Записки игумении Таисии

Откровенность «Записок» продиктована причинами создания книги, о которых автор сообщает почему-то в последнем абзаце сочинения. Из них первая: «…мне хотелось проследить духовный путь своей жизни, чтобы понять, на каком этапе развития я нахожусь»; вторая: «мне показался интересным путь от театроведа до монахини». Действительно, человеку, профессия которого позволяла тысячными тиражами выносить суждения, граничившие подчас с приговорами, непросто встать на путь стяжания смирения и других монашеских добродетелей. Смелое желание автора обнажить перед читателями душу, собственные духовные и физические немощи, стоит доброго слова, как и признание себя новоначальной монахиней через девять лет после пострига ( книга подписана в печать в октябре 2007 года).

Однако основная польза «Записок» видится вовсе не в подробном изложении личных переживаний кандидата наук, бакалавра Марины Евгеньевны Константиновой (автор называет мирское имя, ученую степень, труды) на пути к вере. Польза в том, что на свет Божий вынесены весьма распространенные недуги современной церковной жизни, в особенности болезненное пристрастие духовных чад к духовным отцам и пребывание женщин в мужских монастырях.

Батюшка присутствует почти на каждой странице «Записок», он же – «мой любимый единственный родной отец», к нему она приходит «замирая от счастья», падает на колени посреди храма, всю службу ждет «его возгласов», потом едет на квартиру, где остановился батюшка и где они долго говорят наедине, она о себе рассказывает мало, потому что «он все знал, дал наставления и определил, что читать», «вообще как-то сразу подтянулась духовно после разговора с батюшкой». И это еще не все «батюшки» на странице, а уж сколько во всей книге… Даже при описании пострига не забыта довольная улыбка батюшки, «которую он быстро спрятал в усы, когда постриг подходил к концу и я стояла перед ним с крестом и горящей свечой», и в выборе имени ей видится лестный намек на высокие отношения святителя Иоанна Златоуста с диаконисой Олимпиадой.

Автор прямо-таки с мазохистским наслаждением пишет о том, как духовник обижает, унижает, не принимает, знать не хочет, прогоняет, отправляет пожить в женском монастыре (о, жестокая кара!); однажды в январе оставил с вещами посреди Москвы возле станции метро и сказал «приедешь только к Пасхе». Но на самом-то деле «он… прощает, любит, молится…».

После пострига чадо, как водится, остается в мужском монастыре, при батюшке. Не справившись с мытьем посуды, получает послушание письмоводителя и время от времени, по обыкновению, на неделю выезжает в Москву. Получатели долгожданных ответов от духовника получили теперь возможность узнать, что подписывал-то их батюшка, но составляла новоначальная матушка.

Как горько, что в наше время это уродливое явление – пребывание в мужских монастырях женщин – никого не удивляет и не возмущает, несмотря на ряд неблаговидных последствий. Его замечают лишь когда какой-нибудь иеромонах внезапно женится на какой-нибудь «послушнице», но никто не интересуется ущербом, который наносится женской душе противоестественным существованием в мужской обители.

Увы, апостольник не превращает даму, его надевшую, в бесполое существо. Длительное пребывание женщины, тем более постриженной монахини, в мужском монастыре ставит шлагбаум на пути ее духовного возрастания. Можно сожалеть, что мать Олимпиада не нашла себе места в женской обители, лишив себя полноты монашеской жизни; впрочем, она к тому совершенно не стремилась. И вовсе не физическая немощь тому причина: в нашем монастыре, например, престарелых и хворых больше, чем молодых и здоровых, однако живем, Богу всякие нужны. Причина в незаменимом батюшке, полностью заслонившего и заменившего собой Христа.

К слову о монашеской форме, которую так стремятся надеть стремящиеся отнюдь не к монашеству: беглянки из монастырей не преминут прихватить если не подрясник, то хотя бы апостольник, который действительно очень украшает, облагораживает любое лицо, создает ореол причастности к тайне, недоступной мирянину, дает кредит доверия, ничем не оправданного.

Недавно наш монастырь посетила некая инокиня в сопровождении мирянки. Пока гостья в черном ходила мыть руки, ее простодушная спутница восторгалась вниманием, проявляемым к ним на вокзале, в электричке и как матушка умеет складно ответить на любой вопрос. А спустя месяц сообщила по телефону, что та инокиня с украинским гражданством просит прописать ее в Москве, в квартире, где доверчивая А. живет с больной дочерью.

Тут же вспомнилась ситуация с «афонским» иеромонахом Н., несколько раз посещавшим наш монастырь в качестве гостя штатного священника. Спрашивать документ постеснялись, его «афонство» как бы подтверждала скуфейка особого кроя. Однажды он участвовал в богослужении, и сестрам показалось, что во время каждения лицо иеромонаха сводила гримаса злобы; в следующий приезд игумения все же попросила показать отпускное свидетельство. Гость явно смутился, ничего не предъявил, не служил и больше не приезжал.

Потом случайно выяснилось, что этот «афонит» пострижен вовсе не на Афоне, пробыл на Святой Горе не более двух месяцев, изгнан за не приличествующий монаху проступок и проживает в Москве в квартире одной престарелой монахини, которая по благословению духовника часто выезжает на сельские приходы, помогая как опытный регент. Матушка, пустив «сиромаху», в сущности лишилась жилья, дело дошло до конфликта, чем он завершился – не знаем, потому что адрес монахини сгорел вместе с нашим корпусом 4 мая 2007 года. Упомянутый иеромонах, между прочим, тоже чад имеет, послушников, располагает какими-то средствами, акафисты составляет, книжки издает, несогласные с учением Церкви. Впрочем, вряд ли печальный опыт послужит уроком сердобольной москвичке, как не научили «новоначальную монахиню» синяки и шишки, набитые за годы, проведенные под сводами Алатырского храма.

Еще в «Записках монахини Олимпиады» есть глава под названием «Любите ли вы театр?..», в которой бывший театровед пытается уверить читателей в том, что от ее прежней любви к театру остался один чад и вообще никому не полезно дышать угаром сценических страстей, ни зрителям, ни актерам. Вопрос очень спорный. Театр, по-видимому, все-таки нужен, ибо, как писал в давние годы, пребывая в сане архимандрита, Иоанн Шаховской, далеко не все люди сразу приходят в церковь и многим из них побывать в театре полезнее, чем, например, пиво пить в подворотне или жевать телевизионные сериалы, не говоря уж о том, что хороший спектакль, а такие существуют и теперь, становится источником «разумного, доброго, вечного» и, следовательно, возводит к Богу.

В отношении «Этюдов» и заметок о путешествии в Палестину можно сожалеть, что они не выправлены опытным редактором, изобилуют повторами, не всегда удачными эпитетами, тяжеловесными синтаксическими конструкциями. Но опять же – искренность автора многое искупает.

Хочется, пользуясь случаем, поблагодарить Станислава Сенькина за сборник «Покаяние Агасфера» и, в частности, за рассказ «Осторожно – «афониты»». Он прочтен много позже того, как мы распрощались с о. Н., но очень точно передает и наше отношение к этому явлению.

В православии, как и в большинстве религий, мало известных женщин. Так сложилось, что они остаются в стороне от масштабной деятельности в вере, и лишь единичные имена на слуху: Дева Мария, Мария Магдалина, Мать Тереза и т.д. Матушка Таисия, кстати, тоже Мария, — одно из этих немногих исключений.

Эта игуменья внесла значительный вклад в развитие православия, а её история навсегда останется примером для верующего человека.

Новгородская обитель стала ещё одним тяжёлым крестом

Наконец, когда Аркадия пребывала в обители уже девятый год, ей потребовалось по вопросам наследства посетить Новгород.

Она без сожаления покинула ужасную келью и пообещала себе, что никогда туда не возвратиться. Так и случилось. В новом городе она выбрала для себя Покровский Зверин монастырь. Шёл 1872 год.

Всё началось довольно радужно: Аркадию поставили руководить хором сестёр. Но очень быстро её положение вызвало у остальных зависть, так что за спиной говорили недоброе. Об этих событиях монахиня записала в дневниках, где рассматривала подобные неурядицы как свой крест.

Покровский Зверин монастырь, в котором будущая игумения написала акафист св. Симеону Богоприимцу

Но вот с чем не могла смириться Аркадия — это с самым попранием христианских принципов в обители. Разве монастырь — не место, где все должны служить Господу с открытым сердцем? Зачем люди уходят туда, лицемерят и ведут себя хуже, чем не дававшие обетов миряне?

Ответ на эти вопросы пришёл в полусне на прогулке. Аркадия будто бы услышала, как бьют часы. Некий голос ей сообщил:

«Вот видишь: в монастыре-то хотя уже и тёмненько, но еще сумерки, вечер, а в миру давно уже полночь».

Услышанное стало откровением для Аркадии и дало ей силы на дальнейший монашеский путь. Она вдохновилась и написала акафист святому Симеону Богоприимцу. Этот текст изучил Святейший Синод и одобрил, а вскоре минуло шесть лет пребывания монахини в обители, и её перевели в Званский Знаменский Державин Монастырь.

Матушка Таисия превратила Леушинскую общину в полноценный монастырь

После четырёх лет в прежней обители монахиня с удовольствием переехала в новую. Там матушка Таисия Солопова принялась основательно трудиться. Обитель находилась в упадке, и предыдущие настоятельницы не смогли исправить ситуацию.

Нельзя сказать, что сама матушка Таисия сразу же справлялась успешнее предшественниц. Монастырь был очень бедным. Его даже называли на тот момент просто общиной. Монахини не слушались, постоянно ввязывались в интриги, община вот-вот могла расколоться.

В какой-то момент настоятельница вообще хотела отказаться от своей миссии, но новый сон с участием Богородицы убедил её продолжать пробовать.

Матушка Таисия благоустроила Леушинский монастырь, но 40-е годы его затопило водохранилище

Местный купец Максимов приложил множество сил, чтобы навредить обитательницам общины. Он писал на них очерняющие доносы митрополиту, которые очень сильно заставляли переживать настоятельницу. Однажды её от нервов парализовало на два месяца.

И всё же, несмотря на все сложности, игуменья Таисия благоустроила обитель, и та получила статус монастыря. Сама матушка с этого момента получила новый сан, и отныне она — игуменья Таисия Солопова.

Хотя никаких богатых сторонников у матушки не было, ей удалось отстроить на территории обители собор в честь Похвалы Божией Матери. Это не единственное сооружение, которое возвели при ней. Вот и другие заслуги матушки:

  • часовни;
  • духовная школа;
  • сестринский корпус;
  • три подворья.

Игумения Таисия Леушинская увеличила количество насельниц до 700.

700 насельниц поселились в монастыре при игуменьи Таисии

Особенно заслуги настоятельницы отмечал святой Иоанн Кронштадтский, с которым её связывало тридцатилетнее знакомство.

Он знал не понаслышке, сколько усилий приложила игуменья Таисия для того, чтобы помочь не только своему, но и многим другим монастырям. Вместе с ним они возродили и открыли примерно десять обителей, это не считая подворий.

Не только святой, но даже царь отметил заслуги настоятельницы и вручил ей золотой наперсный крест.

За возрождение монастырей игуменью Таисию хотят канонизировать

Умерла игуменья Таисия 2 (15) января 1915 года в Леушинском монастыре, о чём знала заранее из сна. Ей похоронили в склепе Похвального собора, который она же сама и строила. А через тридцать лет всю территорию монастыря затопило искусственное водохранилище — что перекликается с другим её сном о нерукотворном водоёме.

И сегодня обитель остаётся под водой.

Но труды игуменьи Таисии не исчерпываются только этой обителью, а потому законы и традиции, которые она установила, продолжают существовать во многих других монастырях.

Сегодня игуменью Таисию пытаются причислить к лику святых.

Игуменья Таисия ещё при жизни многими почиталась как святая старица. Её смерть лишь усилила интерес к её личности. В память об этой выдающейся женщине регулярно проводят панихиды, а сама она стала образцом добродетели для верующего человека.

По сегодняшний день три епархии выступают с инициативой причислить игуменью Таисию к лику святых. Сбор информации для дополнения её жизнеописания — одна из главных задач комиссии по канонизации подвижников благочестия Череповецкой епархии.

Игуменья Таисия — автор духовных трудов, самый известный — автобиография «Келейные записки»

Игуменья Таисия также — автор духовных книг. Она писала исследования на христианскую тематику, делала автобиографические записи и сочиняла стихи. Её самый известный труд — «Келейные записки».

Купить на книгу
OZON.ru

«Келейные записки» — самая известная книга игумении Таисии

Читать записки Игумении Таисии случалось даже Иоанну Кронштадтскому, который высоко их оценил. И это не удивительно, ведь в этом автобиографическом тексте игуменья Таисия запечатлела свой опыт общения с Богом, рассказала о встречах с подвижниками и различных происшествиях на своём духовном пути.

Эта книга может стать поддержкой для любого верующего человека. В нём можно найти много духовных откровений и назидательной информации. Центральное место в автобиографии матушки занимают её видения:

«Вдруг вдали, по направлению к св. воротам, на горизонте показалось как бы восходящее солнце, между тем как был яркий полдень, и солнце светило над головами. Мы стали вглядываться в это, и увидели, что оно не подымается как обычно солнцу, а, идя по земле, подвигается по направлению к нам.

Когда этот солнечный шар подошел ближе, то ясно можно было разглядеть, что он овальный, то есть продолговатый, и ядро света заключается в самой середине, в центре его. Когда оно подошло еще ближе к св. вратам, то уже ясно все увидели, что это Царица Небесная (во весь рост) шла к нам, Она-то и была ядро света солнечного, а круг, образовавшийся около Нее, были лучи.

Как только Она взошла в св. врата обители, над Ней в небе запели Невидимые Силы «Достойно есть». Эту же песнь запели и сестры, ожидавшие Ее, зазвонили все колокола, и произошло нечто необычное. Между тем я раздумывала: «Так вот какая Царица пришла, не земная, как я ожидала, а Небесная Царица; так подавать ли мне Ей свечу, приготовленную для Нее, или нет?»»

Аудиоверсия книги «Келейные записки» на Азбука веры.ру

Приобрести книги игуменьи Таисии сегодня проще всего у букинистов. Также её труды доступны в электронном виде. Есть аудикнига «Келейные записки».