Выборы патриарха русской православной церкви состоялись

Выборы Патриарха в Русской Церкви в XX веке

(4 голоса: 5 из 5)

В XX веке в Русской Церкви состоялось пять Соборов для выборов Патриарха:
1) Поместный Собор 1917-1918 годов,
2) Архиерейский Собор 1943 года,
3) Поместный Собор 1945 года,
4) Поместный Собор 1971 года,
5) Поместный Собор 1990 года.

Поместный Собор 1917-1918 годов

Наиболее подробно вопрос о процедуре избрания Патриарха рассматривался на Поместном Соборе 1917-1918 годов сначала применительно к конкретному выбору Патриарха на данном Соборе, а позднее подробно рассматривалась процедура избрания Патриарха и на будущее время. Выработанная Собором процедура избрания Патриарха вошла в свод определений Собора.

На пленарное заседание Собора 28 октября 1917 года было вынесено предложение – прекратить дальнейшие прения по вопросу о восстановлении Патриаршества и приступить немедленно к голосованию внесенного Отделом о высшем церковном управлении предложения.

Перед голосованием было предоставлено слово епископу Астраханскому Митрофану, докладчику по вопросу о Патриаршестве. В своем слове он называет два основных деяния, ради которых стоило созвать даже особый Собор: «Если мы их примем (положения, внесенные на рассмотрение Собора), то совершим два основных деяния: 1) узаконим навсегда соборную форму церковного управления, сделав следуемые прибавки к формуле Отдела, что Собору принадлежит власть законодательная, административная, судебная, Соборы же созываются периодически; 2) учредим Патриаршество… Совершением этих деяний и можно было бы в данном случае ограничиться, а патриарха выбрать потом, хотя, если позволят обстоятельства это можно сделать и теперь. Если бы, впрочем, Собор наш сохранился, то с этим делом торопиться не следовало бы, как не следовало бы спешить и с делом детальной разработки прав и обязанностей патриарха. Ведь, Собор выше патриарха и является источником его власти: патриарх подотчетен Собору; он, даже по насильственном прекращении деятельности Собора, должен снова созвать Собор и от него ожидать указания своих прав и обязанностей».

На этом заседании были приняты следующие положения:
1. Поместному Собору, периодически в определенные сроки созываемому в составе епископов, клириков и мирян, принадлежит высшая власть в Русской Церкви – судебная, законодательная, административная и контролирующая.

2. Восстанавливается Патриаршество, которым возглавляется управление церковными делами Российской Православной Церкви.

3. Патриарх является первым между равными ему епископами.

4. Патриарх вместе с органами церковного управления подотчетен Собору.

В результате голосования, при подсчёте записок выяснилось, что Митрополит Московский Тихон получил 162 гол., Митрополит Тифлисский Платон 74 гол., Архиепископ Тамбовский Кирилл 35 гол., Митрополит Киевский Владимир 7 гол., Архиепископ Кишиневский Анастасий 11 голосов.

Кандидатами на патриаршество были избраны: Архиепископ Харьковский Антоний, Архиепископ Новгородский Арсений и Митрополит Московский Тихон.

Старец Зосимовой пустыни преподобный Алексий, вынул жребий, явивший волю Божию о избрании святителя Тихона на престол Всероссийских Патриархов.

Архиерейский Собор 1943 года

Собор 1943 года не соответствовал определениям Собора 1917-1918 годов о Поместных Соборах и об избрании Патриарха: состоял он только из 19 архиереев, избравших Патриарха открытым провозглашением (а не жребием, как предписывал Собор 1917-1918 годов). Наречение Патриархом произошло без осуществления какой-либо процедуры избрания. На Архиерейском Соборе 8 сентября 1943 года, состоявшемся по разрешению советских властей через три дня после известной встречи митрополитов со Сталиным, на устное предложение митрополита Алексия (Симанского), чтобы Патриархом стал митрополит Сергий было провозглашено «Аксиос».

Поместный Собор 1945 года

15 мая 1944 года умер Патриарх Сергий. После смерти Патриарха Сергия, в соответствии с его завещательным распоряжением, Местоблюстителем Патриаршего Престола стал митрополит Алексий (Симанский). Выборы нового Патриарха назначены были на первые числа февраля 1945 года. Впрочем, назвать выборами готовившуюся процедуру было бы изрядным преувеличением. Единственным кандидатом на место Святейшего являлся митрополит Ленинградский Алексий. «В церковной иерархии, признанной Кремлем, стоял он на втором месте и, следовательно, ему и полагалось занять освободившееся место». Собору оставалось лишь утвердить заранее назначенного кандидата. «Предсоборное совещание для обсуждения кандидатуры будущего Патриарха превратилось в сплошное славословие в честь Алексия. И вдруг в хорошо смазанном генералом Карповым механизме произошел сбой. Архиепископ Тамбовский напомнил присутствующим о той процедуре, что выработана на первом (после Петра I) Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1917 году. По старинному заведению на пост Патриарха было выдвинуто тогда три кандидатуры. Имена их, начертанные на отдельных листках бумаги, поместили в шапку, и в присутствии нескольких сот свидетелей слепой монах завершил эту лотерею, вытащив из шапки билет с именем Тихона Беллавина. Напомнив епископам о старых, освященных временем и тем узаконенных традициях, Лука заявил, что предстоящие выборы считает незаконными и поэтому будет голосовать против единственного и потому навязанного Собору кандидата.
Поместный Собор состоялся в Москве с 31 января по 2 февраля 1945 года. Он собрал 41 архиерея и епископа, 126 представителей приходского духовенства и мирян. На Собор прибыли также Патриарх Александрийский, Патриарх Антиохийский, Католикос всея Грузии, представители Патриарха Константинопольского и Патриарха Иерусалимского, представители Румынской Православной Церкви и Синода Церкви Сербской. Единственный, кто не попал на Собор, был Лука Тамбовский. За два дня до торжественной церемонии, во время всенощной, он почувствовал вдруг сильные боли и, прервав службу, ушел домой. Едва успел добраться до квартиры, как неизвестно кем вызванный примчался уполномоченный с двумя врачами. Медики развили бурную деятельность: диагностировали тяжелое отравление, уложили больного в постель и, находясь при нем неотлучно, так и не дали Луке выехать в Москву. Сам Владыка считал свою болезнь случайной. “27 января я отравился консервами и чуть не умер”, — писал он М. М. Третьяковой. Но архиепископ Иннокентий Леоферов не исключал преднамеренного отравления. Фронда Луки представлялась ведомству Карпова крайне нежелательной. Его следовало любыми средствами не допустить на Собор. И не допустили» .

Поместный Собор 1971 года

Открытым голосованием происходило избрание Патриарха Пимена в 1971 году. Против открытого голосования при выборах Патриарха выступал на Архиерейском Совещании, предшествовавшем Собору, архиепископ Василий (Кривошеин): «Должен сказать, что когда мы получили информацию Патриархии о единой кандидатуре и об открытом голосовании, это известие вызвало у нас всеобщее возмущение. Оно было воспринято многими, как какой-то вызов, провокация. Точно нам оплеуху дали…».
Безусловно, на Соборах 1945 и 1971 годов кандидатуры будущих Патриархов предварительно обсуждались, согласовывались с властью, иные варианты вряд ли были возможны в условиях советской государственности. Какого-то свободного обсуждения и разности мнений не предполагалось, что, впрочем, не говорит о том, что кандидаты были нехороши или недостойны.

Поместный Собор 1990 года

Выборы Святейшего Патриарха Алексия II в 1990 году прошли уже по другой схеме. Жребия, как в Соборе 1917-18 годов, не было, но эти выборы были осуществлены посредством тайного голосования.

После кончины Святейшего Патриарха Пимена, 3 мая 1990 г., состоялось заседание Священного Синода, на котором Местоблюстителем был избран митрополит Киевский Филарет. 7 мая Священный Синод вынес постановление о созыве с 6 по 10 июня Поместного Собора для избрания Патриарха Московского и всея Руси. Синод также постановил провести до 26 мая епархиальные собрания для избрания делегатов на Собор по следующей квоте: по одному клирику и мирянину от епархий, а также по одному представителю от монастырей, духовных академий и семинарий. Все епископы, находящиеся на кафедрах, по уставу об управлении Русской Православной Церковью являются членами Поместного Собора.

6 июня в Патриаршей резиденции в Даниловом монастыре состоялся Архиерейский Собор, которому предстояло обсудить программу Поместного Собора. Архиерейский Собор избрал трех кандидатов на Патриарший престол. Каждый архиерей мог голосовать за 1, 2 или 3 архиереев, вычеркивая остальных из списка. Тайным голосованием были избраны митрополит Ленинградский Алексий, митрополит Ростовский Владимир и митрополит Киевский Филарет.

7 июня открылся Поместный Собор. В заседаниях Собора участвовало 317 делегатов. Важнейшим деянием первого дня заседаний явилось избрание Патриарха. Поместный Собор утвердил процедуру избрания, предложенную архиерейским Собором:

1) Поместный Собор тайным или открытым голосованием утверждает список трех кандидатов, предлагаемых Архиерейским Собором для избрания из их числа Патриарха Московского и всея Руси.

2) Поместный Собор вправе в этот список внести дополнительные имена, руководствуясь гл. 4, § 17, п. а-е Устава об управлении Русской Православной Церковью.

3) Для включения дополнительных лиц в список кандидатов проводится тайное голосование: в бюллетень вносятся лица, получившие поддержку не менее 12 членов Поместного Собора. Избранными являются кандидаты, набравшие более 50% голосов.

4) Поместный Собор тайным голосованием избирает из числа утвержденных им кандидатов одного.

5) Избранным Патриархом считается архиерей, набравший более 50% голосов.

6) Если ни один из кандидатов не набрал более 50% голосов, то в таком случае проводится повторное голосование по двум кандидатам, набравшим наибольшее количество голосов.

Архиепископ Могилевский Максим (Кроха) предложил не голосовать за кандидатов, а по примеру Поместного Собора 1917 г. избрать Патриарха жребием. Это предложение Собором не было принято. Проведено было тайное голосование. Вечером председатель счетной комиссии митрополит Сурожский Антоний объявил результаты тайного голосования: 139 голосов было подано за митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия, 107 – за митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира и 66 – за митрополита Киевского и Галицкого Филарета. Во втором туре за митрополита Алексия проголосовало 166, а за митрополита Владимира – 143 члена Собора. В конце вечернего заседания старший по хиротонии архипастырь Русской Церкви, архиепископ Оренбургский Леонтий (Бондарь), обратился к новоизбранному Патриарху Алексию с поздравлением. В ответном слове Патриарх Алексий II поблагодарил всех членов Поместного Собора за избрание и поздравление и сказал: «Я сознаю трудность и подвиг предстоящего служения. Жизнь моя, которая от юности посвящена служению Церкви Христовой, подходит к вечеру, но освященный Собор возлагает на меня подвиг Первосвятительского служения. Я приемлю это избрание, но в первые минуты прошу Высокопреосвященных и Преосвященных архипастырей, честной клир и всю боголюбивую паству всероссийскую своими молитвами, своей помощью помогать мне и укреплять меня в предстоящем служении… Я сознаю свою немощь и уповаю на ваши святые молитвы и помощь в предстоящем моем служении».

СНОСКИ:

* Деяния, Т. 3 (28 октября 1917, 31), с. 7.
1. Поповский М. А. Жизнь и житие святителя Луки (Войно-Ясенецкого). СПб., 2007. С. 400.
2. Там же.
3. Василий (Кривошеин), архиеп. Поместный Собор Русской Православной Церкви и избрание Патриарха Пимена. СПб., 2004. С. 70.
4. См. Прот. Владислав Цыпин. История Русский Церкви 1917-1997. Глава X: Русская Православная Церковь при Святейшем Патриархе Алексии II. С. 480-482.

Поместный Собор 1945 года: историческая правда и антицерковные домыслы

«СБУ рассекретила архивы: московского патриарха в 1945 году избирали агенты НКГБ» — подобные заголовки на днях «украсили» не только СМИ соседнего государственного образования под названием «Украина». К сожалению, падкими до дутых «сенсаций» оказались и многие российские ресурсы. Однако, как и в случае с «сенсацией» суздальской, речь идёт отнюдь не о каком-либо удивительном открытии, но исключительно о «жареном факте», весьма далёком от исторической правды.

А потому попробуем разобраться: каковы же были церковные реалии того трагического и в то же время героического военного времени? Кто же на самом деле в канун Великой Победы, в феврале 1945 года, избрал нового Предстоятеля Русской Церкви — Патриарха Алексия (Симанского)? И, наконец, почему антицерковных либералов так беспокоят отношения Церкви и государства того времени? Но для начала небольшой исторический экскурс.

Русская Церковь в преддверии Поместного Собора 1945 года

Поместный Собор Русской Православной Церкви 1945 года был созван после кончины Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Сергия (Страгородского), управлявшего Церковью в период самых тяжёлых во всей её тысячелетней истории десятилетий. Владыка Сергий был Первосвятителем с середины 1920 годов и вплоть до 15 мая 1944 года, дня его ухода из земной жизни.

Фигура этого иерарха до сих пор вызывает множество вопросов. Да, именно он в 1927 году в своем послании «Об отношении Православной Российской Церкви к существующей гражданской власти» 1927 года произнёс слова, неправильно понятые многими православными христианами:

Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой — наши радости и успехи, а неудачи — наши неудачи.

К сожалению, тогда эти слова привели ко многим церковным нестроениям и даже расколам. Некоторым церковным деятелем показалось, будто владыка Сергий склонен к соглашательству с богоборческими властями, более того, пытается подчинить им Церковь и верующих. Но если вчитаться в слова владыки внимательно и без предубеждения, становится ясно, что его слова были обращены отнюдь не к ВКП (б) и чекистам, но к родной стране, которая даже при нелепо звучащей для слуха людей тех лет аббревиатуре «СССР» оставалась исторической Россией. Конечно, Церковь в лице своего Первоиерарха искала пути взаимодействия со светской властью, и в тех тяжелейших условиях владыка Сергий (Страгородский) сделал всё, чтобы минимизировать урон, нанесённый Церкви богоборцами.

Тем не менее к началу Великой Отечественной войны Русская Церковь оказалась в поистине ужасающем состоянии: на территории современной России не оставалось ни одного действующего монастыря, абсолютное большинство архиереев были или уже расстреляны, или находились в тюрьмах и лагерях. И вместе с тем параллельно с Московским Патриархатом действовали псевдоправославные обновленческие «приходы» — раскольнические структуры, созданные большевиками в 1920-х годах как «прогрессивная альтернатива» Церкви. Количество «прихожан» у обновленцев было крайне низко, но храмов ими было захвачено немало.

Но несмотря на всё это, с самых первых дней Великой Отечественной войны Русская Церковь включилась в дело обороны земного Отечества. И её помощь была не только молитвенной: многие видные церковные деятели сражались на фронтах Великой Отечественной. А по всем приходам был объявлен сбор средств для нужд Красной Армии: так, именно на церковные средства были приобретены знаменитые танковая колонна «Дмитрий Донской» и эскадрилья «Александр Невский». И, конечно, во всех православных храмах постоянно совершались молитвы о победе нашего воинства.

И только в сентябре 1943 года, после того, как Сталин принял в Кремле иерархов Русской Православной Церкви — митрополитов Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича), — Русская Церковь впервые после десятилетий красного террора получила в советском государстве официальный статус как объединённая централизованная религиозная организация. К слову, когда владыка Сергий (Страгородский) по итогам встречи со Сталиным подал записку с просьбой освободить 25 иерархов из заключения, то оказалось, что к концу 1943 года в живых из них остались считанные единицы. Русской Церкви, по сути, пришлось заново воссоздавать свою иерархию — епископат. И в первую очередь из духовенства, прошедшего тюрьмы и лагеря.

Во время работы Поместного Собора Русской Православной Церкви 1945 года. Фото с сайта patriarchia.ru

Были ли соборяне «агентами НКГБ»?

А теперь предлагаю разобраться, о ком идёт речь в опубликованных «Службой безопасности Украины» чекистских документах, а именно — в столь растиражированных в антицерковных СМИ и соцсетях словах «важно обеспечить, чтобы в числе намеченных кандидатов преобладали агенты НКГБ». Как подчёркивает заместитель главного редактора телеканала «Царьград» историк Михаил Смолин:

Из 45 архиереев, съехавшихся на Собор 1945 года для избрания нового Патриарха, в советских тюрьмах и концлагерях не сидели только двое. Да и только потому, что они не были гражданами СССР: Патриарх Александрийский Христофор II и Патриарх Антиохийский Александр III. Остальные архипастыри Русской Православной Церкви, многие из которых были настоящими мучениками, прошли суровую христианскую школу большевистских гонений…

С этими словами нельзя не согласиться, но для того, чтобы их усилить. Давайте поимённо вспомним хотя бы нескольких из рекомых «агентов». Приведём краткие сведения лишь о нескольких святителях, за исключением святителя Луки, малоизвестных даже тем, кто имеет представления о новейшей церковной истории.

Во время работы Поместного Собора Русской Православной Церкви 1945 года. Фото с сайта patriarchia.ru

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий), на тот момент — архиепископ Тамбовский. Человек, получивший прекрасное медицинское образование в Киевском университете, но уехавший в глубинку простым земским врачом, а уже в советские годы, в разгар антицерковных гонений, променявший светскую карьеру на священнический сан. Никогда не скрывал своих антикоммунистических взглядов, прошёл лагеря и ссылки, но в итоге получил Сталинскую премию.

С октября 1941 года владыка был главным хирургом Красноярского эвакогоспиталя, делал по 3-4 операции в день, спас тысячи жизней. Впоследствии святитель Лука был награждён медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», а за научные труды по гнойной хирургии и операциям огнестрельных ранений удостоился Сталинской премии. Прославлен в лике святых.

Епископ Архангельский и Холмогорский Леонтий (Смирнов). 70-летний старец, также прошедший тюрьмы и лагеря. Находясь в ссылке, владыка Леонтий никогда не снимал священнической рясы, однажды подросток, насмехавшийся над «попом», бросил в него камень, выбив владыке глаз. Старец не рассердился на испугавшегося хулигана, а благословил его, занёс в поминальник и затем всегда молился о здравии мальчишки. Рассматривается вопрос о прославлении святителя Леонтия в лике святых.

Архиепископ Астраханский и Сталинградский Филипп (Ставицкий). В феврале 1945 года — старейший по хиротонии архиерей Русской Православной Церкви, по возвращении из заключения, до 1943 года, работавший лесным сторожем. Прославился прозорливостью и исцелениями. Рассматривается вопрос о канонизации святителя. Известны проникновенные строки, которые владыка Филипп рассылал своей пастве из ссылки:

Тысячи вёрст разделяют нас, а как будто вы здесь всегда, подле меня, и, думается, пройдут ещё годы, ещё больше расстояния может отделять нас, а мы, благодатию Божией хранимы, будем друг для друга тем же, что и сейчас, ибо породнило нас и соединило навеки то, что вечно и непреходяще: Христова вечная любовь! Христова вечная жизнь! И если будем всегда близки к Богу, к Его Божественной сладчайшей жизни, то будем и всегда близки друг к другу.

Епископ Калининский и Великолукский Рафаил (Березин). На момент Собора — старец, неизлечимо больной раком. По многочисленным свидетельствам, горячо молился, чтобы Господь даровал ему дожить до Пасхи и Дня Победы. Скончался 15 мая 1945 года.

Архиепископ Куйбышевский и Сызранский Алексий (Палицын). Сделал очень многое для присоединения к Церкви раскольников-обновленцев. Не скрывал антикоммунистических взглядов, отказывался направлять советскому руководству телеграммы с поздравлением с годовщиной революции.

Архиепископ Новосибирский и Барнаульский Варфоломей (Городцов). Человек подвижнической жизни, прозорливый 80-летний старец, скромный и доступный для прихожан, но при этом весьма требовательный к себе и к духовенству. Согласно составленной советскими органами характеристике:

Архиепископ Варфоломей — фанатично религиозный человек с глубоко консервативными взглядами, большой приверженец русской старины. Благожелательно относится ко всему русскому и отрицательно — к немцам и вообще к инаковерцам, особенно к баптистам и католикам. Ревностный служитель Православной Церкви, стремящийся всеми силами и средствами расширить влияние Церкви, упрочить её положение, уберечь духовенство и верующих от всякого прогрессивного влияния извне.

Интронизация Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I в Богоявленском Елоховском соборе

И таких святителей Церкви Христовой на Соборе были десятки. Конечно, присутствовали среди них и вчерашние обновленцы, вернувшиеся в лоно Московского Патриархата, об искренности покаяния которых судить сложно. Как и сложно говорить обо всех участниках Поместного Собора 1945 года, среди которых были и вчерашние блокадники, и фронтовики, по ранению вернувшиеся с войны.

А были ли среди этих людей те, кто когда-либо давал подписку органам? Нельзя отрицать и этого, ведь абсолютное большинство соборян были прекрасно знакомы с «чёрными воронками» и тюремной баландой. Но равнозначно ли это «сотрудничество» клейму «агент НКГБ»? Для самих чекистов — вполне возможно, однако имеем ли мы право превентивно клеймить этих людей, сохранивших веру в тех страшных условиях? Надеюсь, каждый ответит по совести.

И здесь я позволю себе привести цитату из книги историка Игоря Курляндского «Сталин. Власть. Религия», опровергающей миф о «православном Сталине». Книга, мягко говоря, не исполнена симпатий к советской власти и вместе с тем детально, на основе куда более широкого круга источников, чем опубликованные СБУ документы, вскрывает суть отношений Русской Православной Церкви и большевиков, в том числе чекистов:

Разумеется, то обстоятельство, что советское руководство считало некоторых немногих оставшихся на свободе и в жизни церковных иерархов «агентами НКВД», еще не свидетельствовало о том, что они вели потом какую-либо активную чекистскую деятельность. Важно не судить архиереев с позиции упрощённого морализаторства. Очевидно, согласие на подобные «вербовки» было для владык вынужденным шагом, чтобы защитить остатки церковных структур от окончательного уничтожения. Не забудем, что церковная иерархия Русской Церкви была почти полностью перебита Сталиным и Ежовым в 1937-1938 годах…

Думается, если для Поместного Собора 1945 года и уместен какой-либо штамп, то только один: «Собор победителей». И хотя советская власть была уверена в том, что полностью контролирует Русскую Православную Церковь, это было не так. Напротив, в годы Великой Отечественной войны именно Церковь и православный народ изменили страну, во многом избавив её от былого революционного накала и богоборческого оскала властей.

Интронизация Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I в Богоявленском Елоховском соборе

Конечно, и после войны советская власть осталась атеистической, но она уже утратила воинствующее богоборчество, считанными годами ранее приведшее к гибели десятков тысяч служителей Церкви и разрушению тысяч православных храмов. И спустя считанные месяцы после Поместного Собора 1945 года мы обрели Победу в Великой Отечественной войне не безликого Третьего Интернационала, но исторической России — той самой России, которую так презирают и которой так боятся наши либералы и их коллеги из украинской СБУ.

Видео с канала Youtube: БлагоПСКОВ — видеоканал

Патриарх: выбор, права и обязанности

Вчера Поместный Собор совершил избрание нового патриарха Русской Православной Церкви. Им стал Высокопреосвященнейший Кирилл, митрополит Смоленский и Калининградский.
Права и обязанностиСогласно Уставу Русской Православной Церкви патриарх — это епископ, управляющий Церковью в период между Поместными соборами — высшим органом церковного управления в Православной Церкви. Должность Патриарха появилась в христианской Церкви еще во времена Римской империи, хотя она могла носить другие названия (архиепископ, папа) и отличалась кругом обязанностей (прерогативами архиепископской власти были в первую очередь суд и постановление епископов «подчиненной» области). Пост патриарха пожизненный, но, согласно Уставу РПЦ, прекратить свои обязанности патриарх может и досрочно, уйдя на покой.
Как и любой епископ, в наши дни патриарх является монахом, то есть дает обеты безбрачия и нестяжания, это означает, что все имущество патриарха, принадлежащее ему как предстоятелю (резиденция, машина и т. п.), принадлежат не ему лично, а Русской Православной Церкви.
Патриарх подписывает общецерковные документы после их одобрения Священным синодом, руководит синодальными отделами, общается от лица Русской Церкви с предстоятелями других поместных Православных Церквей, представляет Русскую Православную Церковь в отношениях с высшими органами государства.
Патриарх утверждает уставы епархий, входящих в состав Русской Православной Церкви, экзархатов (самоуправляемых частей) и автономных Церквей в составе РПЦ; издает указы об избрании и назначении епархиальных архиереев, председательствует в Синоде, назначает ректоров Духовных школ и иных церковных должностных лиц. Наблюдает за выполнением архиереями их пастырского долга по окормлению епархий, разрешает конфликты между архиереями, добровольно обращающимися к его посредничеству (существует церковный суд, но архиереи могут напрямую обратиться к патриарху, и в таких случаях его решения обязательны для обеих сторон), принимает жалобы на епископов перед их отправкой в церковный суд.
В обязанности Святейшего — этот титул в духе византийского церемониала традиционно носит предстоятель русской Церкви — входит и освящение мира, благовонного масла, используемого при крещении (все миро, которым крестят как младенцев, так и взрослых, в России приготовляется лично Московским Патриархом). Патриарх совершает регулярные богослужения в храмах по всей стране, такой «объезд» епархий является его прерогативой; кроме того, согласно Уставу патриарх обязан трудиться на поприще поддержания единства иерархии и Церкви, для чего он в случае возникновения крупных споров и распрей имеет право созывать внеочередные Архиерейские и Поместные соборы.
Несмотря на множество «общецерковных» обязанностей, Патриарх является еще и епархиальным архиереем, управляя лично Московской епархией, то есть православными приходами Москвы и Московской области. Как и любой епископ, патриарх подотчетен Поместным и Архиерейским соборам, но избирается исключительно Поместным собором — прямым голосованием всех епископов Церкви и делегатов от белого (женатого) священства, монахов и мирян. Право суда над патриархом принадлежит Архиерейскому собору — то есть собору епископов, без участия мирян и белого духовенства. В случае невозможности патриарха исполнять свои обязанности (смерть, нахождение под церковным судом) — Священный синод избирает местоблюстителя патриаршего престола и назначает дату Поместного собора для выборов нового патриарха. Кандидат в патриархи должен быть епископом, обладать высшим богословским образованием, достаточным опытом епархиального управления, «иметь доброе свидетельство от внешних», то есть иметь хорошую репутацию, а также быть не моложе сорока лет.
Как выбирают Патриарха
Вчера Поместный собор, совершил избрание нового патриарха.
Дата собора (27-29 января) была назначена через пять дней после смерти Святейшего Патриарха Алексия II на экстренном заседании Священного синода, избравшего также Местоблюстителя Патриаршего Престола. Поместный собор — это высший орган церковного управления в Православной Церкви. В случае смерти патриарха Поместный собор, согласно действующему уставу РПЦ, принятому в 2000 году, собирается не позже чем через полгода.

Заседание поместного собора в Трапезном храме Троице-Сергиевой Лавры, 1990 год

Предыдущий Поместный собор собирался в Русской Церкви 7 июня 1990 года, когда был избран Святейший Патриарх Алексий II.
В Поместном соборе участвуют все епископы, делегаты от епархий (по одному священнику, монаху и мирянину от каждой епархии), главы синодальных отделов, представители высших и средних церковных учебных заведений (духовные академии, семинарии, московский Свято-Тихоновский православный университет), представители Духовной миссии в Иерусалиме, члены комиссии по подготовке Собора, назначенные Синодом, настоятели ставропигиальных мужских монастырей в епископском сане и пять делегаток от женских монастырей, которых избирает специальное совещание настоятельниц. Всего более 700 участников, из которых около 200 — в епископском сане.
Правила, по которым на Поместный собор выбираются делегаты от монашествующих, священства и мирян, не оговорены в Уставе РПЦ. По специальному решению Синода 10 декабря для отбора делегатов «с мест» (представителей 156 епархий РПЦ от российского Заполярья до Южной Америки и Австралии) на нынешний Поместный собор каждая епархия вправе была установить свои правила. Как пояснил корреспонденту «НС» протоиерей Николай Балашов, член комиссии по подготовке Поместного собора, «носителями полноты власти церковного управления в каждой епархии являются правящие там архиереи и, как преемники святых апостолов, они вправе установить любые процедуры. Обычно делегаты определяются на епархиальном собрании, делегатом от мирян может стать каждый, не исключено, что им может быть и женщина».
Заседаниями Поместного собора руководит Президиум, состоящий из Местоблюстителя и еще 12 архиереев, избранных простым большинством голосов.
На Поместный собор могут быть приглашены докладчики, эксперты, пресса, но без права голоса, на правах «наблюдателей». Однако выборы патриарха всегда проходят в закрытом режиме, без наблюдателей, присутствовать имеют право только члены собора, наделенные правом голоса. Как пояснил нам прот. Николай Балашов, «проведение закрытых заседаний является необходимым в тех ситуациях, когда необходимо исключить всякие внешние влияния на волеизъявление членов Собора. Из истории Церкви мы знаем случаи, когда являвшиеся на Собор посторонние лица нарушали спокойствие, устраивали бесчиния. Проведение заседаний в закрытом режиме исключает беспорядки».
Избирали патриарха не жребием, как на Поместном соборе 1917-1918 годов, а голосованием. «Выбор жребием был продиктован теми экстремальными условиями, в которых проходил Собор 1917-1718 годов, — поясняет прот. Николай Балашов, — и как универсальная и обязательная для будущих избраний патриарха эта процедура не была утверждена Собором 1917-1918 годов. Именно поэтому жребий теперь и не применяется». Интронизация нового патриарха запланирована на 1 февраля.

Подготовил Дмитрий Ребров

Версия для печати