исчезли только в результате реформаторской деятельности Екатерины 2 и Александра 1.

Таблица 1: Коллегии при Петре 1 и их функции

Наименование Функции и задачи Годы существования
Военная Управление сухопутной армией 1719-1802
Адмиралтейская Управление флотом 1717-1827
Чужестранных (иностранных) дел Взаимодействие с другими государствами 1718-1832
Берг Тяжелая промышленность 1719-1807
Мануфактур Легкая промышленность 1719-1805
Коммерц Вопросы торговли 1719-1805
Камер Государственные доходы (налоги) 1718-1801 (с 1785 по 1797 не работала)
Штатс-контор Государственные расходы 1717-1780
Ревизион Контроль за финансами 1717-1788
Юстиц Судопроизводство 1718-1780
Вотчинная Управление землями, решение земельных вопросов 1721-1786
Главный магистрат Управление городами 1720-1796

Рассмотрим более подробно каждую коллегию, ее задачи и руководителей.

Адмиралтейская коллегия

Адмиралтейств-коллегия была создана в 1717 году. Основанием послужил указ от 22 декабря 1717 года. Ведомство управляло всем флотом России, как гражданским, так и военным. С момента формирования коллегии, до смерти Петра 1, ею заведовал Апраксин Федор Матвеевич. Его заместителем значился норвежец, Крюйс Корнелиус.

С 1723 году Адмиралтейство подразделялось на 12 контор: адмиралтейская (вопросы работы верфей), цейхмейстерская (артиллерия), комиссариатская (решение проблем служащих), подрядная (ведение подрядов), провиантская (вопросы продовольствия), казначейская (финансовые вопросы), цалмейстерская (выдача жалования), контролерская (надзор за финансами), мундирная (вопросы обмундирования), обер-сарваерская (непосредственное кораблестроение и прием материалов для этого), вальдмейстерская (управление лесами для нужд флота), московская.

Самостоятельное существование коллегия завершила в 1802 году, когда перешла под контроль Морского Министерства. Окончательное же прекращение существования относится к 1827 году, когда орган стал совещательным и никаких практических задач не решал.

Коммерц-коллегия

Коммерц-коллегия была создана Петром Первым в 1716 году. Изначально ею руководил Апраксин, но после того как указом от 1717 года утверждались руководители, управляющим был поставлен Толстой Петр Андреевич (1718-1722). Следующим президентом утвердили Бутурлина Ивана Федоровича, занимавшего пост с 1722 по 1725 годы. Основная задача управления — решение всех вопросов, так или иначе связанных с торговой деятельностью.

С 1731 года данной структуре были отданы функции трех коллегий, которые временно прекратили работу: берг, мануфактур, главный магистрат. Функции первых двух исполнялись до 1742, а магистрата до 1743 года.

27 сентября 1796 Екатерина 2 подписывает указ о закрытии коммерц-коллегии. Это требовало определенного времени, но уже 2 ноября Екатерина 2 умерла, а Павел 1, занявший престол после нее, коммерц сохранил указом от 30 ноября 1796 года. Либеральные реформы Александра создали Министерство финансов, при котором временно работала коллегия, но с существенным ограничением полномочий. Окончательное упразднение ее относится к 1824 году, когда 8 января был подписан соответствующий указ.

В.А. Федоров
Русская Православная Церковь и государство

Церковные реформы Петра 1 преследовали цель подчинения Церкви светской власти. Это выражалось в коренном изменении системы управления Церковью с целью инкорпорировать ее в государственную структуру, лишении экономической самостоятельности Церкви, существенном ограничении сферы действий и компетенции церковного суда, даже во вторжении государства в ее каноническую сферу. «Фундаментом реформы, – как справедливо отметил историк В.С. Шульгин, – должна была стать ликвидация экономической самостоятельности Церкви с тем, чтобы поставить ее в материальную зависимость от светской власти»198.

До Петра I духовенство было свободно от основных государственных налогов и воинских обязанностей. Уже с азовских походов 1695–1696 гг. Петра духовенство было привлечено к строительству флота. Для пополнения государственной казны из монастырских хранилищ стали изыматься ценности. Петр, пытаясь привлечь все население на службу государству, значительно увеличил сборы с духовенства: оно не только платило налоги со всех недвижимых имений (земель, бань, мельниц и пр.), но стало платить специальные «драгунские деньги» (на содержание конных драгунских полков); был введен налог на содержание армейского духовенства. Духовенство стало привлекаться к различным строительным работам, несению караульной службы, на него было возложено обеспечение квартирования воинских частей. Воссоздание 24 января 1701 г. Монастырского приказа, которому были переданы в управление архиерейские и монастырские вотчины, особенно подорвало хозяйственное благополучие церкви.

С Петра I духовное сословие стало использоваться государством для пополнения армии чиновничества. В практику вошли «разборы» духовенства, в результате которых «безместных попов», годных к воинской службе, сдавали в солдаты. Выпускники духовных училищ и семинарий из-за недостатка для них мест священников и церковнослужителей поставляли значительный контингент чиновников для гражданской службы.

С 1701 г. существенно были ограничены функции и прерогативы церковного суда. Ранее они были весьма широкими, когда по гражданским и уголовным делам («кроме разбойных, татиных и кровавых дел») церковному суду было подсудно всё: духовенство, церковный причт и зависимые от духовенства люди. Эта юрисдикция Церкви по весьма широкому кругу дел простиралась на всё население государства. В так называемые «духовные дела» входили не только дела о преступлениях против религии и Церкви, но и целые сферы гражданского и отчасти уголовного права: дела о браке и семье, о наследовании т.п.199.

Вопрос об ограничении полномочий церковного суда был поднят светской властью в 1700 г. Тогда еще был жив патриарх Адриан. По его повелению были составлены «Статьи о святительских судах», содержащих каноническое обоснование судебных привилегий Русской Церкви. Это была последняя попытка отстоять неприкосновенность церковного суда. После смерти Адриана 16 октября 1701 г. ряд дел был изъят из ведения церковного суда: брачные, бракоразводные, о насильственных браках, о правах законного рождения, о прелюбодеянии, насилиях над женщинами и пр. В ведении церковного суда оставались богохульство, еретичество, раскол, волшебство и суеверия, но на деле церковные власти вели лишь предварительное следствие по этим делам («изобличали», т.е. устанавливали вину преступника), а окончательное решение перешло в компетенцию светского суда200. В связи с восстановлением в 1701 г. Монастырского приказа в его ведение, наряду с заведованием церковным имуществом, перешел и суд над крестьянами, принадлежавшими Церкви.

Вместе с тем Петр I обязал духовенство выполнять некоторые административные и, до известной степени, политические функции. На приходское духовенство была возложена обязанность объявлять прихожанам все государственные законы во время воскресной службы. Приходское духовенство обязано было вести метрические книги о крещениях, венчаниях, погребениях населения своего прихода, а во время проведения переписей населения (ревизий) доносить об уклонившихся от записей в ревизские «списки», выявлять раскольников и вести за ними наблюдение.

Как политическое преступление считался пропуск приходскими священниками хотя бы одной из «табельных служб» – богослужений в дни тезоименитств царя и всех членов царской семьи, коронаций и царских побед. Введена была клятвенная присяга духовенства на верность императору. До этого священник приносил клятву следовать только церковным уставам, а в мирские дела «не вреватися» (не вмешиваться). Указ 22 апреля 1722 г. требовал, чтобы каждый, вступая в духовную должность, приносил клятву «быть верным, добрым и послушным рабом и подданным императора и его законным наследникам», оборонять прерогативы и достоинство императорской власти, «не щадя в потребном случае и живота своего», доносить о всяком ущербе, вреде и убытке интересам императора, «об открытых на исповеди воровстве, измене и бунте на государя или иное злое умышление на честь и здравие государево и фамилию Его Величества201. Иначе говоря, светская власть требовала от православного священника идти на нарушение основного канонического правила – сохранения тайны исповеди. Этот же указ предусматривал, чтобы все секретные дела, которые священнику будут поручены от властей, «содержать в совершенной тайне и никому не объявлять».

В «Прибавлении» к «Духовному регламенту» снова напоминалось об этом, причем со ссылкой на Св. Писание: «Сим объявлением (донесением властям о том, что сказано на исповеди. – В.Ф.) не порокуется исповедь, и духовник не преступает правил евангельских, но еще исполняет учение Христа: «Обличи брата, Аще не послушает, повеждь церкви». Когда уже о братнем согрешении Господь повелевает, то кольми паче о злодейственном на государя злоумышлении» (см. Приложение 3.2).

Петром I издаются указы, регламентирующие культовую деятельность, что следует квалифицировать как вторжение светской власти в каноническую сферу деятельности церкви. В законодательном порядке предписывается обязательная ежегодная исповедь прихожан (указ 1718 г.), которая должна фиксироваться в «вероисповедных книгах». Священники должны были строго учитывать «небытейщиков» (не бывавших на исповеди) и доносить о них не только церковным, но и светским властям. Эта мера предусматривала выявление «раскольщиков», уклонявшихся от исповеди. Всякий, упорно не ходивший на исповедь, признавался «раскольщиком». С пропустившего исповедь в первый раз взимался штраф в размере 5 коп., во второй раз размер штрафа удваивался, в третий раз – утраивался. О «неисправно» бывавших на исповеди поведено подавать ведомости гражданским властям, и по этим ведомостям «чинить наказания». Специальные указы требовали от священников также следить, чтобы прихожане «ходили в церковь к вечерне и утрене», не отвлекались бы во время службы «посторонними делами», слушали богослужение «в безмолвии и с благоговением» и чтобы не было «бесчинного стояния в храме»202.

Преследование раскола церковью и государством имело свои особенности. Церковь строго подходила к отступлениям от православия (вовлечение в ересь и раскол), считая их наиболее важными преступлениями («опаснее человекоубийства, ибо не тело, а душу похищают»), т.е. с точки зрения государственного «вреда». На первый план здесь выступал политический момент: наибольшую опасность представляли те раскольники и еретики, которые не признавали не только Православную Церковь, но и «антихристову» государственную власть, т.е. в царствующем императоре усматривали «антихриста». Их ловили, подвергали жестоким наказаниям и ссылали в монастырские тюрьмы «для исправления» или на каторгу. К признававшим официальную власть относились мягче. В 1716 г. они были обложены двойным подушным окладом, обязаны были носить особое платье, и им было запрещено занимать любые административные должности.

По указу 1702 г. свобода вероисповедания предоставлялась всем иностранцам, проживающим в России. Но свобода вероисповедания для иностранцев не означала признания равноправия вер. Категорически запрещалась пропаганда иностранцами своей веры в России. Каралось совращение православных в иную веру, но всячески поощрялся переход в православие. Иностранца-неправославного запрещено было хоронить на православных кладбищах203.

Важнейшим актом в конфессионатьной политике Петра I явилось подчинение церкви в политико-административном отношении, что выразилось в упразднении института патриаршества и учреждении взамен его высшего светского коллегиального органа по церковным делам – Святейшего Синода. Этот акт знаменовал собой начало нового, синодального, периода в истории Русской Православной Церкви.

Во время казни мятежных стрельцов в 1698 г. патриарх Адриан в силу своего долга и обычая дерзнул «печаловаться» царю за осужденных, но эта попытка с гневом была отвергнута Петром I. После смерти Адриана 16 октября 1700 г. Петр I по совету своих приближенных лиц решил «повременить» с избранием нового патриарха. Вместо патриарха «экзархом, блюстителем и администратором патриаршьего престола» был назначен митрополит Рязанский и Коломенский Стефан Яворский. В этой должности он находился около 20 лет – до учреждения Духовной коллегии, первым и последним президентом которой он являлся.

Петр I с подозрением относился к российскому духовенству, усматривая в нем противодействующую силу своим преобразованиям. Для этого у него были резонные основания. Действительно, большинство иерархов Русской Православной Церкви не поддерживало петровские реформы, поэтому Петр нашел себе сторонников не среди церковников России, а на Украине, главным образом среди питомцев Киево-Могилянской духовной академии.

В 1700 г. Петр I издал указ о вызове малороссийских духовных лиц204, которые заняли руководящие должности в Русской Церкви. Среди них оказались такие видные деятели Русской Православной Церкви начала XVIII в., как профессор Киево-Могилянской духовной академии Стефан Яворский, сразу назначенный митрополитом Рязанским и Коломенским, Дмитрий Туптало, назначенный в 1702 г. митрополитом Ростовским, Филофей Лещин- ский – сибирским митрополитом, Феодосий Яновский (с 1712 г. архимандрит Алексакдро-Невского монастыря в Петербурге) и знаменитый церковный деятель и писатель, ректор Киево-Могилянской духовной академии (с 1718 г. епископ Псковский) Феофан Прокопович, ставший ближайшим сподвижником Петра I, видным идеологом петровских церковных реформ.

По подсчетам К.В. Харламповича, из 127 архиереев, занимавших в 1700–1762 гг. русские архиерейские кафедры, было 70 украинцев и белорусов205. Как отметил В.С. Шульгин, «дело не ограничилось тем, что украинцы заняли большинство архиерейских кафедр. Они стали настоятелями важнейших монастырей и некоторых соборов Москвы и Петербурга; в основном из них формировался штат придворного духовенства; они составили большинство в военном, морском, и посольском духовенстве, заняли видные места в епархиальном управлении. Наконец, в их руках оказалась вся система духовного образования, так как преподавательский состав духовных школ, в том числе и Московской славяно-греколатинской академии, формировался в основном из «ученых киевлян»206.

Русское духовенство было оттеснено на задний план, что усилило его вражду к пришельцам, в которых они видели «еретиков» и «латынян». Украинское духовенство кичилось своей ученостью и высокомерно относилось к «невеждам» русским. «Пришельцы» не цеплялись за «древлее благочестие», исконно русские обычаи, даже пренебрегали ими и охотно поддерживали петровские церковные преобразования. Они активно поддерживали и другие политические акции Петра. Впрочем, как отметил В.С. Шульгин в уже цитируемом нами исследовании, «пришельцы» настолько прочно укрепились, что становились даже сами ревностными приверженцами старорусской церковной традиции, а некоторые из них ничем не отличались в этом от русского духовенства и консервативно настроенных светских деятелей207, даже становились в оппозицию к петровским преобразованиям. Вождем этой оппозиции стал местоблюститель патриаршьего престола Стефан Яворский, который, по мере углубления церковной реформы, всё более расходился с Петром, допуская резкие выпады против его действий в отношении религии и церкви. Он выступил против экономических мер в отношении церкви, не одобрял развода царя с первой женой и его второго брака при живой жене, недвусмысленно заявлял об Алексее Петровиче как законном наследнике престола. Стефан Яворский видел церковную реформу Петра «взятой с протестантского образца». В своем трактате «Камень веры» (1718) Стефан Яворский резко высказался против подчинения церкви государству и проводил теорию «двух властей» («кесарево кесарю, а Божие Богу», т.е. сфера деятельности духовной и светской властей должна быть четко очерченной: царю – гражданские дела, пастырю – духовные). Петр I запретил публикацию этого трактата (он был опубликован в 1728 г.).

В 1718 г. Петр I поручил Феофану Прокоповичу подготовить проект коллегиального органа управления Русской Православной Церковью по образцу учреждаемых в то время гражданских коллегий. В феврале1720 г. проект был готов, исправлен Петром и внесен на обсуждение в Сенат, на заседание которого были приглашены 7 архиереев и 6 архимандритов. В Сенате без всяких изменений проект был всеми одобрен и подписан, затем тексты его были отправлены в Москву, Казань и Вологду, куда должны были прибыть остальные архиереи и настоятели важнейших монастырей для его подписания – для Петра было важно получить письменное согласие всех высших духовных лиц церкви. Эта процедура затянулась почти на год. 25 января 1721 г. указом Петра I Регламент был утвержден и в том же году опубликован под названием «Духовный Регламент Всепресветлейшего, Державнейшего Государя Петра Первого, Императора и Самодержца Всероссийского».

Духовный Регламент состоит из трех частей: в первой дано определение нового устройства церковного управления (Духовной коллегии), во второй определен круг компетенции и функций Духовной коллегии, в третьей подробно перечислены обязанности архиереев и приходских священников, об учреждении системы духовных учебных заведений (см. Приложение 3.1).

В Регламенте доказывается законность и необходимость введения коллегиального высшего органа управления церковью вместо единоличного (патриаршьего). Выдвигаются следующие аргументы: коллегиальное управление в сравнении с единоличным может решать дела скорее и беспристрастнее, «что един не постигнет, то постигнет другий», к тому же коллегия «свободнейший дух в себе имеет» и не боится сильных персон, и как соборное учреждение имеет больше авторитета.

К тому же от коллегиального правления можно «не опасатися отечеству от мятежей и смущения, яковые происходят от единого собственного правителя духовного, ибо простой народ не ведает, како разнствует власть духовная от самодержавной; но великою высочайшего пастыря честию и славою удивляемый, помышляет, что таковой правитель есть вторый государь, самодержцу равносильный, или большиего». В доказательство Регламент указывает на византийскую историю, на историю папства и на подобные же «и у нас бывшие замахи».

Однако, как верно отметил историк Русской Церкви И.К. Смолич, «основной смысл «Регламента» заключается не столько в отмене патриаршества, сколько в революционной перестройке отношений между государством и церковью»208. А эта «перестройка», добавим, выразилась в том, что новое церковное управление (как и сама Церковь) было поставлено в строгую подчиненность верховной светской власти – императору, который в Регламенте именуется «крайним Судиею, правоверия и всякого в Церкви Святой благочиния блюстителем». Иначе говоря, император объявлялся главой Русской Православной Церкви, а учрежденная им Духовная коллегия – орудием его управления церковными делами, находясь на положении созданных в то же время гражданских коллегий. Назначение лиц в состав Духовной коллегии, как и увольнение их, совершалось по царскому повелению. Все они при вступлении в должность обязаны были принести присягу на кресте и Евангелии по установленной форме: «Клянуся паки Всемогущим Богом, что хощу и должен еемь моему природному и истинному царю и государю Петру Первому, всероссийскому самодержцу, и прочая и прочая и прочая… и Ея Величеству государыне Екатерине Алексеевне верным, добрым и послушным рабом и подданным быть»209. Духовный регламент завершал меры, направленные на ликвидацию независимости Русской Православной Церкви, т.е. полностью подчинял ее светской власти.

В мае 1722 г. было издано «Прибавление» к Духовному Регламенту, именуемое «Прибавление о правилах причта церковного и чина монашеского»210. Оно подробно определяло условия и порядок вступления в священнический сан, обязанности священника по отношению к прихожанам, духовному начальству и светской власти, порядок вступления в монашество, правила монастырской жизни (см. Приложение).

Духовная коллегия была учреждена 1 января 1721 г. и торжественно открыта 14 февраля того же года. Вскоре она получила наименование Святейший Правительствующий Синод. Согласно Духовному Регламенту состав Синода был определен в количестве 12 «правительствующих особ». Но именным указом 25 января 1721 г. вместо12 было назначено 11 лиц: один президент (Стефан Яворский), два вице-президента (Феодосии Яновский и Феофан Прокопович), 4 советника и 4 асессора из представителей монашествующего и белого духовенства. После смерти Стефана Яворского в 1722 г. Петр не назначил нового президента, и эта должность была упразднена. Главным деятелем в Синоде стал Феофан Прокопович. Вскоре после учреждения Синода последовало повеление царя, чтобы «в Синод выбрать из офицеров доброго человека, кто бы имел смелость и мог управление синодского дела знать и быть ему обер-прокурором и дать ему инструкцию, применяясь к инструкции генерал-прокурора Сената»211.

Первым обер-прокурором был назначен полковник И.В. Болтин В составленной для него инструкции говорилось: «Обер-прокурор повинен сидеть в Синоде и смотреть накрепко, дабы Синод свою должность хранил и во всех делах, которые к синодскому рассмотрению и решению подлежат, истинно, ревностно и порядочно, без потеряния времени, по регламентам и указам управлял .. что все записывать повинен в свой журнал, также накрепко смотреть, чтоб в Синоде не на столе только дела вершились, но самим действом по указам исполнялись. Также должен накрепко смотреть, дабы Синод в своем звании праведно и нелицемерно поступал. А ежели увидит противное сему, тогда в тот же час повинен предлагать Синоду явно, с полным изъяснением, в чем они или некоторые из них не так делают, как надлежит, дабы исправили. А ежели не послушают, то должен в тот час протестовать, и оное дело остановить, и немедленно донесть Нам»212. Как видно отсюда, власть обер-прокурора на первых порах носила преимущественно надзирательный характер. В той же инструкции он именуется «оком Государевым и стряпчим по делам государственным». Постепенно его власть всё более и более расширялась: в XIX в. он становится по своему положению и значимости наравне с министрами (о чем будет сказано ниже).

В 1723 г. Св. Синод был утвержден восточными патриархами (Константинопольским, Антиохийским, Александрийским и Иерусалимским), которые признали за ним все патриаршие права и именовали своим «во Христе братом» 213 .

Таким образом, в результате церковных реформ Петра I Русская Православная Церковь фактически оказалась в полном подчинении у светской власти, а учрежденное управление Церковью стало частью государственного аппарата Духовенство превратилось в своеобразный служилый класс по духовному ведомству. За Церковью уже не признавалось инициативы даже в ее собственных делах, что имело для нее тяжкие последствия. Об этом откровенно писал в 1811 г. Александру I Н.М. Карамзин: «Петр объявил себя главой церкви, уничтожив патриаршество как опасное для самодержавия неограниченного.. Со времен Петровых упало духовенство в России. Первосвятители наши были уже только угодниками царей и на кафедре языком библейским произносили им слова похвальные.. Главная обязанность духовенства есть учить народ добродетели, а чтоб сии наставления были тем действительнее, надо уважать оное». Карамзин подчеркивал, что «если церковь подчиняется мирской власти и теряет свой характер священный, усердие к ней слабеет, а с ним и вера»214.

Упразднение патриаршества при Петре I

Первые преобразования в духовной сфере, которые требовалось провести «из соображений государственной пользы», русский царь Пётр Первый провёл ещё при Патриархе Адриане. Согласно царскому указу от 1697 года были взяты под государственный контроль хозяйства монастырей или же «тунегибельные вотчины», а также архиерейских домов. При этом, первым была запрещена всякая строительная деятельность.

Всего спустя год царь прекращает выплату казённой руги тем церквам, которые имели при себе приходские дворы и угодья. Другие же церкви, не имеющие приходских дворов и угодий, получали отныне половину от прежней руги. Кроме того, все церковные угодья были объявлены оброчными статьями государственной казны. После кончины Патриарха (шестнадцатого октября 1700 года) государь предпринимает следующий шаг для дальнейшего подчинения интересам царского абсолютизма церковного строя России.

Отмена выборов патриарха

В этот период, вопреки ожиданиям духовенства и народа, так и не состоялись выборы Патриарха. Взамен него был назначен Местоблюститель Патриаршего престола, выбранный самим царём. Им стал образованный митрополит Рязанский Стефан. Однако, ему государь поручил только ведение дел «о противностях Церкви, расколе, а также ересях». Касаемо ряда иных церковно-административных вопросов и назначений на церковные должности, то эти духовные дела были поручены приближенным царя (Мусину-Пушкину, Меньшиков и др.).

Восстановление монастырского приказа

В начале 1701 года правитель восстанавливает монастырский приказ, который был упразднён в 1667 году. В его ведение переходит в это время распоряжение сборами (а также нарядами с этих сборов) и управление большей частью церковных вотчин. На содержание монастырей и архиереев царь назначил довольно урезанное жалование на то «без чего невозможно прожить». Остальная часть денег, собираемых со сборов от всех церковных имений, должна была обязательно передана на общественные и государственные нужды. К примеру, некоторая часть средств и в правду пошла на строительство благотворительных учреждений (богаделен для инвалидов войны и нищих, а также больничных дворов) и школ.

Подводя черту под двадцатилетним периодом деятельности учреждённого Петром Первым монастырского приказа стоит отметить, что он привёл духовную сферу в упадок. Из года в год скудели архиерейские дома, в вотчинах сокращалось количество дворов, а монастырские постройки разваливались на глазах духовников, не имеющих права их починить. Как следствие, с каждым годом росли и недоимки по сборам и к 1721-1722 годам их объём превышал сумму в миллион двести тысяч рублей, что было непомерно много даже для государства на тот момент.

Вместе с вышеперечисленным росло и недовольство правителя Церковью. Некоторые историки приводят доказательства того, что такой негативный взгляд мог быть навеян Петру его путешествиями по Европе в составе Великого посольства. Например, в период первого такого странствия он всерьёз прислушивался к речам Вильгельма Оранского, который рекомендовал ему устроить Русскую Церковь по образу Англиканской и объявить себя её единственным Главою.

Хронология отмены патриаршества в России

В 1712 году, будучи проездом в Виттенберге и увидев памятник М.Лютеру, русский царь высказал в его сторону похвалу за наступление Лютера на Папу и всё его общество за своего государя, которые были намного умнее духовников.

В желании общества и церковных деятелей вернуть патриаршество Пётр Первый видел только попытку лишить его самодержавия. Таким образом, к началу 1718 года церковная реформа была частично сформирована в голове. На бумаге её было приказано воплотить епископу Феофану, отличавшемуся большой «скоростью пера».

В 1718 году государь, формируя коллегии для управления различными сферами жизни, решает сформировать и Духовную Коллегию, которая была обязана управлять церковными делами из-под руки Петра. За короткое время был написан «Духовный регламент», тексты которого описывали причины замены Духовной Коллегией Патриаршего управления, а также обязанности и права нового органа и особенности её состава.

В 1721 году царь обращается к Иеремии Третьему (Константинопольскому Патриарху) с прошением о признании Православными Восточными Патриархами нового органа – Святейшего Синода. Пётр получил положительный ответ и осенью 1723 года особой грамотой Синод был признан полномочным совершать те же действия, что и Патриаршие престолы.

В течение всего Синодального периода вышеописанные петровские церковные преобразования всё же отрицательно воспринимались в духовных кругах. Из всех иерархов того времени церковной реформой был доволен только архиепископ Феофан Прокопович, являвшийся фактически её идеологом.

Таблица-схема: основные причины упразднения патриаршества при Петре I

Причины упразднения патриаршества при Петре I

Церковная реформа императора Петра I

Церковная реформа Петра I

Видео-лекция: история упразднения патриаршества на Руси