Убийства в библии

Ислам и убийства неверных
25-04-2012 15:57 — duluman — Религия » Ислам | Просмотров: 4806
ВИЛАЯТ ГАЛГАЙЧЕ. Осетинский муфтий сосчитал, сколько аятов в Коране призывают к Джихаду
ФОТО: Осетинский муфтий Хаджимурат Гацалов.
Казалось, уже прошло достаточно времени после уничтожения одиозного врага Аллаха Шамиля Джигкаева исламским героем Даудом Иристони, который принял Шахаду (иншаа-Ллах) после неравного боя с окружившими его кафирами и муртадами.
Тем не менее, некоторые до сих пор не могут успокоиться — и оно понятно, это событие всколыхнуло всю «Северную Осетию» (территориальное образование Вилаята Галгайче). Особенно это задело её марионеточного муфтия Хаджимурата Гацалова.
После вышеописанных событий он не упускает возможности вновь и вновь попытаться доказать кафирам, что он — совсем не такой, он — «умеренный мусульманин», у него-то «знания есть», поэтому он никогда не выйдет против «законного правителя», восседающего в Москве.
В очередном интервью он посетовал, что убийство одиозного врага Аллаха Джигкаева произошло «не вовремя», потому как в это самое время он выстраивал тёплые взаимоотношения с православными и «властными структурами», «налаживая диалог»:
«Здесь вопрос не только во времени. Складывалась благоприятная обстановка внутри общины. Укреплялись связи с РПЦ и общественными организациями. Такого уровня прозрачности и взаимопонимания и с властными структурами, и вообще в обществе, как в это время, никогда не было. И вдруг это дикое убийство», — рассказал муфтий Гацалов.
Надо сказать, что у него собственное видение того, как можно и нужно было поступить с тем, кто оскорблял религию Ислам:
«Мы для себя этот конфликт разрешили более двух лет назад. ДУМ подало жалобу. Мною были написаны статьи. На собрании мусульман было сказано: Бог ему судья, оставим это дело на Аллаха. Мусульманская община жестко осудила убийство», — сказал муфтий «Северной Осетии», которому стоит напомнить, что тот, кто оскорбил Аллаха, Его религию, Его Писание, Его Посланника, согласно единогласному мнению учёных Исламской Уммы, приговаривается к смертной казни.
Однако для Гацалова «правильный» Ислам — это «степенный» Ислам, а «правильные» мусульмане — это такие, которые не могут постоять за свою религию:
«В Осетии Ислам имеет степенную, разумную форму того Ислама, который у нас всегда существовал в республике. То есть каких-то резких, радикальных выпадов здесь нет, потому что у нас есть люди грамотные, люди знающие, с высшим богословским образованием. Почему все это пугает людей? Ну, прежде всего в связи с тем, что Исламу придают окраску агрессивной религии, религии войны», — возмущается муфтий, в «знании» и «образованности» которого после таких слов ни один разумный мусульманин не усомнится.
Выглядит очень странным, что Гацалов не знает о том, что Всевышний Аллах сказал:
«Сражайтесь с теми из людей Писания, которые не веруют ни в Аллаха, ни в Последний день, которые не считают запретным то, что запретили Аллах и Его Посланник, которые не исповедуют истинную религию, пока они не станут собственноручно платить дань, оставаясь униженными»(9:29).
Создаётся впечатление, что Гацалов Коран не читает, а читает конституцию Российской Федерации:
«Настоящий мусульманин никогда не совершит такого преступления против человека, ведь религия запрещает это делать, и такие преступления бьют прямо по Исламу. Я вообще считаю, что все диверсии, чьими бы руками они не делались, чьи бы головы их не продумывали, все они направлены против Ислама. Против такого, как у нас, против мирного Ислама», — распинается муфтий.
Похоже, убийство на войне Гацалов рассматривает как нечто «запретное» в религии Ислам, хотя Аллах сказал:
«О те, которые уверовали! Сражайтесь с неверующими, которые находятся вблизи вас. И пусть они убедятся в вашей суровости. И знайте, что Аллах — с богобоязненными» (9:123).
Но что интересно, когда речь заходит о Первой или Второй мировых войнах, то подобные Гацалову тут же во всё горло кричат, что тогда немцев убивать было можно, потому что они были агрессорами. Когда же русские кафиры напали на мусульман, то это не война. Как-никак, а получаются двойные стандарты. Причём, с явной направленностью против мусульман.
У многих может возникнуть вопрос, почему муфтий так рьяно вступается за кафиров, которые убивают мусульман, захватывают их земли, устанавливают свои порядки? Может быть, потому что он испытывает к кафирам и их религиям тяготение?
«Любая религия божественна по своей сути и, естественно, в ней заложены понятия общечеловеческие — любви и доброты… Ведь религиозные люди, христиане, — не просто обрядовые христиане, а настоящие, воцерквлённые, — они же не боятся Ислама. Они очень тепло к нему относятся. Мусульмане так же относятся к христианам. Верующему человеку легче понять другого верующего, чем неверующего», — трогательно заметил джахиль Гацалов.
Хочется напомнить невежде, что Всевышний Аллах сказал:
«Неверующие из людей Писания и многобожники не хотят, чтобы вам ниспосылалось благо от вашего Господа. Аллах же отмечает Своей милостью, кого пожелает. Аллах обладает великой милостью» (2:105).
Также Аллах сказал: «Они (неверующие) не упускают случая навредить вам и радуются вашим трудностям. Ненависть уже проявилась у них на устах, но в их сердцах кроется еще большая ненависть. Мы уже разъяснили вам знамения, если вы только разумеете! Вот вы любите их, а они вас не любят. И вы верите во все Писания. Когда они встречаются с вами, то говорят: „Мы уверовали“. Когда же остаются одни, то кусают кончики пальцев от злобы к вам. Скажи: „Умрите от своей злобы! Аллаху известно о том, что в груди“. Если с вами случается доброе, это огорчает их; если же вас постигает беда, они радуются» (3:118–120).
Далее Гацалов говорит:
«Противостояние между христианством и Исламом нам навязывается и происходит это в среде нерелигиозных людей. Это результат обыкновенной неграмотности или целенаправленного стравливания».
Возникает вопрос: что же это? Искреннее невежество или лицемерие?
В ходе интервью Гацалову заметили, что те, кто призывает к войне с кафирами и мушриками, в своих призывах опираются на Коран и Сунну. На это муфтий воскликнул:
«На каком основании?! Ты кто такой, чтобы призывать убивать? Нет, пусть он покажет на каком основании, где это написано!».
Специально для муфтия «Северной Осетии» мы приводим слова Аллаха:
«О Пророк! Сражайся с неверующими и лицемерами и будь суров с ними. Их пристанищем будет Геенна. Как же скверно это место прибытия!» (66:9).
А также слова Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует):
«Мне было велено сражаться с людьми, пока они не засвидетельствуют, что нет божества, кроме Аллаха, и что я – Посланник Его, пока не будут совершать намаз, выплачивать закят, если они сделают всё это, то спасут себя и своё имущество, а расчёт их перед Аллахом» (аль-Бухари, Муслим).
Но у муфтия своё толкование и своя арифметика. По его словам в Священном Коране об убийстве кафиров говорится всего 2 раза:
«„Убей неверного“? Есть такое. В двух местах есть в Коране, — рассказывает счетовод Гацалов. —Одно из положений Джихада — „убей неверного“, там в контексте говорится: „Убей неверного в себе“. То есть будь верующим внутри себя».
Второе, по мнению Гацалова представляет из себя следующее:
«Это относится к мединскому времени, к конкретной ситуации, когда мусульманам не давали покоя, убивали их, мучили, казнили. И Пророк сказал: „Убивай их, где их настигнешь, но если они попросят пощады, не трогай их“».
В этой связи приведём высказывание одного из самых значимых учёных ханафитского мазхаба Абу Бакра Мухаммада ибн Абу Сахля ас-Са́рхаси:
«Аллах приказал начинать войну и сказал: „Сражайтесь с ними, пока не исчезнет искушение“. А также: „Убивайте многобожников где бы их не нашли“. Посланник Аллах (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: „Мне было велено сражаться с людьми, пока они не засвидетельствуют, что нет иного божества, кроме Аллаха. Если они засвидетельствуют это, то обезопасят свои жизни и имущество, кроме тех случаев, когда их возьмут по праву, и расчёт их перед Аллахом“. Тем самым утвердив Джихад против многобожников, который является перманентной обязанностью мусульман до Судного Дня.
Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: „Джихад будет продолжаться с момента начала моей пророческой миссии до тех пор, пока последняя группа из моей общины не сразится с Даджалем“. Также Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: „Я был послан перед Судным Днём с мечом. Моё пропитание — под тенью моего копья. Позор и унижение ждёт тех, кто воспротивится мне“.
Толкование этого хадиса передано от Суфьяна ибн Уейна, да помилует его Аллах: „Аллах послал посланника Аллаха с четырьмя мечами. Одним из них он сражался со своей душой, другим с многобожниками. Одним мечом сражался Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, с вероотступниками. Аллах сказал: «Сражайтесь с ними или пусть сдаются». Одним мечом Умар ибн аль-Хаттаб, да будет доволен им Аллах, сражался с огнепоклонниками. Аллах сказал: «Сражайтесь с теми, кто не уверовал в Аллаха»“» (См. «аль-Мабсут», т. 11, стр. 480-481).
Поскольку Гацалов, как представитель закоренелых джахилей, приводить опровергающие доводы не в состоянии, он признаёт, что мусульмане слушают не его лекции, а лекции Саида Абу Саада Бурятского (Шахид, иншаа-Ллах):
«Да, он говорит убедительно. Это людей многих столку сбивает… У нас средств таких нет, к сожалению. И почему его везде можно найти, а когда мы это делаем, нас нигде нельзя найти? Нас там не печатают, здесь не печатают… Сколько мы ещё будем проигрывать такие вот войны? Проигрываем даже Саиду Бурятскому, к сожалению, это наше больное место», — посетовал осетинский муфтий.

Что Библия говорит об
убийстве

Библия рассматривает всякое кровопролитие как тягчайшее нарушение воли Божьей. Оно является первым конкретным проявлением грехопадения человека и губительно не только для самого человка, но и для всего творения («голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли»). Убийство входит в мир в результате человеческого греха и становится причиной первой человеческой смерти. Рассказ о потомстве Каина говорит о том, что кровавое насилие растет в человеческом обществе как снежный ком: Ламех хвалится тем, что убил человека за царапину. Заслон на пути неконтролируемого человекоубийства ставит первый завет (союз) Бога с людьми, заключенный с Ноем и его потомством. Этот завет, полагающий начало пути спасения человечества от греха и смерти, требует отказа от кровопролития, так как жизнь любого живого существа принадлежит только Богу.
Синайское законодательство конкретизирует понятие убийства и устанавливает определенные рамки для связанных с ним форм насилия. Пятая заповедь Моисея категорически запрещает убийство в уголовном смысле слова, т.е. сознательное насильственное лишение человека жизни. Одновременно Синайское законодательство выделяет иные формы убийства (по неосторожности, в порядке самозащиты и т.д.), которые, оставаясь запрещенными, наказываются не столь строго, как преднамеренное убийство. Согласно Синайскому законодательству применение насилия допустимо только вынужденно, как ответ на насилие, и должно быть соразмерно. Требование «око за око и зуб за зуб» знаменует, таким образом, заметный шаг вперед в нравственном развитии человечества по сравнению с «похвальбой Ламеха». Однако, запрещая бытовое насилие, особенно из корыстных побуждений, Синайское законодательство довольно широко применяет смертную казнь, делая ее узаконенной социальной формой убийства. Не запрещается и не ограничивается убийство в ходе военных действий.
Однако вскоре после заключения Синайского завета, в начале пророческой эпохи (8 в. до Р.Х.) понимание убийства и отношение к насилию вообще заметно меняется. Пророк Нафан обличает царя Давида за гибель Урии, хотя действия царя не подпадают под понятие убийства, присущее Моисееву закону: царь сам не совершал убийства, но лишь подстроил для него соответствующие обстоятельства. Тем не менее пророк Нафан квалифицирует поступок царя как убийство. Первый из пророков-писателей, пророк Амос в начале своей книги возвещает суд Божий именно на те формы насилия, которые не были прямо запрещены Синайским законом. В следующем поколении после Амоса Исайя Иерусалимский приравнивает к кровопролитию социальную несправедливость и угнетение бедных. Исайя говорит, что «экономическое» насилие так же отвратительно Богу, как и кровопролитие. Лишение средств к существованию не отличается от лишения жизни и для других пророков-писателей.
Наконец, в Новом завете Господь еще более расширяет и углубляет запрет на убийство: в Нагорной проповеди Он приравнивает к нему всякий гнев одного человека на другого. Даже мысленная враждебность, тем более – ненависть между людьми, запрещаются как формы убийства. Призыв не отвечать злом на зло, но побеждать зло добром делает невозможным применение и тех форм убийства, которые были допущены Синайским законом. Всякое кровопролитие вообще становится запрещенным для учеников Христа.
Эта позиция стала основой отношения к убийству христианской Церкви. В то же время христиане всегда понимали, что они живут и действуют в несовершенном мире, который им еще только предстоит освободить от зла. Поэтому в некоторых случаях ответственность христианина делает для него участие в насильственных действиях неизбежным. Но, тем не менее, даже в этом случае кровопролитие рассматривается как грех, нуждающийся в покаянии и прощении.